Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » История одних заметок


История одних заметок

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://c.radikal.ru/c24/1808/24/25eea42e7599.png

Джеймс Уолтерс и Вестер Мур
25 ноября 1886 года; Бримстоунский университет

Кабинеты преподавателей в Бримстоунском университете считаются надёжным местом для хранения документов. Но, как оказалось, не достаточно.

+1

2

Джеймс согласился провести анализ вещества, принесенного профессором Муром, не без небольшого колебания. Уж чего, а дел у него сейчас было достаточно, и когда заняться новым он не представлял. Впрочем, было приятно переключиться с одного исследования на другое. На время отложить на полку работу, в которой пусть и было движение вперёд, но очень медленное, и с головой уйти в нечто новое стало глотком свежего воздуха. К тому же изначально Джеймс думал, что анализ не должен занять много времени, но ошибся. Вещество оказалось капризным, со сложной структурой, и открывало учёному свои тайны с большой неохотой. То, что должно было занять не более трех дней, сначала растянулось на неделю, а потом и на две. Однако в голове уже роились идеи, как можно обойти сложившиеся трудности, и этот поток мыслей было не остановить, да и делать этого не хотелось. Определенным испытанием, делающим анализ ещё более занятным, стал и тот факт, что вещества для определения было небольшое количество, поэтому приходилось работать очень аккуратно, тщательно подбирая методы и выискивая из проведенных исследований всю информацию, какую только возможно.
И вот, наконец, работа была завершена. Подведены все расчеты, а на бумагу аккуратным подчерком были нанесены все данные, что удалось получить. На удивление, от исследуемого вещества даже немного осталось. Совсем чуть-чуть, но, учитывая его первоначальное количество, это можно было считать чудом. Следующим же утром Джеймс встретился с Вестером Муром и договорился передать ему все заметки, что были сделаны в ходе анализа.
- Я расп-писал в них всё, что уд-далось выяснить об этом вещест-тве. – Продолжал обрисовывать ситуацию Уолтерс, пока они шли по коридору. - Весьма з-занятная субстанция. Н-надеюсь, информация о нём будет п-полезной.
Профессора Мура Джеймс знал плохо. Он уважал его, как профессионала своего дела, к тому же что и область его изысканий была весьма любопытна. Всегда интересно наблюдать, как изучают что-то совершенно новое, а учитывая, какое поле для открытий было в оккультизме, что стали исследовать не столь давно, и как часто все новые интересные факты об устройстве этого мира, зрелище завораживало. Но общались они не сказать, что часто, да и те их немногочисленные разговоры были в основном на тему учебного процесса. Отчасти это было из-за самого Джеймса, обычно предпочитавшего вечерним преподавательским посиделкам работу в лаборатории, так что подобные отношения у него складывались со многими коллегами.
Подойдя к кабинету, Уолтерс потянулся к карману со связкой ключей. Но дверь со скрипом отворилась, едва он коснулся ручки. Джеймс нахмурился. Странно, ему казалось, что он закрывал кабинет на замок. Это действие стало настолько привычным, что было удивительным, как он мог о нём забыть. Должно быть, опять задумался и немного потерял связь с реальным миром. Мысленно отругав себя за такую беспечность, Уолтерс открыл дверь до конца и жестом пригласил коллегу пройти внутрь. За несколько шагов он преодолел небольшой по размеру кабинет, большую часть которого занимал массивный рабочий стол, служивший как для письменной работы, так и для проведения экспериментов. Мужчина открыл верхний ящик стола и с удивлением обнаружил, что нужные бумаги, что должны были лежать на самом верху, отсутствуют. На всякий случай он пролистал оставшиеся в столе документы, но заветных записей среди них не было.
- П-прошу п-прощения, - на лице Джеймса проскользнула виноватая улыбка, - с-совсем заб-был, куда их п-положил.
Он открыл следующий ящик. Записи для лекций, работы студентов, черновики… И никаких следов заметок о проведенном анализе. А вот это уже по-настоящему настораживало. Так, он точно помнил, как вчера вечером, положил их поверх плана проведения семинаров, что сейчас был на месте, закрыл ящик и больше его не открывал до этого момента. Провалов в памяти на этой неделе не было, их бы он не оставил без внимания. На рассеянность это списать тоже не получилось бы, уж к чему, а к своим исследованиям Уолтерс всегда относился с аккуратностью. Но факт оставался фактом.
Джеймс поднял взгляд на профессора Мура и нервно поправил свои очки.
- Эт-то п-прозвучит стран-нно, но, п-похоже, что зам-метки п-пропали.

+3

3

Наверное, у многих может сложиться впечатление, что всегда именно Вестер Мур просит о чем-нибудь своего дорогого друга лорда Блейка. Что только он приходит к нему домой, кричит о царящей в мире несправедливости или делится любовными переживание. Так вот знайте, что это не всегда так. Порой и лорду нужна помощь профессора, даже если последний выполняет просто посредническую роль между ним и другим человеком. Пусть так, но ведь именно Вестер рассказал Шону, что в Бримстоуне есть толковый профессор химии, знающий толк в своей работе.
Вестер Мур и Джеймс Уолтерс были знакомы лишь как коллеги, и то по учебным вопросам пересекались они не часто. Оккультизм особо не связан с химией, хотя ив обоих этих предметах есть схожие черты. Чтобы сработал ритуал, необходима огромная точность и такие же огромные знания. Так же и в химии, чтобы сделать эксперимент или провести опыт, необходимо выверить все ингредиенты и смешать все в нужных пропорциях. Дилетанты не добьются успеха ни в одном, ни в другом, чтобы постичь мастерство необходимо много учиться.
Джеймса Мур уважал. Этот спокойный скромный человек притягивал своей непохожестью на него, словно эдакая диковинная зверюшка. Порой Вестер уставал сам от себя, от своих мыслей, решимости и вечных метаний. Редкое общение с профессором Уолтерсом действовало на него всегда умиротворяюще. Поэтому он с радостью согласился помочь Шону, передал Джеймсу образец вещества для анализа, и сейчас, спустя время, мужчина снова был рад видеть профессора химии, когда тот вошел в аудиторию. Анализ был завершен и теперь можно было забрать результат. Шон определенно будет счастлив. Тем более будет повод встретиться с ним и рассказать обо всех недавних происшествиях.
Даже кабинет Джеймса был полным антиподом кабинету Вестера. У первого на рабочем столе царил порядок, которому позавидовала бы миссис Майерс, тогда как последний привык жить в вечном хаосе и не испытывал от этого никаких неудобств. Зато тут было много интересных пробирок, разноцветных веществ, колб и перегонных аппаратов. Мур уже потянулся руками к горелке в надежде ее зачем (зачем – не понятно), как Джеймс привлек его внимание.
- Пропали? Вы уверены? – Мысли о горелке полностью улетучились из головы, теперь все внимание было обращено к пропаже. – Может, Вы оставили их в другом месте или они куда-то завалились? Не переживайте, можете поискать еще, я совершенно никуда не спешу. Все исследования проводились здесь?
Говоря, мужчина медленным шагом стал перемещаться по кабинету, осматривая его взглядом от пола до потолка. Подошел к окну и посмотрел вниз. Они находились на третьем этаже, внизу под окнами рос колючий кустарник. Не самое приятное место для падения, да и стены университета не были предназначены для скалолазания.
- Может, пропало что-то еще? – Вестер снова повернулся к Джеймсу. – Можете заметить что-нибудь необычное?

+3

4

Джеймс ещё раз, по четвертому кругу, перепроверил все свои документы, что лежали в столе. Проверил находившиеся там книги, не положил ли он в задумчивости заметки между страницами, а также не застряли ли какие-то бумаги в стыках досок. Надежда на то, что записи просто потерялись под кипой документов, не угасала до самого последнего момента. Конечно, получилось бы неловко, что он поднял ажиотаж из-за собственной невнимательности, но это намного лучше, чем оставить профессора Мура с пустыми руками. Однако не следа нужных бумаг, будто их там никогда и не было.
- Д-да, все исслед-дования я п-проводил зд-десь. Н-не выносил в-вещество никуд-да за п-пределы эт-того кааб-бинета. От н-него даже н-немного ост-талось. – Джеймс повернулся к стойке со стеклянными бюксами и на несколько секунд замер, не веря своим глазам. Когда первое впечатление немного утихло, мужчина указал на ровный ряд небольших баночек с веществами, стоящие на низком шкафу. Они легко терялись на фоне остальных сосудов с реагентами, но теперь, когда на них обратили внимание, пустое место по середине не могло не бросится в глаза. – Об-браз-зец. Он ст-тоял т-там.
Уолтерс подошел к шкафу. Нет, бюкс не закатился за шкаф, не скрылся за соседними колбами. Он просто исчез, точно так же, как и записи об исследованиях. Ситуация становилась все более странной. Джеймс провел рукой по лбу. Без лишней нужды он бы не стал просто так переносить реагенты из одного помещения в другое, а все необходимое для исследования оборудования имелось в наличие в этом кабинете. Сначала заметки, теперь и само анализируемое вещество. В такие совпадения верилось с трудом и начинало наталкивать на не самые приятные мысли.
- Ост-тальн-ное, в-вроде, на м-месте… - Джеймс вернулся к столу и ещё раз перебрал бумаги в верхнем ящике, вспоминая, что там должно находиться. – Х-хотя н-нет. Ответы на т-тест для вт-торого курса. Они т-тоже от-тсутст-твуют.
Подобное немного свивало с толку. Ответы на вопросы по не самой сложной теме и отчёт о продолжительном анализе. Вот уж странное сочетание. Если бы пропали только эти бумаги, Уолтерс бы поверил в свою небрежность, но исчезновение самого образца теперь не давало это сделать.
Джеймс нахмурился. Вспомнить что-нибудь необычное… Вопрос был куда более сложный, чем могло показаться. За последнее время подобных вещей накопилось немало, так что легче было ответить, что обычного случалось. Впрочем, если касаться только сегодняшнего дня, то была одна деталь, что не давала покоя.
- Д-дверь. – Джеймс посмотрел на профессора Мура с тревогой в глазах. – Д-дверь б-была не зап-перта.
Этот небольшой момент, который мог бы забыться уже через пару часов, все больше подталкивал к неприятным выводам. Пожалуй, самым неприятным из возможных.
- Эт-то важное ис-сследование, н-насколько б-большой инт-терес оно п-предст-тавляло?

+3

5

Вестер Мур обожал загадки. Обожал, когда непредвиденные обстоятельства просто падают сверху ему прямо на голову, и их приходится в срочном порядке решать. Конечно, поначалу он может быть жутко недоволен, может кричать, возмущаться, топать ногами и проклинать всех и вся, но в конечном итоге процесс расследования (ох, это слово) принесет ему удовольствие, которое затмит собою все негативные моменты. Порой ему показалось, что выбрал он неправильный жизненный путь, что ему надо было становиться полицейским, детективом, а не профессором оккультизма, ведь тогда он бы смог разгадывать загадки и получать за это еще и деньги. Правда тогда любимое занятие превратилось бы в рутину и с большой вероятностью перестало бы приносить то счастье и азарт, которые приносит сейчас. Поэтому размышляет профессор о правильности своего жизненного пути недолго, в конечном итоге всегда приходит к выводу, что сделал все правильно. К тому же в Лондоне в последние года творится такая чертовщина, что тут каждый второй может почувствовать себя детективом-самоучкой и начать расследовать даже вот пропажу образцов из кабинета.
Чем больше профессор Уолтерс проверял свой рабочий стол и ближайшие шкафы, тем больше профессор Мур думал, что все это тщетно. Прекрасно зная всю кропотливость и педантичность Джеймса, сложно было даже предположить, что результаты исследования просто где-то затерялись. Весь его кабинет был образцом аккуратности и являлся полной противоположностью кабинета Вестера, где царил хаос. Вот там можно было бы удивляться тому, что бумаги таки нашлись, а не канули в лету.
- Тест для второго курса? А вот это уже интересно. Неужели какой-то нерадивый студент рискнул пробраться в кабинет ради получения достойной оценки? Вернее нет, это совершенно неинтересно! Это просто убивает всю интригу сложившейся ситуации…
Мур упер правую руку в бок и стал расхаживать по кабинету взад-вперед, не желая мириться с версией о студенте-воришке, но, увы и ах, не всем же историям быть под стать детективным романам.
- Что? Дверь? Ну, конечно, студент просто так боялся, что его поймают с поличным, что совершенно забыл запереть за собой дверь, все логично. Хотя ума ему действительно не хватает. И зачем ему могли понадобиться результаты исследований? Подумал, что они могут быть полезны и прихватил их на всякий случай?
После вопроса Уолтерса, Мур задумался уже сам. Ведь действительно, он сам не очень-то и знал, зачем Шон попросил провести это исследование. Он просто согласился помочь и выступить посредником, предпочитая не задавать вопросов. И чем он только думал в тот момент? Ах, кажется, тогда он был занят собственными мыслями и делами.
- Оно, безусловно, важно, но не думаю, что жизненно необходимо лорду Блейку. Знаете, хоть мы и можем назвать себя друзьями, порой мы ничего друг другу не рассказываем. Я не знаю, какую именно цель преследует Блейк, знаю лишь, что это все как-то связано с воскресшим пророком, ну, этим, Децемусом. Читали о нем в газетах?
Сам Мур считал все произошедшее каким-то бредом, а разбираться в бреду задача психиатров. Мистики во всем произошедшем профессор оккультизма не видел и искать отказывался, может быть поэтому, он и не задал Шону никаких вопросов касаемо исследования.
- В любом случае… пропажу нужно искать, вы со мной согласны? – Вестер вернулся к первоначальной теме. – Вы обратили внимание на дверь, она всегда была закрыта, так? А ключ, можно ли достать его в преподавательской или где-то еще? Ну и, может, у вас есть предположения, кто именно из студентов мог совершить кражу?

+3

6

Версия о студенте-воре казалась наиболее логичной. Но одна деталь не давала принять эту теорию без оговорок. И эта деталь зияла пробелом в ряду реагентов, к которому то и дело неосознанно возвращался взгляд. Будто от пристального внимания случиться чудо и заветный сосуд откажется на месте.
- Н-не знаю. Мог п-прихват-тить случ-чайно. Н-но зачем тогда б-брать об-бразец?
Это казалось нелогичным. Или студент хотел получить ещё какой-то реактив и ошибся? Не сказать, что среди представленных на той полке образцов были редкие вещества, но некоторые из них было не так просто достать. Подсказки не давало и назначение вещества.
- Чт-то-то слышал, но н-не вдавался в п-подробн-ности.
Историю о воскресшем пророке трудно было пропустить мимо ушей. Многие продолжали обсуждать её, поддерживая в ней жизнь. Но все это казалось не более чем абсурдом, вызывающим только желание, чтобы об этом поскорее забыли. Было странно, что такой человек, как  лорд, мог заинтересоваться подобным случаем. Однако теперь, вспоминая часть результатов исследования того вещества, возникали новые вопросы, ответы на которые было бы интересно узнать, но не сказать, чтобы слишком сильно.
Джеймс отрицательно покачал головой.
- В п-преподават-тельской вряд ли. Т-там есть зап-пасной ключ, н-но в ней п-постоянно кто-то наход-дится из п-профессоров, слишк-ком риск-кованно. Есть т-третий экземп-пляр, я храню его в лаб-боратории, в своём ст-толе. К нему д-доступ найти п-проще.
С подозреваемыми было труднее. Уолтерс задумался. Студентов, у которых не все в порядке с химией, можно было насобирать много, но таких, что от отчаянья готовы пойти на все, к счастью, было не так много. А тех, кто мог решиться на это всё и того меньше.
- Есть д-два бедст-твенных случ-чая. Однако од-дному из них от-тветы уже не п-помогут. – Поняв, что это прозвучало как-то немного зловеще, Джеймс тут же поспешил добавить. – Ег-го от-тчислили. Н-на п-прошлой н-неделе. А вот у вт-торого ещё есть ш-шанс. И он б-был на прошлой лаб-бораторной. Но п-практически все в-время он наход-дился в п-поле моего вним-мания. Сложный синт-тез… Хотя т-тогда п-приходили д-должники и люд-ддей было слишком м-много. Возм-можно, лаб-борант м-мог замет-тить чт-то-то.
В последний раз Уолтерс оглядел стол. Все вещи находились на положенным их местам. Лежали они немного неровно, но не больше, чем обычно. Если бы не ему не потребовались, он бы мог не заметить пропажу до того момента, когда потребовалось бы проверять работы. Да и тогда наверняка бы не стал обращать на это должного внимания. Кто бы ни был этот вор, он сильно себя подставил своей не избирательностью.

Студенческая лаборатория находилась неподалеку, буквально за поворотом. В большом помещении с пятью рядами длинных столов с различными реактивами на них чувствовался слабый сладкий запах эфиров, видно, оставшийся после недавнего студенческого практикума. Часть окон была открыта настежь, чтобы избавиться от этого аромата окончательно. Два больших преподавательских стола располагались в начале и в конце помещения, обращенные под углом к рабочим местам для студентов. Из-за сквозняка дверь громко захлопнулась, по пустой комнате звук прокатился эхом. Через пару секунд из небольшой каморки в глубине лаборатории вынырнул щуплый молодой человек, на ходу застегивающий пиджак и что-то дожевывая. Он остановился около входа и выпрямился, заведя руки за спину.
- Здравствуйте, профессор Уолтерс, профессор Мур. Чем я могу вам помочь?

+2

7

Когда слишком часто бегаешь по кладбищам, спускаешься в катакомбы, общаешься с раттусами, проводишь спиритические сеансы и бываешь в гостях в загробном мире, пропажа обычных ответов на тест по химии не вызывает в душе особого всплеска эмоций и чувства адреналина, приятного напряжения перед неизвестным и чем-то зловещим. Тем не менее, хоть профессор Мур и испытал некоторое разочарование, отступать от намеченного дела не стал. Даже не задумался о подобном, ведь его коллеге требуется помощь и выглядит профессор Уолтерс весьма растеряно. Да, некоторые несостыковки на первый взгляд действительно были, но все их, как полагал Вестер, можно было списать на неопытность воришки. Черт знает, зачем он забрал результаты исследований, этих студентов вообще порой понять очень трудно, у них в голове каша.
Вместе они дошли до лаборатории, в которой должен был храниться третий экземпляр ключа от кабинета, и повстречали там аспиранта. Многие учащиеся аспирантуры работали в университете, в основном потому, что этого требует обучение, поэтому мало кто из них относится к своей работе с должной ответственностью. Скорее они воспринимают это как своеобразный предмет, который они должны сдать, иначе не видать им кандидатской. Этого молодого человека Вестер в лицо не знал, оно и понятно, ведь с химией профессор оккультизма практически связан не был, а знать в лицо всех студентов Глита невозможно физически. Юноша, однако, его узнал, чем лишний раз потешил несильно раздутое самолюбие мужчины.
- Добрый день, мистер… - Вестер прищурился, ожидая подсказки то ли от Джеймса, то ли от самого лаборанта, и последний все же свою фамилию. – Мистер Салливан. Да, вы действительно можете нам помочь. Дело в том, что мы вместе с профессором Уолтерсом проводим учет всех ключей. Разрешите взглянуть на те, что хранятся у вас тут. – Тон голоса был спокойный, с нотками безразличия и некоторой усталости. Словно двум уважаемым профессорам поручили заниматься делом, совершенно не достойным их званий и положения. Потом Мур деловито продолжил. – Ящик, в котором хранятся ключи опечатан? Нет? Непорядок, мистер Салливан. Вам же известно, что согласно пункту 3.4.21 в разделе 9 в 13 главе о мерах защиты учебных помещений сказано, как именно должны храниться ключи?
Взгляд мужчины был строгим, нацеленным прямо на растерявшегося парня. И пусть Вестер прекрасно знал, что никаких шкафчики с ключами никогда не опечатываются, потому что всех достает каждый день сдирать печать и под вечер лепить новую, пусть выдумал все эти пункты и главы из головы и был уверен, что никаких мер защиты учебных помещений не существует, все равно продолжал строить из себя бессердечного зануду.
Втроем они дошли до небольшого шкафчика, висевшего в небольшой комнатушке-подсобке лаборатории, слушая оправдания парня и его искренние извинения. Когда небольшая дверца отъехала в сторону, внутри, как легко было заметить, действительно не доставало одного ключа, висевшего на втором крючке, все остальные [всего их пять] были заняты.
- Но… как же… я был уверен, что… - В голосе лаборанта чувствовался нарастающий ужас, и Вестер уже даже успел пожалеть, что таким образом надавил на него. – П-подождите, пожалуйста, профессор Уолтерс, профессор Мур! Я уверен, все можно объяснить… - Парень развернулся к ним, на его побледневшем лице читался судорожный ход мысли.
- Пропал ключ от кабинета профессора Уолтерса. Именно так, Джеймс? – Мур обернулся на коллегу, ожидая его подтверждения. – Мистер Салливан, это вы его взяли?
- Нет, сэр, конечно же нет! Я понятия не имею, каким образом и кто мог…
- Что, даже никаких предположений? Вроде на прошлой лаборатории в кабинете было много людей. Вы уверены, что должным образом следили за этой комнатой?
- Я… Нет, сэр, я работал со студентами, помогал профессору Уолтерсу.
- Понятно. Что ж, мистер Салливан, мы посмотрим, что можно будет с этим сделать, не исключено, что случай ваш будет вынесен на комиссию, кто знает, какие меры будут приняты, и раз вы никак не можете нам помочь в этом загадочном исчезновении ключа, боюсь, что…
- Нет, подождите! – Голос юноши буквально сорвался на крик. – На лабораторной был студент… Бейли… Ричард Бейли. Он пришел пересдавать лабораторную, но на его столе не было нужных реагентов, и тогда он попросил разрешения сходить в подсобку, сказал, что сам все найдет. Я тогда был очень занят, разрешил ему и, вот, может быть, это он взял? Он же двоечник отъявленный, профессор Уолтерс, вы же его знаете? Такой мог что угодно сделать…
- Ай-яй-яй, мистер Салливан, как некрасиво так говорить за спиной у человека. Но мы вас услышали и обязательно примем к сведению все, что вы сказали. А пока можете возвращаться к своему обеду, а мы продолжим нашу проверку. Приятного вам аппетита.
Широко улыбнувшись, не разжимая губ, Вестер оглянулся на Джеймса и кивком указал на дверь. Когда они вышли, он продолжил уже не наигранным тоном, а своим собственным спокойным, но слегка взволнованным голосом.
- Ричард Бейли это тот самый второй студент, о котором вы говорили, Джеймс? Нам есть смысл наведываться к нему?

+2

8

Ложь Вестера звучала правдоподобно, была ли в этом вина убедительность придуманной истории, или же голос профессора Мура. Джеймс бы сам, скорее всего в неё поверил. В сам разговор химик не вмешивался, просто стоял рядом с серьезным видом, добавляя солидности происходящему своим серьезным лицом, и соглашаясь, когда от него это требовалось. К сожалению, догадка подтвердилась. Вор взял именно ключ от кабинета, хотя все они были просто пронумерованы, без каких-либо других подписей. Значит, знал за чем идёт и что искать.
Оставив мистера Салливана наедине с мыслями о мерах безопасности в лаборатории (в конце концов, в той же комнате хранились ключи от запертых отравляющих и взрывчатых веществ), профессора покинули лабораторию. По крайней мере, ближайшую неделю шкаф с ключами будет закрываться по правилам. Джеймс выглядел озадаченным. Настолько, что не сразу на вопрос профессора Мура, а только спустя несколько секунд.
- Н-нет, это не т-тот, кого я им-мел в вид-ду. В смысле он т-тоже тот ещё д-двоечник, но здесь сл-лучай г-гораздо менее зап-пущенный. – В отличие от того студента, виной двоек которого была лень, Бейли был поразительным примером, что порой трудолюбия мало. При наличии старания, у него практически все валилось из рук. Он мог с трудом, но запомнить на семинаре алгоритм решения задачи, но стоило дать ему аналогичное задание на следующем же занятии, и все, что от него удавалось добиться – это напряженное выражение лица. Каким-то чудом Бейли удавалось закрывать все предметы, некоторые даже вовремя, но с каждым курсом это становилось все труднее. Что характерно, проблема не ограничивалась учебой. О неуклюжести Ричарда ходили легенды, и если где-то что-то ломалось, он становился подозреваемым номер один. – Одн-нако самое инт-тересное здесь т-то, что Бейли ст-тудент третьего к-курса.
Уолтерс вздохнул и поправил очки. Они хотели узнать ответы, а получили только новые вопросы.
- Думаю, след-дует его провед-дать в любом случ-чае. Он н-наиболее в-вероятный канн-ндидат на роль в-вора как мин-нимум ключа.

Ричарда Бейли искать долго не пришлось. Он обнаружился около окна в коридоре, по дороге к кафедре физики, с которой, на сколько Джеймсу было известно из разговоров в преподавательской, у него тоже были большие проблемы. Завидев профессоров, решительно приближающихся в его сторону, он резко захлопнул книгу, что держал в руках, и выпрямился по стойке смирно.
- Добрый день профессор Уолтерс.
Профессора Мура, видно, Ричард не знал, или забыл, так что поприветствовал его формально, не обращаясь по имени.
- М-мистер Бейли. - Голос Джеймса звучал спокойно, как будто он задавал повседневние вопросы, и не произошло ничего необычного. По крайней мере, он пытался сделать его таким. - М-мы обнаружили п-пропажу к-ключа от моего к-кабинета из лаб-борантской. М-мистер Салливан ск-казал нам, что Вы одним из тех, к-кто заходил т-туда за п-последнее время. Вам что-н-нибудь извест-тно о п-пропаже?
Студент старался сохранять спокойствие, но у него плохо это выходило. Лицо Ричарда стало заметно бледнее.
- Я ничего не знаю об этом. – Ответил он слишком быстро, как будто заранее знал, какой вопрос ему зададут. – Мне нужен был реактив, метанол, я взял его с полки в среднем шкафу, и тут же вернулся к своему рабочему месту.
Глаза студента в это время бегали из стороны в сторону. На секунду он осмеливался взглянуть в лица преподавателей, но тут же отводил взгляд в пол. Книга перекладывалась из одной руки в другую. Бейли отступил на несколько шагов назад.
- С вашего позволения, я пойду. Завтра нужно сдать сложное… сочинение.

+1

9

Бывают такие люди, с которых можно писать примеры для учебников. Мистер Бейли был как раз одним из таких людей. То, как он вел себя, отвечая на вопрос профессора Уолтерса, абсолютно точно попадало под описание поведения людей, желающих что-то скрыть или утаить или, в данном случае, элементарно соврать. Наблюдая за всем этим дешевым представлением, Вестер с трудом сдержал себя, чтобы не закатить глаза и не крикнуть студенту прямо в лицо «Играй лучше, дружок, на любом экзамене такое никогда в жизни не проканает». Не удивительно, что у бедного Ричарда были проблемы по многим предметам, ведь студент должен не только прилежно учиться, впитывать знания, словно губка, но и уметь вертеться, находить выход даже из самых сложных и, казалось бы, неразрешимых ситуаций. А это что? Двойка вам по актерскому мастерству, мистер Бейли.
- Всего хорошего. – Мур доброжелательно улыбнулся, да так и стоял с улыбкой на лице, пока молодой человек не скрылся за ближайшим поворотом. – Вам же точно так же, как и мне, очевидно, что он врет? – Произнес профессор, все еще не отводя взгляда от пустого места. – Пойдемте. Пока он не ушел слишком далеко.
Не став вдаваться в подробности своего нового импровизированного плана, Вестер легко коснулся плеча Джеймса и уверенным шагом пошел в направлении, в котором скрылся Бейли. Парень, может, и достаточно трудолюбив, но явно не очень умен. Это ни в коей мере его не оскорбляет, скорее всего, он просто добродушный малый, согласившийся сделать что-то по просьбе более авторитетных товарищей. А они взамен могли предложить ему что угодно, начиная от небольшой суммы денег и заканчивая тем самым готовым сочинением, написанным на отлично, чтобы у Ричарда не было проблем хотя бы литературе или по какому он там предмету делает это задание. К тому же, по прикидкам Мура, их внезапное появление и еще более внезапный вопрос напугали парня, он занервничал, засуетился, а люди в подобном расположении духа способны совершать ошибки. Вестер надеялся, что Бейли выведет их с Джеймсом на своих подельников, в панике прибежав к ним и начав рассказывать, что профессора что-то разнюхивают.
Мужчины пересекли коридор, спустились вниз по лестнице до первого этажа, и благо дело было после обеда, во всем университете было не так много студентов как с утра, но все же больше, чем в вечернее время. Иногда они останавливались, здоровались с учениками и коллегами, неприметно оглядываясь по сторонам и ища куда-то спешащего Ричарда Бейли. Тот иногда оборачивался, проверял, не идет ли за ним кто, поэтому профессорам приходилось вести себя как настоящие профессионалы сыскного дела, но при этом не вызывать подозрения у всех окружающих. О странностях Вестера некоторые уже были наслышаны, а вот Джеймс в отличие от своего коллеги обладал блестящей репутацией и портить ее не очень хотелось.
Выйдя из корпуса, они, наконец, увидели, как Ричард остановился рядом с другим молодым человеком. Тот был чуть выше и шире его в плечах, хмурый и серьезный, слушал товарища очень внимательно. Мужчины удачно присели на одну из скамеек, оказавшись загороженными от беседующих студентов большим кустом.
- Вы узнаете второго студента, Джеймс?
Бейли тем временем практически кричал.
- Ты сказал мне, что ничего не будет! – Он с силой толкнул собеседника в грудь. – Сказал, что никто ничего не заметит, и что это вообще плевое дело!
На них начали коситься все окружающие, и второй парень попытался утихомирить Ричарда, но тот расходился все больше.
- Мне не нужны проблемы! Я и так на грани отчисления!
Замолчал Бейли лишь когда друг его грубо прижал того к стенке, склонился над его ухом и что-то прошептал.
Вестер и Джеймс переглянулись.

+2

10

Надо отметить, что это было в какой-то степени занимательно. Джеймс неотрывно следовал за профессором Муром. Опыта в подобной слежке у Уолтерса не было совсем, поэтому он старался держаться чуть позади Вестера, повторяя за ним действия. Нервы постоянно щекотал тот факт, что их может заметить кто-то со стороны. Особенно кто-то из других профессоров, такой расклад настораживал Джеймса больше всего, заставляя оглядываться по сторонам как можно чаще.
Наконец, после всех петеляний, Ричард привел их в парк, к новому подозреваемому. Химик оглядел высокую и грузную фигуру.
- М-могу сказать раз-зве т-то, что вид-дел его сред-ди студентов Б-брасс холла. А, хот-тя, п-подождите…
Джеймс попытался внимательнее рассмотреть лицо второго студента, аккуратно подсмотрев его сквозь листья. Место действительно попалось замечательным. Не только для подслушивания, но и для наблюдения. Хотя Уолтерсу сначала казалось, что они поободрались слишком близко. В какой-то момент взгляд студента проскользнул по окружающей обстановке, и Джеймс на секунду испугался, что тот может его заметить. Но здоровяк был слишком увлечен «беседой» с бедолагой Ричардом, чтобы обращать внимание на детали.
Уолтерс был далёк от различных интриг, и прочих шуточных и не очень политических игр, что вели студенты и некоторые профессора. Его зачастую вообще мало волновало то, что происходило за дверьми лаборатории, если только это не мешало учебному процессу или проведения эксперимента. Из-за этого на некоторых мероприятиях в университете по случаю того или иного праздника, на которые его все же иногда приводили обстоятельства, он вполне мог почувствовать себя моряком дальнего плаванья, прибывшим домой после годового отсутствия, и слабо понимающим, что вокруг вообще происходит. Однако были новости, настолько будоражившие людей в институте, что доходили даже за двери кабинета профессора химии. И теперь, глядя на грозный силуэт студента, Джеймсу на ум пришла как раз одна из таких.
- П-помните два или т-три года н-назад был большой сканд-дал, когда н-некая юная леди из Зат-тонувшего Колледжа в д-довольно грубой форме отказ-зала ухажив-вавшему за ней ст-туденту Брас-сс холла, к-как же его, Куппер, к-кажется. А через н-неделю её веч-чером до см-мерти нап-пугали пара громил, к-когда она п-поехала пог-гулять по Лондону. Т-точно уст-тановить, кто это был, н-не представилось возм-можным – у нап-павших были п-прикрыты лица, и н-не было других свид-детельств, к-кроме слов самой д-девушки, которая п-пребывала в т-таком состоянии, ч-что не рисковала г-говорить о чем-то н-наверн-няка. Н-но тогда все под-дозревали двух ст-тудентов, д-друзей Куппера, что вечн-но ходят с ним ряд-дом, од-днако никаких д-доказательств, ни п-прямых, ни косвенн-ных, не было. Мне к-кажется, или это м-может быть как раз од-дин из тех п-подозреваемых?
Тем временем второй студент отпустил Ричарда, лицо которого стало белее молока, и, не говоря тому больше ни слова, направился куда-то быстрым и решительным шагом, чуть не сбив засмотревшуюся на происходящее студентку.

+1

11

Брасс Холл. Ну, конечно же! Вестер мог бы с сам догадаться, что за всем этим безобразием стоит кто-то из представителей вышеупомянутого колледжа. Всегда от них одни только проблемы. Такое чувство, что при поступлении туда каждый из студентов сдает дисциплину под названием «Как напакостить целому миру и одному человеку в частности», потому что иначе такое их поведение Мур объяснить был не в силах. Да, возможно, не всегда его суждения относительно этих студентов и преподавателей были объективны. Да, возможно, он порой отказывался замечать, что Глит идет вровень с Брассом по умению портить жизнь окружающим, но Глит был его колледжем. И соперничество и непрекращающиеся стычки с Брасс Холлом были у каждого из представителей в крови.
- Ну, что сказать… Повезло нам. – Профессор оккультизма тяжело вздохнул и проводил взглядом спешно удаляющегося детину. Потом посмотрел на Ричарда, который еле-еле стоял на своих двоих, но потом таки опустился на ближайшую скамейку и закрыл лицо ладонями. – Пойдемте.
Ричард Бэйли не мог им больше помочь, но свою миссию он выполнил – привел мужчин к следующему звену в этой цепочке. Оставалось лишь надеяться, что окажется она не слишком длинной, иначе импровизированное расследование грозилось затянуться, а у Мура на сегодня было запланировано еще куча дел, и невзирая на всю его страсть к распутыванию сложных непонятных загадок, пренебречь делами он тоже не мог. Направились они следом за студентом Брасс Холла, только вот, что нужно было делать дальше, Вестер так и не сообразил. Если предположения Уолтерса верны, и этот здоровяк действительно один из тех, кто до смерти запугал девушку, то связываться с ним не очень-то и хотелось. В конце концом, никто из профессоров не был таким же большим и накаченным, и в любом спарринге рисковал проиграть. Они лишь могли попробовать взять количеством и понадеяться, что этот студент будет бояться отчисления так же сильно, как и бедняга Бэйли. Еще хотелось бы верить, что он тупой аки пробка, но, увы и ах, тупые студенты в Бримстоуне не учатся.
- Джеймс, могу на этот раз я попросить вас вести переговоры? Как не прискорбно мне в этом признаваться, но моя антипатия к представителям Брасс Холла хорошо известна и слишком заметна, поэтому я сомневаюсь, что смогу вежливо поговорить с этим студентом.

+1

12

Роль переговорщика была одной из самых нелюбимых у Уолтерса. Не то, чтобы он часто примерял её на себя, подобных случаев вряд ли можно было собрать больше пяти в году. Однако Джеймс ответил Муру коротким кивком, понимая, что сейчас действительно говорить ему. Не стоит забывать, что эти студенты, прежде всего, украли материалы из его кабинета.
Путь громилы был недолог. Он пересёк небольшой сад и скрылся за зданием университета. Его шаг был быстрым, так что подоспевшие к углу корпуса профессора успели заметить, лишь момент, как он свернул в сторону небольшого переулка. Когда же мужчины дошли до поворота, он уже разговаривал с другим студентом, активно при этом жестикулируя.
Джозеф Купер был известен в Бримстоуне благодаря своему неприятному характеру и ярко-рыжим волосам, семейной чертой всех Куперов. Один из тех, кому пророчат продолжить дело его отца, а матери щебечут о выдающихся способностях их детей чуть ли не с рождения. В общем, ничего удивительного или выдающегося для студента Брасс-Холла. Увы, пока все эти «выдающиеся способности» для Джозефа выражались в авантюрах и махинациях, различного масштаба.
- Да понял я, понял! А теперь послушай, … - Но продолжение инструкции громила так и не услышал. В этот момент в поле зрения Купера попали профессора. Джозеф сначала поджал нижнюю губу, но быстро нашелся и попытался изобразить на своём лице дежурную улыбку, получилось на тройку, и то с большим натягом.
- Профессор Уолтерс, профессор Мур, не ожидали вас здесь увидеть. Можем мы чем-нибудь помочь?
Улыбка не спала, даже когда студент заметил в глазах Уолтерса холодность, упрёк, и даже некую решимость, что было несвойственно для профессора, хотя поддерживать её стало заметно сложнее. Собравшись с духом и глубоко вдохнув, Джеймс начал говорить.
- М-мистер Куппер, у н-нас есть к В-вам разг-говор. Из м-моего кааб-бинета п-проп-пали ответы для к-контрольн-ной, и у н-нас есть информ-мация, что в эт-том зам-мешаны л-лично В-вы.
Выражение удивления на лице Джозефа было, конечно, сыграно лучше, чем у Ричарда, но всё равно не дотягивало до того уровня, когда начинаешь сомневаться в истинных эмоциях человека, не говоря уж о том, чтобы безоговорочно в него поверить.
- Я не понимаю, профессор. Зачем мне могли потребоваться ответы для контрольной? На моём курсе даже нет Вашего предмета.
-М-мистер Куппер, если В-вы ничего об эт-том не зн-наете, то мы п-поговорим п-плотнее с м-мистером Б-бэйли. Уверен, В-ваш т-товарищ уже рас-ссказал о том, чт-то мы с ним бесед-довали. Возм-можно, если повт-торить диалог, то мы услыш-шим много н-нового, что можно б-будет рассказать В-вашему декану. Впроч-чем, пожалуй, т-тот факт, чт-то Ваш прият-тель схват-тил мистера Б-бэйли за ворот од-дежды, уже может его заинт-тересовать.
Джозеф обернулся на своего громилу, который в тот момент расправил плечи. В какой-то момент Джеймсу показалось, что студентов не остановит угроза отчисления и целыми им с Муром уйти не удастся. Но в голове
- Они нужны были не лично мне. Но зато она пригодилась множеству других студентов, готовым… потратится для хороших отметок и экономии времени.
Минуту Джеймс пытался что-то сказать, но тот набор звуков, что выходили у него из горла, вряд ли можно счесть за связную речь. Украсить для того, чтобы списать уже казалось наглостью, но украсть чтобы продать – это был новый уровень подлости.
- Эт-то возм-мутит-тельн-но! Д-думаю, В-ваш д-декан д-должен сег-годня же узн-нать об эт-том. Н-но снач-чала я п-прошу верн-нуть ключ от кааб-бинет-та.
Джеймс протянул руку, однако Джозеф остался неподвижен. Возникла небольшая пауза, прежде чем студент наконец произнёс:
- Я не могу это сделать. Признаю, что ключ украли по моей просьбе. Но сейчас у меня его нет. Я отдал его.
Джозеф громко выдохнул. По его лицу отчётливо читалось сомнение, а также ещё несколько эмоций, которые было трудно определить из-за того, с какой скоростью они сменяли друг друга. Наконец, он на секунду прикрыл глаза, открыл их и продолжил всё тем же чуть подрагивающим от волнения голосом.
- Вы не первые профессора, узнающие об этой схеме. Неделю назад одного моего… помощника, одного из них, поймал за руку мистер Портер в своём кабинете. И в итоге он пришёл ко мне. Мы с ним условились, что он хранит молчание, а я достаю ему ключ от Вашего кабинета.
Джеймс отошел в сторону. Если до этого момента мозаика событий казалась пусть и не самой складной, но вполне простой, то с появлением этого кусочка, будто случайно попавшего сюда из другого набора, всё стало ощутимо сложнее. Студенты, пытающиеся списать любыми возможными способами – это неприятно, но ничего удивительного здесь не было. Однако что могло потребоваться Ригану Портеру, человеку, с которым Джеймс разве что здоровался при встрече в коридоре и обменивался парой слов о погоде в учительской, в его кабинете? Причем что-то, что он не мог попросить у Уолтерса лично.
Глаза юноши тем временем бегали из стороны в сторону, перескакивая с одного профессора на другого. В конце концов, он остановил свой взгляд на Муре, справедливо решив, что разговаривать со спиной Уолтерса занятие малоперспективное.
- Может, как-нибудь договоримся? Я могу помочь в каком-нибудь щекотливом деле, а Вы закроете глаза на мои дела. И все будут в выигрыше.

+1

13

Молчать. Молчать. Как же сложно было молчать, когда так много хотелось сказать! И Уолтерс, при всем к нему уважении, с его речевым дефектом отнюдь не помогал Муру в его нелегком молчании. Но все же профессор химии говорил и говорил весь успешно, да и Джозеф Купер не стал слишком долго тянуть резину и уже в очень скором времени раскололся, что принесло Вестеру новую порцию страданий в молчании. Он знал! Он всегда знал, что все беды от этого Брасс Холла, всегда они оказываются замешаны во всех проблемах. И тут его даже в предвзятости упрекнуть нельзя, ведь все на самом деле так. Сам Вестер относился довольно спокойно к тому факту, что кто-то из студентов будет списывать на контрольных или проверочных, все равно вовремя устного экзамена, когда каждый из них будет отвечать профессору лично, покажется все их незнание. Мур был из тех профессоров, у которых было довольно легко и интересно учиться на протяжении всего семестра, но на экзаменах начинался настоящий Ад, и неудовлетворительные оценки сыпались просто горстями. И он никогда не велся на слезы, на уговоры и на мольбы. Он полагал, что у студентов было полгода, чтобы выучить тот или иной вопрос, у них было множество шансов проверить свои знания на практике и контрольных. И у них будет всего один шанс (два, если считать единственную пересдачу) показать свои знания. Этого было достаточно, тому служили примером студенты, успешно сдавшие предмет.
Поэтому Вестер не повелся и сейчас. Он, наконец, получил право голоса, когда Джеймс отвернулся от Купера, и заговорил он с нескрываемым удовольствием и радостью.
- На вашем месте, мистер Купер, я бы сейчас думал о том, как помочь себе. Кража ключа, проникновение в преподавательский кабинет, кража личных вещей и последующая незаконная их продажа вряд ли помогут вам задержаться в стенах этого университета. И уж будьте уверены, я лично проконтролирую меры взыскания к вам и буду настаивать на отчислении. Пусть ваш пример послужит всем остальным, кто надеется на легкий успех. Вы и ваши друзья позорите свой колледж и весь университет. Вам должно быть стыдно.
Положив руку на плечо профессору Уолтерсу, Мур развернулся и вместе со своим коллегой зашагал как можно дальше из переулка. К счастью, студентам хватило ума, чтобы открыто никому не угрожать, хотя Вестер прекрасно понимал, что влиятельность семей позволит своим чадам удержаться на своих местах, но он добьется для них хотя бы публичного выговора.
- Значит, профессор Портер, да? Очень странно, что профессору литературы могло понадобиться в вашем кабинете. К сожалению, я с ним знаком плохо, но может нам стоит рассказать обо всем лорду Блейку? Интуиция у меня хорошая, профессор Уолтерс, и сейчас она подсказывает мне, что дело это куда сложнее и запутанней, чем могло казаться на первый взгляд.

0

14

Положив руку на плечо Джеймсу, Мур немного вернул того к реальности. Уолтерс последовал за коллегой. Хотелось бы сказать, что в голове мысли роились, подобно потревоженному улью пчёл, однако нет, как раз наоборот. Выяснившаяся за день информация окончательно превратилась в непонятную смесь, разглядеть отдельные части которой сейчас не представлялось возможным. Мужчина пытался сосредоточиться и придумать хоть какое-то объяснение случившемуся, но его попытки не приносили много пользы.
Уолтерс развел руками. Он не был знаком с лордом Блейком, а то небольшое количество информации, что он невзначай ловил из чьих-то обсуждений или утренних газет было слишком мало, чтобы составить какое-то впечатление о человеке. Однако если профессор Мур доверял ему, то почему нет.
- К-конечн-но, если В-вы счит-таете н-нужн-ным. Н-не вижу прич-чин, из-за кот-торых пот-требовалось бы ск-крывать от него эт-ту информ-мацию.
Хуже от этого точно не станет, в крайнем случае, у лорда будет немного бесполезной информации. Быть может, это всего лишь попытки мистера Купера найти себе защиту в виде другого преподавателя, и надавить с этой стороны. В конце концов, у них есть только слово студента, нечистого на руку, и который скоро окажется на грани отчисления, против слова уважаемого преподавателя. Не нужно проводить расчеты, чтобы понять, какая из чаш весов склонится вниз.
Джеймс снял очки и потер переносицу. От всех этих событий у него начинала болеть голова, а ведь рабочий день только начинался.
- Я п-пойду, п-пожалуй, у м-меня ск-коро лек-кция, н-нужно подг-готовит-ться. Сп-пасибо В-вам за п-помощь с р-розыс-ском, Вы мне оч-чень пом-могли.
Не сказать, правда, что их поиски привели к желаемому результату. Тайна пропавшего пузырька так и осталась неразгаданной. Джеймс надеялся, что той части, которую ему удалось вспомнить о веществе, уже будет достаточно для целей лорда Блейка.

0


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » История одних заметок