Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Good is a good doctor, but Bad is sometimes a better.


Good is a good doctor, but Bad is sometimes a better.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://www.doctor-roshal.ru/images/chamber.jpg

Чарли Брукс, Джеймс Уолтерс и Арон Ферро
4 октября 1886, лечебница

Доведенные до ручки люди могут окрысится даже на желающих помочь. Особенно если в своих бедах винят вас.

+1

2

вв

Единственное и любимое темно-серое пальто состояния "пора его уже снова чистить", совсем не начищенные ботинки, шапка, две торчащие косички, небрежно накинутый шарф.

Вот приключение сейчас намечалось!
Здоровая Искра, сопровождаемая внешне здоровым Ароном и каким-то почти старикашкой доктором (что тоже не походило на диагноз) направлялись в больницу. Вот если бы они пошли с Францем! Ой, нет, лучше бы не шли. Здоровая Искра начала бы переживать за здоровую печень Франца после больницы ещё больше. Но мы сейчас не о нем говорим.

В больницах Чарли на своей памяти не бывала: отец боялся их как огня (а огня он тоже не зря боялся; да только эту шутку, если это вообще можно назвать шуткой, поймут не многие), поэтому было проще надеяться на средства вроде лука-чеснока и своё крепкое здоровье. Да и в последнее время все болезни заканчивались на простудах, и легких повышениях температуры, о которых Чарли никогда не говорила и более чем резво переносила на ногах. А больницы… сколько страшилок она о них слышала! И посмотреть на это все из-за двух взрослых спин, не особо участвуя в лечебном действе, было более чем заманчиво.
С ними ведь шел этот доктор-или-кем-он-там-был. Внешности он был совсем не очень. Настолько, по вкусу девчонки не очень, что она сомневалась, была ли у него жена. У него были смешные усы и даже Чарли хватило фантазии и ума понять, что легкая бородка или полное её отсутствие были бы ему больше к лицу. Ещё у него были слишком смешные и ещё раз слишком смешные очки! А позорнее вещи, чем очки, точно нет. А это зализанная прическа… В общем, Искра много чего о нем думала, но ума ей хватало не высказать ничего подобного. Он тут, вроде как был ключевой фигурой в их, как модно нынче говорить, экспе… экспо… В походе, в общем.
И, наверное, Арон не оценил бы, если бы Искра что-то подобное сказала. Или сделал бы вид, что не оценил. Да у него вообще была странная способность знакомиться с людьми, которые почти все как-то не нравились её скромной персоне. И девчонка начала подозревать, что у Арона есть где-то подпольный бар по производству мутных людей.
Опустим тот факт, что на улице Чарли только такие знакомства и заводила.
Но вернемся на секунду к Арону. Он точно говорил, зачем они идут в больницу и это был точно не совет по принятию ужасно невкусного рыбьего жира. Чарли точно знала обо всех этих недовольствах, проблемах, работах, болезнях и фабриках. В последнее время Чарли начала знать об этом так много, что даже могла заставить пьяного посетителя Сирены проникнуться проблемой, посочувствовать тому, как это отражается на её работе, пропустить с горя слезу и ещё кружку другую чего-нибудь крепкого.
Правда, сама Чарли не очень понимала, как на ней все это отражается и почему она должна об этом особо беспокоиться. Разговоров кругом по этому поводу было слишком много. На раз беспокоятся все, то и она, как порядочная взрослая, об этом почти беспокоилась.
- Арон, Арон, а мы от этой больницы больше не заболеем? – на самом деле она до сих пор вела себя довольно тихо, даже не высказывала никого волнения и беспокойство, но как только чутье и знание местных улиц подсказали, что они приближаются – что-то странное начало заставлять её больше говорить и волнительно озираться по сторонам. – Я не хочу болеть! Это так неприятно! И лечиться я не хочу! Мне это ещё больше не нравится! Мне вообще говорили…  - стоит ли перечислять, какие страшилки она слышала  тех случаях, когда вместо «вылечились» получалось что-то вроде «покалечились»? Она была готова их все-все рассказать. И она начала это делать, не особо интересуясь, что по этому случаю думают остальные.
В общем, это было единственное, что её сейчас волновало. Настолько, что она забыла о проблемах общественных.

Отредактировано Charlie Brooks (25 августа, 2018г. 22:26:31)

+2

3

"А что я могу поделать?" - наверняка думал мистер Эквинтон узнав впервые о том, что рабочие страдают от болезней. Действительно, что мог сделать человек обладавший связями и деньгами? Если вам нужно решить сложную задачу доверьте это контрабандистам, которые не могут похвастаться обычно ни первым ни вторым! Именно в таком скептичном ключе текли мысли Ферро когда он неспешно шел в сторону больницы. Пусть то, что они нашли Джеймса можно считать удачей, но все же. Не будь его, Арон весь Лондон бы перевернул в поисках возможности облегчить страдания. Хотя свои знакомства он тоже мог легко назвать связи, пусть и сомнительными.
- Знаете, я все же удивлен тем, что вы вызвались помочь за столь скромное вознаграждение. Не скромничайте. Я бывал в Бримстоуне и видел тамошних профессоров. Что уж я точно знаю, что работают там лучшие. Странно но с такой работой, кажется, я разучиваюсь верить в людскую доброту и бескорыстность. - Арон усмехнулся и стряхнул сажу с рукава своего уже не нового, но опрятного серого пальто.
- Арон, Арон, а мы от этой больницы больше не заболеем?
Мужчина повернулся к Искре, которая сегодня выполняла важнейшую роль. В случае чего она должна была резко бежать и звать "своих". Дело спичечниц показало, что неожиданные повороты могут возникнуть в совершенно неподходящий момент, а воротилы могут пойти на что угодно лишь бы их не слишком трогали.
- Говорили, что воображать вредно? - мужчина с улыбкой провел по носу рыжей. - Нет, тем, чем болеют люди к которым мы идем можно заразиться только на заводе. А мы тебя на завод не отдадим. Иначе кто будет приглядывать за усатым?... - Ферро чуть рассмеялся а потом понял всю абсурдность ситуации. Джеймс тоже носил усы.
- Я Франциска имею ввиду. Хотя его можно сбагрить на Элла. Эл хороший малый, пусть и странный какой-то...В общем нам без тебя никак. - Арон повернулся к Джеймсу и произнес уже более серьезно.
-  Если вам будут угрожать, не важно кто. Сразу скажите нам. Вы делаете хорошее дело, но, скажем так, оно не всем по нраву. - прямо по улице уже показалось здание больницы. Серое словно лондонское зимнее небо, хмурое и больше подходившее для того, чтобы тут заканчивать свою жизнь, чем выздоравливать оно напоминало своим видом старые бараки, которыми по сути и являлось. У входа их встретил безразличный охранник который только и мог, что по ночам закрывать замок вряд ли остановит хоть кого-то возжелавшего сюда проникнуть. Хотя и сомнительно, что сюда кто-то захочет проникать. Брать тут толком было нечего. Невысокие деревянные кровати сколоченные довольно грубо, больные попеременно кашляющие и держащиеся за грудину, серые как и это здание. Но справедливости ради стоило отметить, что тут было достаточно сухо и тепло. А вот персонала явно не хватало. Где-то больным помогали их же родственники, у самого больного сидела санитарка пытавшаяся облегчить кашель больного.
- Скажите, Джеймс, какой вам больной нужен? - Арон осмотрел с десяток людей находившихся в этой палате. На себе он отметил неприветливый взгляд. Контрабандист надеялся, что если здесь и есть его неприятели, то они не станут сейчас затевать разборки. хотя почему именно неприятели, может кто-то из знакомых заметил его красный шейный платок. Хотелось верить во второе.

+2

4

За прошедшую ночь Джеймс практически не спал. Не помогло даже снотворное, оно лишь немного и ненадолго успокоило нервы. Под утро голова стала казаться чугунной и только свежий морской воздух помог немного привести её в порядок.
Встретившись недалеко от порта, куда прибывал паром из Бримстоуна, их небольшая странная компания начала движение в сторону больницы. Джеймс не совсем понимал, зачем с ними пошла девочка. Вряд ли их конечное место назначения представляло собой хорошее место для детей. Однако в целом мужчина не был против её присутствия, за исключением того факта, что иногда замечал на себе её какой-то странный взгляд. Впрочем, сейчас он был последним, что волновало учёного. Формулы, расчеты, ход экспериментов - все перепроверено и обдуманно не по одному разу, но так и не оставляло в покое. От собственных мыслей его оторвал голос Арона и вернул обратно к реальности. Джеймс машинально поправил очки.
- М-могу то же с-самое сказать о В-вас. Н-не каждый день вст-третишь человека, готового п-по собственной ин-нициативе и за свои сред-дства взяться за решение т-такой проб-блемы.
Джеймс вздохнул и бросил мимолетный взгляд на кожаную сумку у себя в правой руке. Стеклянные пузырьки с полученным веществом были надежно закреплены внутри и дополнительно обложены несколькими кусками ткани. В лаборатории это лекарство показало себя хорошо. Ещё до знакомства с Ароном ученый начал работать над чем-то подобным, только для другой проблемы. За последние годы он много работал с блюмером, и хотелось бы сказать, что изучил это вещество вдоль и поперёк, однако оно с регулярностью преподносило все новые сюрпризы. Приспособить наработки для нейтрализации оказалось задачей трудной, но, кажется, выполнимой. Кто знает, что может произойти при воздействии его на организм человека. Уолтерс понизил голос, перейдя практически на шепот, произнося слова не сколько для мистера Ферро, сколько для самого себя.
- Г-главное, ч-чтобы оно сраб-бот-тало. Или хот-тя бы об-блегчило симп-птомы, не вызвав д-другие.
Наблюдать за взаимодействием этой рыжей девочки и Арона со стороны было интересно. Джеймс понятия не имел, в какой степени родства они находятся, но глядя на их общение, можно было не сомневаться, что ребёнок находится в надёжных руках. На некоторое время Уолтерс снова ушёл в свои мысли, не вслушиваясь в диалог своих спутников, пока Арон снова не привлёк его внимание, подбросив новых дров в костёр переживания.
- Д-да, к-конеч-чно. Б-благодарю.
С заразившимися Джеймс лично не общался. Заходил несколько раз в больницы, похожие на ту, в которую они направлялись сейчас, однако только расспрашивал докторов о симптомах, проявляющихся у заболевших рабочих. Но и тогда, проходя мимо больничных кроватей от скромного кабинета врача до выхода, он ловил на себе взгляды, которые трудно назвать дружелюбными. Хотелось бы верить, что так встречают всех незнакомцев, но верилось слабо.
Наконец в поле зрения появилась искомая больница. Её мрачное здание не вызывало ничего кроме печали и в более спокойные времена, а сейчас это впечатление усилилось в несколько раз. Войдя внутрь, Джеймс огляделся в поисках того, к кому можно было обратиться.
- Н-нужен кто-то с ярко в-выраженными п-признаками бол-лезни. И д-достаточно от-тчаявшийся, чтобы с-согласиться на эксп-перимент.
Последнего здесь хватало с избытком. Атмосфера безнадежности обволакивала это место и давила, будто промокшее пуховое одеяло.
Выбрав из санитарок ту, чей вид деятельности меньше других мешал разговору (ждать в этом месте, что кто-то освободиться было бы очень бесперспективным занятием) мужчина направился к ней.
- З-здравствуйте. Я п-профессор Д-джеймс Уолтерс из Б-бримстоунского университ-тета. В нём б-былао получен-но в-вещество, которое возм-можно п-поможет хоть нем-много от этой нап-пасти. Г-гарантий пока н-нет, но прогнозы м-можно назвать оп-птимистичными. И мы хот-тели бы найти здесь л-людей, согласных поп-пробовать её на себе, в качестве эксп-перим-мента.
Джеймс старался говорить не громко, дабы не нарушить покой других заболевших. Не смотря на то, что в больнице было много людей, в ней царила удивительная для такого места тишина, прерываемая разве что кашлем.

+1

5

- А тебе говорили, что не воображать ужасно скучно? – почти что обиженно ответила Чарли и тут же забыла про эту обиду. Все они, взрослые, такие. Конечно, Искра тоже было очень взрослой и умной, но взрослые были взрослыми как-то по-другому. Девчонке это нравилось и не совсем нравилось одновременно. Она не раз преставала себе, как вырастет и будет творить очень серьезные и страшные дела, но не будет все время ходить угрюмой и сдвигать к носу брови. И еще много чего она тоже думала. И даже сейчас про это все вспомнила, но довольно быстро вернулась мыслями в больницу. Раз Арон сказал, что они не заболеют, значит они не заболеют. Чарли ему поверила, но слова запомнила, чтобы иметь коронное «но ты же говорил». Да вряд и ли до такого дойдет. Иначе ему ещё и лечить всех придется, и за тем самым усатым приглядывать… Арон очень тяжело перенесет это испытание… Или лечением будет Доктор заниматься?
Искра начала представлять себе эту картина и сама, задумавшись, приняла серьезное лицо, вполе подходящее настроению их команды. Доктор Арон или доктор Доктор? Доктор Арон или доктор Доктор?
Нет, однозначно лучше не болеть.
В больнице их встретили более чем больнично. Настолько больнично, что Чарли старалась не отходить от Арона ни на шаг, при этом пытаясь выглядеть максимально уверенно и бесстрашно. Было слишком тихо, слишком невесело, слишком неуютно и очень-очень непривлекательно. Что не мешало девчонке откровенно глазеть на всех и вся.
Доктор довольно быстро нашел нужного человека. Эта тетка, точнее женщина, выглядевшая важной, довольно здоровой и крайне усталой, не испытала особой радости, увидев их команду.
Это было взаимно. На её недовольный взгляд Чарли ответила тем же, разве что язык не показала. А могла!
- Возможно, поможет... - немного передразнила женщина Доктора. Голосом её вполне было можно детей пугать, и даже Чарли можно было бы пугать, если бы она была лет на десять младше. Скрипучий такой, противный. – Если вдруг не убьет. Но, иногда, это тоже лекарство.
Она немного помолчала, подумала, ещё раз оценила мужчин и Чарли своим взглядом. Чарли как-то особенно долго.
«Либо она что-то скрывает, либо она очень вредная»
- По это коридору, значит, до конца идите, потом налево. А там вы поймете, кто нужен вам. Если вы договоритесь.
Её ответ Чарли не удовлетворил полностью, но, кажется, она сказала довольно много из того, что вообще могла сказать.
«Ну что за загадки такие?!»
Искре тетка не понравилась, она говорила об этом? Нет еще, но точно об этому уже думала.
- Она нам не помощник, - высказала свое скромное мнение девчонка, как только они немного отошли от той женщины, и когда можно было довольно безопасно говорить.
- Если мы найдем человека, мы каждый раз теперь будет к нему приходить, да?

+1

6

Арон осматривался и чем дольше он находился тут, тем больше его смущали взгляды которыми их сверлили. И вроде ничего плохого не было и им даже указали на тех, кто мог стать подопытным в эксперименте с лекарством, но ощущение западла не пропадало. Это ощущение мужчина знал хорошо. Выучил еще в детстве и отточил в те месяца когда они с парнями доказывали, что в портовом районе появилась сила, с которой придется считаться. Можно было успокоить себя тем что это всего-то паранойя разыгравшаяся от вида больницы и плохого сна, но Ферро предпочел держать ухо востро.
- не знаю, наверное будем ходить к нему. А, доктор? как вообще должно подействовать ваше лекарство? Его постоянно принимать нужно или оно по взмаху волшебной палочки все делает? - Ферро улыбнулся Джеймсу. В коридорах было пусто и зябко, а темные стены не добавляли оптимизма в это и без того мрачное место.
Медсестра и правда была права в том, что нужного пациента они узнали сразу. а серых простынях лежала среднего возраста женщина с мышино-серыми волосами. Она была бледна и кашель вырывавшийся из ее груди пугал. Услышь такой кашель вне стен больницы, Ферро бы подумал что это простуженный насмерть рабочий, который всю жизнь трудился на хлопковой фабрике и не иначе.
- Подойдет? - услышав подтверждение доктора Арон кивнул - Идемте. - контрабандист быстро подошел к кашлявшей женщине и дождавшись пока приступ кашля пройдет, он представился первым.
- Добрый день. Я капрал, а это мои друзья профессор - он указал на Джеймса - И Искра. Мы занимаемся делом завода и потому сюда пришли. - мужчина присел на корточки, чтобы быть на одном уровне с женщиной. Голос той был слаб из-за пересохшего горла и душившего ее попеременно кашля.
- Что ж вам от меня то нужно? Не работаю я на проклятом заводе больше. - женщина отвела взгляд от Ферро, было видно, что говорить ей не хотелось.
- Мы пришли вам помочь. Понимаете, кажется у нас есть лекарство которое могло бы вам помочь.
- Да хватит уже. Устала. Всё уже пробовали, а как болело так и болит! - женщина почти вскрикнула в отчаянье поворачиваясь к группе. - сыта уже. По горло.
- Да не спешите вы. Вон профессор вам все расскажет. - Арон поднялся и кивнул Джеймсу. Сам он ничерта не понимал в работе химика или доктора, кем бы он не был, а значит сказать толком ничего не мог. Оставалось надеяться на Джеймса.
Надежда эта, благо, оказалась не напрасной. Уговорить женщину Джеймс смог, но вот к лечению приступить им не дали.
- Вы еще кто такие? - раздался сзади голос. Пять крепких парней стояло у дери - а ну пошли прочь от моей сестры - крепкий мужчина седлал шаг вперед.Он был невысок, но коренаст. Точно такие же серые волосы были сальными и зачесанными назад.
- Мы пришли помочь, это профессор и у него есть лекарство. Мы не причиним ей вреда. - Арон сделал шаг вперед и увидел, как мужик начинает закипать.
- Ах профессор! Хватит этих умников! Натворили они уже! Пол больницы кровью харкают из-за чертовых уников!... - ситуация накалялась. Уже сейчас было видно что мужика несет. Арон оглянулся на больную, затем на свою команду. Ввязываться в драку было подобно смерти.
- Хорошо. Хорошо. Мы уходим. - Ферро примирительно поднял руки краем глаза отмечая, что один из мужиков куда-то делся.
- Профессор, идемте. - Арон старался вести себя уверенно и лишь на мгновение наклонился чтобы шепнуть Искре.
- Первая иди. Если что беги за нашими.
Вот только уйти им спокойно не дали, когда Джеймс выходил из комнаты один из-за мужиков схватил его за грудки.
- Из-за таких как ты, сволочей, моя жена померла! - не известно хотел ил он ударить Уолтерса или только напугать, но Ферро среагировал быстрее, оттолкнув мужика.
- Руки убрал! Он ничерта тебе не сделал. Мы уходим. Как вы и хотели, ясно? - контрабандист смотрел прямо и уверенно, но количество придавало храбрости.
- Ты че сука вякнул?..
Становилось понятно, что дело дрянь.
- Бегите! - рявкнул Ферро уходя от попытки одного из рабочих вдарить ему в челюсть. Он не знал, что происходит та впереди, полностью сосредотачиваясь на драке. Узкий коридор играл ему на руку. Не знал контрабандист и того, что у самого выхода в лечебницу профессора и иску поджидало еще трое мужиков. Доведенные до отчаянья люди не хотели выяснять кто прав, кто виноват. Они хотели крови.

+1

7

Ответ женщины трудно было назвать дружелюбным или даже просто нейтральным. Однако в глазах медсестры Джеймс не заметил ни презрения, ни насмешки. В них вообще ничего не было. Расфокусированный взгляд, красные капилляры. Казалось, она наполовину спала, но продолжала выполнять свои обязанности. Коротко поблагодарив женщину за информацию, Джеймс вместе с компанией отправился в указанном ей направлении.
Уолтерс попытался улыбнуться в ответ Арону. Получилась неловкая ухмылка, быстро исчезнувшая с лица.
- Н-надеюсь, чт-то оно б-быстро сн-нимет осн-новные симпт-томы, за один п-прием. Но в люб-бом случ-чае, лучше буд-дет прослед-дить какой эффект д-даёт вещество во в-времени.
А ещё было бы здорово найти несколько желающих испробовать на себе лекарство. Конечно, им повезет, если хотя бы один согласится, однако чем больше выборка, тем точнее информация о веществе, и о его побочных эффектах. Возможно, если этот эксперимент будет успешным, удастся привлечь других больных. Хотя возвращаться в подобное место особого желания не было. Вокруг ощущалось отчаяние, на которое трудно было не обращать внимание. Оно шло от стен, от мебели, от людей, от всего в этом здании. Однако разве не было их целью избавиться от него? Хотя бы ненамного, и если это вообще возможно для подобных заведений.
Нужного человека действительно было узнать не сложно. Её страшный кашель был слышен ещё на подходе к палате. Уолтерс кивнул Арону и направился в сторону кушетки с больной женщиной, держась чуть позади и давая мистеру Ферро вести переговоры. Начались они не очень успешно. До какого же отчаянья довели человека, чтобы смириться с такой судьбой и муками? Было видно, с каким трудом женщине даётся каждая реплика, что тоже не добавляло благожелательности с её стороны.
Неожиданно роль переговорщика перешла к профессору. Джеймс этого не особо ожидал, понимая, что разговоры - не его сильная сторона, но занял место Арона. Начал он говорить не сразу, стараясь как можно аккуратнее подобрать нужные слова.
- П-послушайт-те, я д-долго работал н-над этим п-препарат-том и пост-тарался при разраб-ботке исп-пользовать все им-меющиеся данн-ные. Да, это эксп-перимент, но в его результ-тате мы п-получим информацию, кот-торая поможет и вылеч-чить людей. Возм-можно, лек-карство уже гот-тово и не нужн-но вносить никакие исп-правления, но в-выяснить эт-то можно т-только одн-ним СП-пособом. Я н-не могу гарант-тировать, что оно исцелит В-вас, но, п-по крайней мере, не б-будет наст-только плохо, к-как сейч-час. – Ученый с надеждой посмотрел в глаза женщине. От её взгляда, прямого и изучающего, хотелось отвернуться, и мужчине пришлось приложить немало усилий, чтобы не сделать этого. Наконец, она коротко кивнула в качестве согласия. Уолтерс попытался улыбнуться, чтобы хоть немного разрядить обстановку и приободрить больную. – Сп-пасибо.
На душе стало немного легче. Одна из самых сложных частей позади. Жаль, что другие были не проще. Джеймс уже расстегивал замки на сумке, когда за спиной раздались голоса, от которых по коже пробежали мурашки. Обернувшись, он увидел нескольких коренастых мужчин, уже вступивших с Ароном в словесную перепалку. С нарастающим волнением, профессор наблюдал за накаляющейся ситуацией, даже не пытаясь вмешиваться, чтобы не усугубить ситуацию. Но тщетно объяснять что-либо разгневанному человеку. Особенно когда эту ярость есть куда направить. Джеймс поднялся на ноги и последовал за Ароном к выходу. Напоследок он коротко взглянул на больную женщину. Ни жестом, ни словом она не возражала своему брату. Однако в глазах, кажется, промелькнуло разочарование, и тут же погасло.
Быстрым шагом Уолтерс приближался к двери, ведущей в коридор, желая как можно скорее скрыться с глаз разгневанных работяг. Но, как оказалось, не достаточно быстро. Уолтерсу не хватило буквально пары шагов до порога, когда его схватил ближайший громила, так быстро, что ученый успел испугаться только когда оказался уже оказался нос к носу с нападавшим. Сердце на секунду остановилось, но тут же возобновило свой ритм с бешеной скоростью, эхом отдававшийся в ушах.  Ученого спас толчок. Собственные мысли совпали с командой. Бежать. Два раза повторять Уолтерсу было не нужно. Вцепившись в ручку сумки с такой силой, что побелели костяшки, он побежал в сторону выхода из больницы. Такой прыти от себя мужчина и не ожидал. На удивление, он мало отставал от рыжей девочки. Правда, чуть не сшиб, по дороге шкаф с оборудованием, но в последний момент успел увернуться от столкновения.
В конце коридора показался выход наружу, добавив сил для последнего рывка. Вслед за девочкой Уолтерс выбежал в открытую дверь, и резко затормозил, когда трое громил встретили их на выходе. С нехорошей ухмылкой они стали приближаться прямо к нему, смыкая полукруг и не оставляя возможностей для побега. Джеймс инстинктивно прижал сумку с предполагаемым лекарством ближе к себе. Высокий мужчина с редкими волосами схватил Уолтерса под грудки и с усилием прижал к стене.
- П-п-посл-луш-ш-шайт-те, эт-т-т-то в-все б-б-больш-ш-шое…
Язык заплетался и отказывался слушаться, превращая каждое слово в сумбурный набор звуков. Но даже если бы речь Джеймса была понятной, мужчина бы все равно его не услышал. Он не слышал ничего, кроме голоса ярости. Его взгляд заставлял застыть кровь в жилах. Мужчина с усилием встряхнул профессора, заставив того замолчать и приложив его головой о стену больницы.
- Что, доволен своей работой?! Полюбовался на результат?! - Он ещё раз тряхнул ученого, на этот раз сильнее. – А, может, тебе попробовать на себе, какие мучения испытывают эти люди? Как мучился мой брат, пока не умер из-за ваших опытов.
Мужчина процеживал слова сквозь зубы, обнаженные в оскале. Казалось, что ещё пара секунд, и он окончательно сорвется и перестанет себя контролировать.

+1

8

Может, тут было не так и плохо...
Да кого сейчас Искра обманывала? Было плохо. Но к этому месту она уже начала привыкать… Если к больнице вообще можно привыкнуть. И как вообще чувствуют себя люди, которые здесь лечатся и работают? Наверное, крайне паршиво. Хуже чем в самые голодные и холодные времена.
Та вредная тетка их не обманула. Они действительно наши больную женщину. И выглядела она прям… как больна женщина! Вроде как бы из приличия Искра старалась на неё не глазеть, но в какой-то момент просто на неё уставилась, не в силах отвести взгляд. Ей не нравилось, что она видела, но почему-то не смотреть она не могла.
А вдруг доктор действительно сможет её вылечить? И всех остальных тоже? Тогда она и остальные смогут покинуть это место. А доктор станет героем.
Или не смогут… И тогда у всех будут неприятности
Искра обернулась на злой голос и поняла. Все поняла. По лицам тех амбалов было все без лишних объяснений. И по их перепалке с Ароном догадаться о том, что чьи-то заднички надо спасать не смог бы только младенец. Надо было срочно валить, и до этой мысли Искра дошла без намеков старших. Но только она стушевалась, словно испугалась и действительно собралась уходить, произошло ещё более неприятное. Искра увидела, как один из бугаев замахнулся на Арона и видела, как тот от удара увернулся.
- Арон!.. – она не знала, что в этот крик хотела вложить. Толи «будь осторожен», толи «как я тебя тут брошу», толи «если ты отсюда не выберешься – накажу тебя собственноручно». И сама побежала. Ей нечего было поставить против бугаев. Как и этим неповоротливым деревяхам – девчонке. Чарли удачно миновала все препятствия, краем глаза проследила, чтобы и доктор с этим справился. Они даже почти дошли до выхода, как прямо у него откуда-то появились ещё люди! Словно они их пасли и ждали, когда их команда выйдет на свет. И они целенаправленно пошли к доктору, прижав того к стене.
Дело было откровенной дрянью. И Искра должна была сейчас бежать, пока была возможность, предупредить своих, потому что мужчины могли бы сами за себя постоять и справиться с бедой. Мужчины. Не доктор. В его силы Искра не верила. Особенно, когда его прижали к стене. Только мужчины совершили одну ошибку, когда решили игнорировать девочку. Она просто глупо, очень глупо и крайне зло и супер уверено крикнула.
- Вы, быстро отпустили его, обезьяны неотесанные! – и когда  одна обезьяна повернулась и посмеялась, похрустев кулаками, Искра поняла, что совершила.
- Что ты, малявка, вякнула? – а сколько издевательства было на его лице.
- Е-елси вы его не отпустите… то… вы очень пожалеете, - чуть ли не промямлила Чарли, попыталась оббежать бугая, но тот так сильно и метко схватил её за развевающийся шарф да дернул, что у Искры на мгновение  в глазах потемнело.
- Отпустите его, - сначала проговорила она это одними губами, потом повторила шепотом а потом резко перешла на крик.
Вспышка, крики и ругать. Рука, которая только что держала шарф, загорелась в районе манжета, после чего огонь начал ползти по руке в верх. Потом огонь озарил шевелюру, которая угрожала доктору. Загорелась куртка третьего. Швабра, которая валялась на полу, подлетела в воздух, описала непонятную дугу по полу и тоже загорелась. Шкаф в коридоре также попытался загореться, но у него уже не получилось.
На большее у Искры не хватило способностей, сил, страха и злобы. Но некоторой паники мужчин должно было быть достаточно, чтобы окончательно убежать из этого места.
После секундного замешательства, шока и мысли, что «это снова произошло».
Испуганная Чарли побежала так, что только её пятки сверкали. И лишь в дверях она проверила наличие доктора. И, мало ли, наличие Арона.

+2

9

Арон понимал, что ему нужно выиграть время для того чтобы Искра и Доктор успели уйти прежде чем бежать самому. Оставаться  здесь и сражаться с толпой, конечно, достойно героя любого эпоса, но Ферро никогда не был ни героем, ни любителем бездарных баллад. Человеком он был более простыми считал, что славная смерть хуже чем бегство и “позор”. От последнего еще можно было отмыться, а вот после смерти ты уже никак и ничего не исправишь. Было видно, что договариваться с парнями бесполезно. Арон ушел от еще одного удара и сам ударил в ответ. Как хорошо что окружить его не могли, но в отличии от толпы у него силы не бесконечные. Он держался сколько мог, получив пару раз довольно ощутимо под ребра, отчего те заныли.  о когда ситуация начала пахнуть жареным слишком сильно, Ферро решил что время делать ноги. С силой врезав ближайшему нападающему и сбив его с ног, Ферро ринулся в сторону выхода, попутно перевернув какой-то шкаф. Однако впереди замаячил то ли охранник то ли переживающий.
- Это тут еще что? - поинтересовался он пытаясь понять, что вообще происходит. Но вместо этого Арон свернул в ближайший коридор, оттуда на второй этаж чуть не сбив с ног сестру милосердия и в ближайшей палате, подперев дверь шваброй, в окно.
В ноги неприятно отдало, когда Арон оказался на земле. Мужчина быстро осмотрелся, понимая что стоять здесь и ждать пока господа обиженные спустятся и все таки начистят ему лицо это самый худший из вариантов. Контрабандист уже было собирался покинуть эту чертову больницу, как заметил какую-то возню у входа в больницу и поспешил туда...
***
Подожженные мужчины взревели, не понимая откуда возник огонь, да и не очень-то желая в этом разбираться. один из них упал на землю сбивая огонь, второй пытался потушить его рукой и это дало немного времени. расправившись с огнем мужчины пришли в еще больший гнев.
- Держи суку рыжую! - гаркнул предводитель задир. - И докоришку! Покажем им что мы можем за себя постоять! - в голосе этом было столько злобы, что становилось ясно - просто так беглецов не отпустят.

+1

10

Ярость в глазах мужчины продолжала накапливаться. Похоже, тот самосуд, что они собрались вершить на ступенях больницы, не помогал ему в выражении всех накопившихся эмоций, и не доставлял никакого удовольствия. Он только ещё больше его злил. Тем, что в руки им попался только один из виновников эпидемии, имевший достаточно наглости, заявиться к своим жертвам. Но остальные сидели за далекими стенами Бримстоунского университета. В теплых кабинетах, что, несомненно, тоже не добавляло им народной любви. Но один, это лучше чем ничего. И это значило, что Джеймсу предстояло отвечать за всех ученых разом.
Ещё один удар о стену, сильнее предыдущего. По спине прокатилась волна боли. В глазах ненадолго потемнело, мир стал размытым и туманным. Кажется, раздался голос девочки, но Джеймс бы не стал утверждать об этом наверняка. Тем более что слов он все равно не разобрал. Никакой возможности выбраться из крепкой хватки Уолтерс не видел. В такие моменты оставалось надеяться только на какое-нибудь чудо. Например, в виде проходящего мимо патруля полицейских. Но верилось в подобное с трудом. Однако чудо все же случилось, в виде яркой вспышки, от которой старая куртка нападавшего вспыхнула, как сухое полено. Амбал тут же отпустил доктора, и начал лихорадочно пытаться снять с себя куртку и сбить с себя огонь. Химик упал на мостовую. Осознание происходящего ещё не до конца до него доходило. Потребовалось около минуты, чтобы Уолтерс сориентировался в пространстве, а взгляд сфокусировался на людях вокруг. Громилы, казалось, совсем забыли о них, пытаясь справиться с полыхающей одеждой. Откуда этот огонь вообще взялся? Неужели, у них нашелся все-таки доброжелатель, кинувший в нападавших бутылку с алкоголем и подожженным куском ткани? Это было первое предположение, пришедшее в голову. Однако вопрос возникновения огня можно было и отложить. Об этом можно будет подумать как-нибудь потом, в более спокойной обстановке. Голова продолжала болеть. И за этой болью пряталось, но все же ощущалось, кое-что более пугающее. Джеймс встряхнул головой. Ему просто кажется. От страха, от боли. Это уйдет. Как только им удастся убежать отсюда.
Джеймс попытался подняться. Сделать это оказалось не так-то просто. Верх путался с низом, земля уходила из-под ног, и никак не хотела оставаться в статичном положении. В итоге ему удалось это сделать с третьей попытки. Уолтерс кинулся в сторону с максимально возможной для него скоростью. Увы, оказалось, что то промедление, которое ушло у него на осознание ситуации, было непозволительной роскошью. За это время амбалы успели потушить огонь и снова окружить их с девочкой. Теперь их гнев был настолько велик, что, казалось, ощущался физически. Особенно злым выглядел тот громила, что пару раз приложил Джеймса пару раз о стену. Будто собака, у которой в последний момент вытащили из пасти лакомый кусок.
Уолтерс попытался инстинктивно спрятать девочку за спиной, хотя защита из него была так себе. Джеймс до сих пор не понимал, зачем было тащить ребенка на такое и без того не самое приятное дело. Теперь же ещё она и оказалась в серьезной опасности. Уолтерс попытался сказать что-нибудь по типу: «Отпустите хотя бы ребёнка». Но от страха при виде приближающихся громил сводило челюсть, голову продолжало мутить, язык заплетался как никогда раньше. Из горла вырывались лишь нечленораздельные звуки, никак не желающие сложиться хотя бы в одно простое слово.

0

11

Амбалы были какие-то неправильные. Или очень глупые. Потому что они должны были испугаться и в панике убежать от злой и страшной силы. А если Искра повторит? А если тут все взлетит и сгорит? Они об этом подумали? Нет. 
«Держи суку рыжую» - вот тебе за все труды. Девчонке даже начало казаться, что они переключили почти все внимание на неё.  Может, оно было и лучше? 
О каком-то там начальном плане она уже и не вспоминала. Если она сейчас куда-нибудь побежит – быстро окажется догнанной одним из этих идиотов. Да и эти места она знала не очень хорошо, потому что предпочитала рядом с больницей не отшиваться. Забежать куда-нибудь, чтобы спрятаться тоже не вышло бы по той же причине.
Да и принимать бой как-то не хотелось. И то, что доктор её сейчас собой закрывал не сильно помогало. Толку в этом было явно не много, уверенность и сила не появлялась, умных мыслей не прибавлялось, а мысли о горящих человеках никак не материализовывались.
Им сейчас нужно было чудо, чтобы уйти от сюда на своих ногах.

А на земле, кстати, валялись хорошие такие камушки.
А мужики явно не были очень увёртливые.
И вдалеке показалась фигура, смутно напоминавшая Арона.
Чудо. Это было настолько хорошая новость, что Искра чуть не крикнула «Арон» на весь двор. Нельзя. Лучше он тихо налетит на обидчиков, попинает их, и даст шанс своему отпряду бежать. И чтобы его никто не заметил, надо было отвлечь внимание максимально на себя.
Что ж, если не сильно ошибиться, можно было даже… Много чего можно было, хоть что-нибудь бы сработало.
«Нервы Докторы, вы только выдержите, ладно?»
Искра подхватила с земли пару камней.
- Да ты попробуй эту суку рыжую поймать ещё! – Искра выскочила вперед, и с максимальным вызовом крикнула  это все и зарядила камнем прямо в лоб говорившему. А второй отправила  стоящему справа. Конечно, это было зря. Конечно, они взревели. Тот, что обзывался, решил с Искрой лично разобраться.
Небольшие догонялки, пара пинков – девчонка уже ведет борьбу в воздухе. Наверное, было неправильно думать, что не на земле Искра была безопаснее. Она очень активно пинала и кусала все, до чего ей удавалось дотянуться, а делала она это даже не слабо. Вряд ли, это сильно останавливало амбала, но ему, не ожидавшему такой прыти, было нелегко привести Искру к обездвиженному состоянию. Он пока и не привел.
Мельком она видела, что на доктора обратили внимание.
Мысленно она надеялась, что обидчикам вот-вот прилет чем-нибудь тяжелым по голове. Ведь Арон бежал… Если это, конечно, был Арон.

0

12

Кто к нам придет с мечом, тот от меча и погибнет - гласила одна старая присказка. Жаль, так же не выходило с миром. Когда Арон оказался у больничного входа, то увидел картину ужасную. Его небольшой "отряд" терпел сокрушительное поражение. Если вспомнить о том, что где-то в больнице были те мужики, что желали еще и его крови. Ситуация не просто дрянь а что-то похуже.
Пользуясь тем, что о нем не знают, мужчина налетел на одного из драчунов сзади свалив того с ног и несколько раз с силой приложив головой об брусчатку.
- Бегите, мать вашу! - крикнул он профессору и Искре, которая смогла освободиться от крепких объятий второго мужика. Сам этим советом он брезговать не стал. трое на одного расклад смертельный, особенно если учитывать возможное подкрепление и то, что он один против врагов. Надежды на профессора не было, а на иску тем более.
Получив удар прошедший вскользь, Арон ударил наотмашь и ринулся в след за Искрой и профессором. Несколько мину они петляли закоулками и дворами, пока не были загнанны в проулок загороженный каким то хламом. Их враги знали эти места намного лучше чем Арон и Искра. Ферро сейчас смертельно не хватало рядом Франциска. Вдвоем они смогли бы если не разрулить ситуацию, то уйти отделавшись малой кровью. Сейчас такой расклад не светил.
- Да, блядь! - ругнулся Ферро. - Постойте! - он сделал шаг вперед выставляя перед собой руки, словно это могло помочь. - Мы компенсируем вам деньгами. Только отпустите ребенка и доктора - на успешность переговоров Арон не надеялся, но время тянул, пока бегал глазами по округе ища выход из ситуации.

+1

13

Надо было отдать должное смелости девочки. Жаль только, что её план не мог сработать в текущей ситуации. Пока главарь пытался разобраться с Искрой, один из нападавших попытался ещё раз схватить за шиворот, Джеймс попытался уклониться, но вместо этого лишь подставился под очередной удар по голове. Не самый сильный, но и без того пострадавшему организму Джеймса этого было достаточно. Краски мира стали расплываться, стирая контуры фигур. Если бы не четкий приказ знакомого голоса, ученый бы так и остаться стоять на месте, пытаясь совладать со своим нынешним состоянием.
Джеймс бежал вперёд, стараясь следовать за шарфом Искры, в голове металась лишь одна мысль: «Только бы не споткнуться». Однако боль лишь нарастала, мешая думать и ориентироваться в пространстве. Он чуть было не упал, когда девочка резко затормозила. Кажется, рядом с ними ещё оказался Арон, то Уолтерс не был в этом уверен. Сосредотачиваться на чём-либо становилось труднее с каждой секундой, как бы он не пытался. Какие-то слова, тающие образы фигур. Последняя ниточка реальности выскользнула из рук. А потом наступила тьма.

Боль. Всё всегда начинается с боли, не то в голове, не то по всему телу. Темнота в глазах, окружающие звуки, доносящиеся издали, но становящиеся всё более четкими с каждой секундой. Похоже на резкое всплытие после долгого погружения. Первый глубокий вдох, заполняющий все легкие, и вот, в итоге всё становится четким, и остаётся только медленно отступающая боль. На этот раз она уходила как-то слишком медленно. Мужчина уже привык, что с каждым разом этот период становился всё короче. Скоро он исчезнет вовсе, как только эти переходы вовсе перестанут происходить, но сейчас... Мужчина издал гортанный звук, похожий на тихий рык. Делу не помогал какой-то разоравшийся бугай, вместе со своими дружками. Всё орал и орал, лаючая шавка. Большая часть внимания была прикована к мужику, с поднятыми руками, выслушивающему всё это, вместо того, чтобы рявкнуть в ответ, а ещё лучше заехать тому по раскрасневшейся морде. Даже немного обидно, но чему удивляться? На их месте он тоже не стал бы обращать на этого размазню никакого внимания. Хотя сам факт того, что хлюпик умудрился сам, без его помощи, загнать себя в подобную ситуацию был чем-то новеньким. Растёт прямо так, скоро может даже появится некое подобие характера. Только поздно будет.
- По-твоему деньги вернут мне мою жену? – Не унимался здоровяк в центре. - По-твоему есть сумма, способная мне заменить её? Ну, отвечай, какова  для тебя цена её страданий?!
Быстрая оценка сил «союзников» показала, что оценивать было и нечего. Не ждать же действий от терпилы, позволяющего на себя орать. Слева от него и вовсе находилась какая-то соплячка, которая не годилась ни на зрелища, ни на хлеб. Оставалось ясно одно – пора валить из этой подворотни, предоставив оставшимся самим разбираться со сложившейся ситуацией. В конце концов, ни он их в её завёл, какого чёрта ему здесь делать? Но троица блокировала выход, не давая даже призрачного шанса попробовать проскользнуть между ними, используя немного ловкости и гору удачи. Ситуация выглядело печально, пока справа от себя мужчина заметил окно, в котором промелькнуло буквально на секунду чье-то лицо. На мгновение у него промелькнула ухмылка. План сложился в голове сам собой, оставалось дело за малым.
- Хэй, нытик! Лови!
Мужчина схватил из кучи хлама позади первую попавшуюся вещь. Ей оказалась ножка от стула. Поймает ли её здоровяк или нет, было для него не столь важно. Не дожидаясь ответа, мужчина бросился вправо, стараясь набрать максимально возможную в данной ситуации скорость, и оттолкнувшись от стоящего недалеко от стены деревянного ящика, прикрыв голову руками, прыгнул прямо в закрытое окно.
Звон разбившегося стекла разлетелся по улице. Мужчина приземлился на правый бок, сильно приложившись о потёртый деревянный пол.  Последствия прыжка на удивление оказались незначительны. В большей степени пострадал пиджак, и лишь редкие осколки оставили несколько небольших царапин, самые заметные из которых оказались на внешней стороне кисти правой руки и чуть ниже переносицы. Но он был даже этим доволен. Останется послание тряпке, пусть знает, что под опасность это тело может подставлять только он.
Мужчина быстро поднялся на ноги, отряхнул одежду, сбросив оставшиеся крупные осколки, и огляделся в тесной и темной комнатёнке. Из угла комнаты на него смотрели две пары испуганных глаз. Одна принадлежала молодой девушке, едва успевшей отскочить от окна, вторая ребенку лет четырех, жавшегося к её подолу.
- Миледи. – Мужчина сделал жест, будто приподнимает шляпу. На губах играла улыбка, растянувшаяся до ушей. Не дожидаясь реакции, он бросился к выходу, на ходу разразившись смехом. Погоня, азарт. Стук сердца в ушах и рой быстро сменяющих друг друга мыслей в голове и это непередаваемое чувство в груди, переполняющее тебя энергией так, что хватит ещё на пару-тройку человек. Что ещё нужно, чтобы почувствовать себя живым? Какое чудесное начало.

[icon]https://a.radikal.ru/a39/1808/21/23574533be9d.jpg[/icon][status]beast of London[/status]

+1

14

Естественно его никто не слушал. Мордовороты начали орать про то, что деньги им не заменят ничего и не склонны были идти  хоть на какие то уступки. А при том сами же и заварили это все! И Увильнуть от них было сложно, ведь помимо себя Капрал сейчас отвечал за ученого и ребенка.
- А искалеченный ребенок и двое мужчин могут вернуть ее? Это ничего не исправит! - тщетно попытался достучаться до них контрабандист. оравший на него мужик от этих слов только сильнее разозлился, побогровел и стать махать руками словно мельница.
- Да, мать твою. Хоть отомщу тому из-за кого она умерла. Чертовы ученые гори они в адском пламени! Если бы не их проклятое "лекарство" никто б не пострадал. Натворили хуйни, а ответ держать кишка тонка! - мужик даже сделал шаг вперед, заставляя Арона напрячься. Подмога пришла откуда не ждали.
- Хэй, нытик! Лови! - профессор кинул в мужика чем-то и громила отшатнулся в сторону, а сам ученый с разбега в летел в одно из окон, чем ошеломил не только врагов но и своих союзников. Арон "оттаял" первым. Подхватив искру он буквально закинул девчонку в тоже окно и  спасаясь от попытавшихся схватит его мужиков прыгнул следом. Профессор уже сбегал вниз давая стрекоча. Капрал кинулся за ним. Стоило им выскочить на улицы, как искра тут же побежала в сторону таверны, Фероо думал пуститься за ней, но профессор, будь он неладен, ринулся в другую сторону. Оставить в этих районах Джеймса он не мог. И вот спустя минут пятнадцать бодрого бега по улицам трое от них все же отстали затерявшись на перекрестке.
- Джеймс, мать твою, стой кому говорю - запыхавшись выпалил Арон - Какого демона с тобой происходит? Стой, а то заплутаешь еще в этих перепитиях. - в знакомом что=то изменилось. пока большего Арон сказать не мог, но чуял подвох буквально кожей. Взгляд, манера держаться, выражение лица. Капрал не узнал бы Вальтерса таким среди толпы. но ведь человек не может поменяться по щелчку. Тогда что произошло?...

+1

15

В какой-то момент мужчина вообще забыл, что за ними гонятся. Энергия бурлила и вскипала в его крови, разливалась по венам. Ей было тесно в этом теле, и она отчаянно искала путь наружу. Он пробежал уже достаточно далеко, но практически не чувствовал усталости. Ноги сами несли его по мостовой, а куда именно – вопрос, на который мужчина ответить бы не смог. У него не было плана. План бы сейчас всё только испортил. Украл этот момент спонтанности, решений, принимаемые по мимолетному велению души.
Но, к сожалению, выносливость организма не была бесконечной. В какой-то момент мышцы ног стали ныть так сильно, что игнорировать это стало невозможно. Мужчина стал постепенно замедляться, перейдя сначала на быстрый шаг, а потом остановившись около стены какого-то дома, о которую он оперся рукой. Во рту чувствовался железный привкус. Однако, не смотря на одышку, улыбка всё ещё сияла на его лице. Чуть спала она лишь когда за спиной раздался голос. Чёрт, мужчина надеялся, что тот отстанет где-нибудь в переулках. Попался же проворный.
- Надо же, этот голос умеет не только просить о пощаде. – Мужчина резко повернулся и сквозь тяжелое дыхание послышался смешок. Он любил этот взгляд. Полный непонимания и удивления. Это был единственный приятный момент во встречах с друзьями этой тряпки. Хотя можно ли их назвать «друзьями» - вопрос спорный. Мужчина искренне верил, что у такого мямли друзей не может быть просто по определению.
- О, для этой размазни заплутать здесь стало бы настоящей трагедией. Духу бы не хватило ходить по этим переулкам. Я же хочу здесь потеряться, хочу забраться в самые темные их места. Только так и можно найти всё самое интересное.
Мужчина бросил на незнакомца оценивающий взгляд. В переулке, где их прижали к стене те громилы, времени разглядывать не было. Теперь же он видел, что перед ним стоит, сильный мужчина, типичный житель данного района, если судить по одежде. Это делало его попытки заискивать перед теми парнями ещё более странными. Насколько мужчина знал, здесь многие вопросы решаются совсем по-другому. Точнее говоря, он просто настолько любил этот способ и с пренебрежением относился к остальным способам решения конфликтов, что предпочитал просто не замечать последние.
Однако всё это было неважно. Остатки той энергии ещё бурлили где-то внутри, и ему очень не хотелось тратить её здесь на этого человека, когда можно сделать много других интересных вещей.
- Послушай, у меня сегодня хорошее настроение, и мне очень бы не хотелось портить его. Нам с тобой не по пути, так что не трать моё время. Вали, куда хочешь, и оставь меня заниматься своими делами.

[icon]https://a.radikal.ru/a39/1808/21/23574533be9d.jpg[/icon][status]beast of London[/status]

0

16

- "Какого хрена?" - этот вопрос буквально повис в воздухе. Переменившийся за пару мгновений Джеймс не только удивлял, но и даже чуточку пугал. Он вел себя сейчас как совершенно другой человек. Как такое могло быть возможно Арон не понимал. Он видел подобное лишь раз, когда один из сослуживцев нажрался какой-то дряни и нес какой-то бред. В том, что профессор ничего не ел, Феро был уверен. По голове его тоже не были так, чтобы забыть кто он.
- Я за тебя рад - Арон приближался ближе и выглядел наигранно спокойным - А у меня не настроение, а дерьмо. Так что прекрати ломать комедию, Джеймс, и идем обратно в "Сирену" - Арон сейчас был намерен вернуть мужчину даже если ему придется за шкирняк притащить его в таверну. Во-первых он нес ответственность за ученого, а во-вторых у того до сих пор было лекарство так нужное им. Профессор, конечно, имел право на свою придурь, но не сейчас, дьявол его раздери.
Арон подошел достаточно близко, чтобы при необходимости просто ударить ужчину, хотя делать этого не хотелось. Не хватало еще потерять этого союзника.
- Давай, идем. Выпьешь кружку другую, тебя отпустит и мы наконец решим, что делать со всей этой фигней с заводом, больными и их злыми родственниками - Арон положил руку на плечо Джеймса, надеясь что тот прекратит показывать свои не дюжие способности в актерском мастерстве и наконец внемлет голосу разума.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Good is a good doctor, but Bad is sometimes a better.