Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » блаженны плачущие, яко тии утешатся


блаженны плачущие, яко тии утешатся

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Вестер Мур, Шон Блейк, Колет Девон
18.11.1886 года; Лондон, кладбище Кенсал-Грин

Продвигаясь в расследовании смерти несчастной девушки Шон, Вестер и Колет приезжают на кладбище из видений профессора и мадам. Теперь они знают, что по их следу идут, а значит быть нужно вдвойне осторожными, но попытаться получить ответы на свои вопросы.

+3

2

С момента, как они поняли, что видели кладбище, большую часть свободного времени Колет уделяла тому, что ездила с Маури по всем кладбищам Лондона, внимательно их осматривая и надеясь, что в предположениях не было допущено ошибки, и им не придется обыскивать все остальные подходяще под описание места, разрабатывать новые версии. Стоит признать, что с каждой ошибкой Колет допускала в себе мысль, что она неверно толковала знаки, посланные ей лоа, но отчаиваться она не имела никакого права - опускать в руки в их положении просто недопустимо, это может обратить в прах все старания, все потерянные в прошлом на этом пути жизни, может лишить чести, хотя, наверное, поруганная честь станет не таким большим упущением. Гораздо хуже знать, что на могилах предшественников, на могилах их собственных, удобренных кровью, потом и прахом, стараний, будут танцевать ублюдки, что идут по их следам. Для себя Колет давно решила, что она не станет просто очередной кочкой на пути тех, кто несет страшное зло в их мир, о нет - она станет хорошим таким бревном, что упадет на пути ублюдков таким образом, что просто так обойти его будет невозможно, потому что слева бурлящая река, а справа - грандиозный глубокий обрыв. Почему Колет в этом уверена? Потому что те, кто не считается ни с чем и ни с кем, кроме собственного эго, в итоге могут идти лишь прямо, не смотря на жертвы с любой стороны, могут лишь грубо прокладывать себе путь, не смотря на то, что их окружает. В итоге они зайдут в тупик, и вот тогда можно будет выпустить когти, но пока что нужно понять, какой именно зверь в итоге испугает их противника, выбьет из колеи.
- Маури, остановись здесь и жди меня в условленном месте. Меня, профессора или лорда Блейка, - Колет внимательно посмотрела на своего спутника, а тот кивнул, опуская руку, за локоть которой женщина держалась всю дорогу, что они шли от Харвист-Роуд, где отпустили кэб.
- Да, Мадам, не переживайте и будьте осторожны, - Маури снял с плеча небольшую сумку, в которой Колет держала то, что могло бы понадобиться, если они все-таки найдут нужное кладбище, и передал ее Колет, аккуратно сжал ее локоть и направился в указанное ранее мадам место, Колет же направилась к главному воду на кладбище.
Смеркалось, она старалась двигаться тихо и быстро, скрывая голову под капюшоном своего плаща, дабы лишний раз не бросаться в глаза. Чем ближе Колет оказывалась к кладбищу, тем громче становилась тишина вокруг нее. Любого другого человека такая атмосфера насторожила и напрягла бы, но только не ее. Да Бога ради - Колет бывала в местах гораздо страшнее, чем конечная точка странствия любого человека, да и покойников опасаться нужно гораздо меньше, чем живых, потому что мертвые, по крайней мере, уже не могут причинить тебе хоть сколько-нибудь ощутимый вред, если ты сам, конечно, не вынудишь их. Колет поправила сумку и чуть прибавила шаг, вскоре скрываясь между оградой и обширным кустарником, за которым можно было просмотреть дорогу в обе стороны и при этом быть не такой заметной в свете стоящего неподалеку фонаря - здесь и будет дожидаться своих спутников, прислушиваясь к звукам в тишине сумерек, пытаясь отсюда почувствовать, туда ли они пришли сегодня.
Долго ждать мужчин не пришлось - вскоре она тихо вышла к ним, чуть приспуская капюшон, приоткрывая лицо и бегло осматривая обоих - кажется, все в порядке.
- Добрый вечер, - говорит Колет и интересуется в первую очередь, - За вами не было хвоста? - кажется все спокойно, хорошо, - Шон, как вы себя чувствуете? - она посмотрела на одного мужчину и, удовлетворившись его ответом, обратила свое внимание на Мура, попутно доставая небольшой сверток из сумки, - Профессор, это для вас, - она протянула сверток, внутри которого был заговоренный амулет. Точно такой же был у Шона - она отправила его следующим же утром после того, как он пришел к ней, истекая кровью, приложив еще два - для Феликса и Фелиции.
- Носите, не снимая ни при каких обстоятельствах, - она серьезно посмотрела на мужчину, - Если вы опасаетесь еще за чью-то безопасность, то скажите мне, я сделаю еще. От оружия он не защитит, но убережет от дурного глаза и любой подобной попытки навредить.

+3

3

Недавние события все еще не отпускали профессора, все же оказаться среди мертвых получается не каждый день. Это то еще впечатление, но пережить его кому-либо Вестер рекомендовать бы не стал. Там от мертвых нет секретов, они знают про тебя все и залезают даже в самые потаенные уголки твоей души. Там Мура нашел его однокурсник, погибший, когда оба они еще были молоды. Их обоих интересовал разлом, появившийся в Лондоне, оба они начали изучать оккультизм, экспериментировать. С детства Вестер уже знал, что любое действие имеет последствия, травмированная рука научила его думать о том, что может быть дальше. У его друга такого примера перед глазами и в прошлой жизни не было. Когда нужно было остановиться, он пошел до конца, и не нашел там ничего кроме своей смерти.
После проведенного ритуала профессор приходил в себя целый день, лишь на следующее утро смог адекватно соображать и покинуть постель раньше, чем миссис Майерс доберется до подвала. Труп девушки было решено сжечь. Это сделать было несколько проще, чем тащить его на кладбище и хоронить под покровом ночи. Вестер и так в последнее время зарекомендовал себя не с лучшей стороны среди смотрителей местных кладбищ, нечего было светиться там лишний раз. А потом пришел черед скучных будней, университетской работы и лекций, на которых не было его любимой студентки. Не в силах больше бороться со своими мыслями в одиночку, Вестер направился к Шону, вылил на друга все наболевшее, получил пару дельных советов и несколько стаканов вкусного бренди, помог лорду сделать перевязку и услышал о его встречи с незнакомцем, по всей видимости, колдуном.
И вот, как бы Мур не обходил стороной кладбища, они словно манили и притягивали его к себе. Их с Колет путешествие в загробный мир принесло свои плоды, в конечном итоге троице детективов-любителей удалось определить место, где с большой вероятностью могла содержаться убитая девушка. Как бы ни было банально, но место это оказалось кладбищем.
Решим, что сегодня черед слуг Мура возить его с Шоном по сомнительным местам, Вестер вместе со Стиви заехали за лордом Блейком и уже вместе отправились к месту, назначенному мадам Девон. С момента их откровенного разговора друзья больше не виделись, поэтому при встрече поначалу Вестер испытывал некоторую неловкость. Так всегда бывает, когда открываешь перед человеком душу, и не знаешь потом, вести себя с ним как обычно или что-то между вами поменялось. Стиви остановил кэбб в паре кварталов от кладбища, остальную дорогу мужчины проделали самостоятельно, стараясь не привлекать к себе никакого внимания, избегая главной улицы, петляя проулками.
- Здравствуйте, мадам. Нет, мы были осторожны. – Опасения шаманки были объяснимы, учитывая рану Шона. Сейчас все трое играли с огнем и откровенно напрашивались на возмездие со стороны недоброжелателей. Вестер принял из рук женщины амулет, внимательно выслушал ее и задумался всего лишь на несколько секунд, а затем ответил, - Да, еще один не помешает… или даже два. Для девушек, если Вам необходима такая информация.
Он коротко глянул на Шона и расправил плечи, откашлялся в кулак. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, для кого Вестер просит амулеты. Один для племянницы, второй для любимой девушки, с которой он до сих пор надеется встретиться.
- Пойдем? Не стоит терять времени. Мы ищем место, располагающееся под землей, это должен быть склеп или спуск в подземелье, возможно даже в канализацию. Мадам, Вам удастся что-нибудь почувствовать, если мы будем находиться недалеко от места, где грань между нашим и потусторонним миром тоньше?
Они шли все время смотря по сторонам, стараясь не попадаться на глаза местным могильщикам и сторожам. К этому времени кладбище уже было закрыто для посещений, а значит, если их обнаружат, в лучшем случае потребуют покинуть территорию без лишнего шума.
Склепы, принадлежащие знатным людям, находились чуть в стороне от остальных могил и были оттеснены от них дополнительной невысокой оградой. Чтобы преодолеть ее мужчинам пришлось забраться на небольшой пенек от срубленного некогда дерева, а после помочь мадам преодолеть препятствие. Склепы стояли плотно друг к другу, некоторые из них были ухоженные, новые, а некоторые казались заброшенными. Вестеру очень хотелось верить, что в одном из них они найдут то, что ищут.

+3

4

- Я обрастаю всё более и более странными хобби, скоро мне не хватит сил и слов, чтобы поддерживать остатки репутации,  - Шон легко рассмеялся, он был будто бы антиподом двум друзьям, озабоченным тем, что они увидят, что они могут найти, что может за этим последовать.
Их тревога была, возможно, правильнее его видимой беспечности, но на то Вестер и Колет и были его друзьями уже много лет, чтобы знать - ничего в Шоне не бывает просто так. Он предпочитает всё хорошо обдумать до дела, а на дело идти не обременённый тревогами неизвестности. Проведя пару дней на работе, он раскладывал по полкам всё, что было известно, просчитывал следующий удар и уверился, что сегодня на кладбище если им кто и доставит неприятности, то это будут не люди убийцы. Всё дело в том, что сейчас им было логично выяснить о них троих побольше, найти слабые точки, организовать удар туда. Ккуда более весомый, чем удар ножа. Да, это было ужасно тем, что они трое всё ещё не знали лица врага, а враг знал как минимум Шона, но это ли не значит, что сейчас у них есть только один путь - дальше, вперёд? Глубже в тайну этих убийств, пока они не получат ответный аргумент. И чем скорее, тем лучше.
Именно поэтому долгожданное действие радовало лорда Блейка.
Также сказалось то, что он не был по ту сторону смерти, как его спутники, и эта память не тяготила его.
Он тепло посмотрел на Колет, на пару секунд дольше, чем надо, возможно, но тень от котелка скрывает его глаза:
- Не тревожтесь, Колет, я оклемался, и если мы не будем бегать наперегонки, то вряд ли вообще вспомню о своей ране, - Шон тактично "не заметил" слова Вестера о девушках и даже заставил себя не улыбнуться на это неловкое покашливание. Что, признаться, стоило ему определённых усилий. Всё-таки его друг оказался на удивление трепетным в отношениях с дамой! А он сам?...
Шон ещё раз прямо посмотрел на Колет, улыбнулся украдкой и приподнял котелок набалдашником трости, отводя взгляд к склепу.
Он сам выберет для этого разговора место и время получше.
Они прошли между рядами могил, местами ухоженных, местами уже заросших, тихих, пустых, с печально-красивыми памятниками, прячущими лица и не замечающими ночных гостей. Шон рассуждал про себя о том, что кладбище наверняка удачное место для убийства - здесь так пусто, что мало кто услышал бы вопли жертвы, даже будь она не в склепе.
Они прошли почти к центру этого места вечной тоски и зарослей, как мадам вдруг остановилась перед центральной криптой. Шон подождал с минуту, потом уточнил:
- Это оно, Колет?

+3

5

- Конечно, сделаю, - Колет кивнула профессору и посмотрела на кладбище, скользнув быстрым взглядом по Шону. Сердце в груди чуть колыхнулось, но быстро замерло, словно замедлило свой ход - сейчас это все лишнее, сейчас нельзя отвлекаться, сейчас у них совершенно другие задачи. Больше всего остального Колет занимало беспокойство о том, верно ли она выбрала место для сегодняшней общей вылазки, не окажется ли это пустой затеей. Оставалась всего пара кладбищ - все попытки были мимо, а значит время уходило: те, кто напал на Шона, кто убил ту несчастную девушку, не будут дремать и окажутся рядом, когда они втроем споткнутся и ошибутся. Колет была уверена, что к необходимой тропе они подошли довольно близко, что скоро они выйдут из темного и путанного бурелома, что охранял мрачную, неизведанную простыми смертными, усеянную мертвыми телами дорогу - длинную, трудную, но верную, дорогу, в конце которой их будет поджидать ответ на все вопросы, либо на которой они смогут отыскать свою смерть - страшную, но достойную.
Колет толкнула решетку неприметной калитки, через которую на кладбище попадал смотритель, и шагнула на территорию Барона и Матушки, тихонько приговаривая какую-то, обращенную к ним обоим мантру, спрашивающую позволения потревожить их и просящую прощение за подобное вторжение.
По неширокой тропинке все трое выбрались на центральную аллею, уходящую в темноту ночи и обрамленную могилами со склоняющимися над ними тоскливыми ангелами, склепами, спрятанными под сенью вековых деревьев, что сейчас в густой ноябрьской тьме казались страшными монстрами, готовыми утянуть тебя в Преисподнюю, в свое чрево. В какой-то момент Колет показалось, что между деревьев она видит несколько блуждающих огней - душ падших, почивших, что заманивают тебя и топят в болотах и озерах, превращая в точно такое же бесовское пламя. Колет останавливалась, присматривалась, но понимала, что это лишь свет каким-то чудом не погасших свечей. Колет коснулась пальцами висящего на шее амулета и покачала головой, пошла дальше, стараясь прислушиваться ко всему, что может указать ей дорогу - ко всему, что может оказаться холодной ладонью ее покровителей, снизошедших до своей слуги. Она аккуратно достала небольшой пучок трав и подожгла его, читая короткую мантру и идя туда, куда уносило приятно пахнущий дым, не забывая оборачиваться на мужчин, не терять их из виду.
В конечном итоге Колет оказалась напротив здания, вытянутого в обе стороны и украшенного четырехколонным портиком. Она подошла ближе, практически к самому входу и замерла, опуская руки и роняя тлеющие травы на каменную дорожку. Эта крипта... Эта дверь... Она как будто вернулась туда, в царство павших душ, что пропустили профессора через свои жернова.
- Это оно, Колет? - голос Шона за спиной заставляет едва вздрогнуть, вернуться в мир живых.
- Да, да... Эта дверь, я видела ее там, на той стороне. Нам туда... - Колет подошла ко входу в крипту и коснулась пальцами дверной ручки.
В это же мгновение она вздрогнула и выгнулась, запрокинула голову назад, смотря невидящим взглядом куда-то далеко наверх. Все ее тело словно окостенело, похолодело - буквально за несколько секунд. Перед ее глазами стояло то же кладбище, освещенное факелами, перед ее глазами снова были те тени с лицами, скрытыми от посторонних. Шестеро шли впереди, неся на своих руках бессознательное тело девушки, которую Шон и профессор выловили в реке, а остальные шли следом. Один что-то напевал, и Колет не знала этого языка. Она попробовала приблизиться, но видение в тот же миг растаяло, превращая все видение в обжигающее ощущение на запястьях и груди. Колет зашипела и быстро сняла амулеты с руки и шеи, бросая их перед собой и делая небольшой шаг назад.
- Барьер... - Колет посмотрела на мужчин и снова положила руку на дверную ручку, повернула и та поддалась, пропуская ее внутрь. Женщина прикрыла глаза на секунду и покачала головой, - В амулетах эта дверь нас не пропустит.

+2

6

Если и была в ночных прогулках по кладбищу какая-то романтика, профессор ее не ощущал. Он совершенно точно полагал, что человеку, если он находится в здравом уме, и не охвачен дурными желаниями и помыслами, не должно нравиться в подобном месте. Кладбище – обитель мертвых, и пусть Вестер совершенно не был религиозным человеком, в чужой дом без веской причины предпочитал не ходить, особенно после того, как несколькими днями ранее ему посчастливилось с головой окунуться в загробное царство.
Он почувствовал волну облегчения, когда мадам Девон остановилось у крипты, и после непродолжительного молчания утвердительно ответила на вопрос Шона. Было бы обидно прогуляться по кладбищу впустую и зря потратить собственное время, когда оно так дорого, но, кажется, сегодня усилия троицы вознаградятся.
Только вот никто же не говорил, что все будет просто? Ранение Шона уже должно было прекрасно показать, что наткнулись они не на дилетантов и не на обычного помешанного маньяка, по которому психушка плачет. Когда тебе противостоит умный враг, все становится в разы сложнее, но во столько же раз и интересней. И Вестер не был бы собой, если бы не получал от осознания этого факта толику больного удовольствия.
Когда тело Колет неестественно выгнулось и так и застыло, Мур встрепенулся, машинально сделал полшага назад, представив, что ему снова придется погрузиться в чужой мир. Нет, так скоро он не был готов повторить подобный эксперимент.
- Вы в порядке? – Вопрос прозвучал глухо и с небольшой задержкой, лишь когда женщина пришла в себя, впопыхах сбросив с тела украшения собственного производства, то бишь амулеты.
Услышав неутешительный вердикт, Вестер мельком глянул на Шона, тяжело вздохнул, уже предчувствуя дальнейшие проблемы, и снял с шеи амулет, который надел совсем недавно, и к которому привыкнуть не успел, потому его отсутствие профессора особо не пугало. Куда больше пугала возможность встретиться нос к носу с мертвыми.
- Так они распознают чужаков? Хитрые сукины дети. Но полагаю, нам не остается ничего, кроме как подчиниться, мы уже зашли слишком далеко. – Хоть и говорил профессор практически шепотом, в голосе была слышна решимость и упрямство, присущее ему практически во всех делах. Кажется, если даже Шон и Колет передумают идти вниз, он пойдет туда в одиночестве.
Шагнув вперед, он встал рядом с мадам Девон, вглядываясь в темноту, нахмурился и сделал первый шаг, только потом обернувшись на друзей.
- Идем?

+3

7

Это оно. Наконец-то, существенный шаг в сторону раскрытия загадки! В улыбке Шона мелькают азартно-хищные нотки, он, как с ним бывает в таких ситуациях, надвигает чуть ниже котелок, и делает два быстрых шага за мадам, как вдруг - та выгивается перед входом будто бы в трансе.
- Колет! - чуть громче, чем следовало вскрикнул мужчина и бросился к ней, перехватив за плечи. Женщина очухивается и шипит, пятясь, снимая с себя амулет точно змею.
- Барьер... В амулетах эта дверь нас не пропустит.
Шон скрипнул зубами, смотря на такой простой и такой холодный камень.
- В нашей жизни становится всё больше иррациональной магии, я даже начинаю скучать по тем временам, когда главной загадкой был курс на бирже, - нарочито беспечно сказал он, снимая кулон и пряча поблескивающие напряжением глаза.
Они зашли, освещая молчащий зал жёлтым светом фонаря в руке Шона. И ничего не происходило - в углу юркнула крыса, по некоторым барельефам сплели свои сети пауки, сыроватый запах кладбища стал тут концентрированным и душным, но... ничего более. Как это раздражало - эта невидимость угрозы, дававшая мозгу усомниться, что угроза есть. Плотно сжаы губы Шон водил по стенам крипты, по плинтусам и потолочным сводам, выискивая отметины недавнего преступления. Кровь была бы слишком шикарным подарком, но всё же...
- Мадам, расскажите ещё раз, что именно вы видели? Надо понять, где вход в подземелье.
Колет ответила, и следуя её указаниям, Шон подошёл вплотную к стенам, внимательно осматривая пол.
- Есть! - он поставил светильник к следам потёртостей, именно таких, какие мог оставить отодвигаемый люк или плита. - Вестер вы ведь брали с собой нож, верно? Давайте поднимем плиту.
Их слаженное копошение происходило всё в том же кладбищенском молчании. Кладбища, несмотря на зловещесть своей сути, вообще были спокойным местом. Пока тут не начали не только хоронить, но и убивать.
- Готово, - прокомментировал Шон, когда в нос им сильнее пахнуло тяжестью и затхлостью - сейчас уже подземелья. - Старые катакомбы...
Шон поудобнее перехватил свою трость, спустился вниз, а потом принял из рук товарищей фонарь, начиная осматриваться в низком кирпичном тоннеле катакомб. Когда все трое уже спустились вниз, у входа в крипту стал поблёскивать далёкий огонёк. Далёкий огонёк чужого фонаря, идущего в их сторону.
- Это похоже на то, что вы видели? - спросил Шон, делая пару шагов и освещая низкие своды. Под ногами было грязно, но не смертельно. Зато в этой грязи и местами проросшем лишайнике выделялись следы недавнего пребывания. Часть мусора была стёрта, будто бы по полу тащили что-то тяжёлое. Присев к этим следам Шон разглядывал их, а после поднял фонарь, освещая далеко уходящий коридор.

+2

8

Добровольно спускаться в подобные места согласится не каждый. Но где их не пропадала, верно? Пусть в таких катакомбах Шону, Вестеру и Колет побывать еще не доводилось, кто знает, куда их занесет, например, завтра или через неделю? Профессора не страшила ни грязь, ни затхлый запах, ни даже перспектива идти в неизвестность без амулетов. Он практически сорок лет проходил по миру без них, уверен, проходит и эту ночь. Хотелось бы верить, что тяжелая каменная плита, преграждавшая друзьям дорогу дальше вниз, была самым сложным испытанием. Там, внизу, было тяжело дышать, затхлый воздух сочился отовсюду, и даже прохлада, исходящая из каменных стен не спасала ситуацию. Вестер приложил к носу платок на первое время, чтобы организм смог привыкнуть к царящей тут атмосфере. Свет давал лишь фонарь, разобрать что-либо детально не представлялось возможным, но этого, возможно, и не требовалось. Достаточно было увидеть следы на земле, глубокие колеи свидетельствующие о том, что тут тащили что-то тяжелое, причем тащили не так давно, иначе сырость и грязь сделали бы со следами своего дело. Пройдет не так уж и много времени, прежде чем они навсегда исчезнут. Вестер ступил в сторону и под каблуком его ботинка что-то неприятно булькнуло. Он уже и не надеялся выйти отсюда чистеньким, да и не волновало это его особо. Наоборот разгоревшийся интерес подстегивал профессора идти вперед, на что тот не помедлил подтолкнуть своего друга и мадам.
- Я не видел таких узких коридоров. – Когда все трое неспешно двинулись вперед, Вестер поспешил объясниться. – Помещение, которое виделось мне, было просторней. Без окон, да, было слышно, как где-то вдалеке льется вода, а приближающиеся шаги сопровождались точно таким же звуком, как этот. – Он специально еще раз ступил уже другим ботинком прямо в мокрую грязь, наглядно демонстрируя свои видения. – Как я могу предполагать, это было то место, где убитую девушку и держали. Не исключено, что предварительно ее протащили тут.
Даже тихий шепот в этих коридорах казался безумно громким, боясь привлечь чье-либо внимание, друзья старались двигаться по больше части молча, лишь изредка комментируя повороты или примечательные следы на полу и стенах, коих было немного. Самым сложным в этой тьме было не потерять друг друга. Шон с фонарем шел впереди, за ним следом мадам, и замыкал их небольшую колонную Вестер. И после того, как они в очередной раз решили повернуть, профессору показалось, что позади себя он что-то слышал. Он резко дернул мадам за рукав платья, а та в свою очередь коснулась плеча Шона, оба они оглянулись на Мура.
- Сзади. – Проговорил Вестер практически одними губами, а потом указал пальцем на фонарь и сделал жест «выключить».
Если то было всего лишь разыгравшееся воображение профессора – ничего страшного, предосторожность не повредит, но если позади них действительно кто-то есть, то всем троим лучше юркнуть в ближайший проем и надеяться, что все обойдется.
Так и поступили. Прижавшись друг к другу в кромешной темноте профессор, лорд и вудистка вслушивались в постепенно приближающийся шорох, который со временем стал походить на неспешные аккуратные шаги.

+2

9

Саунд

Давило на мозги. Ожидание. Вот что выматывает больше всего на свете - ожидание чего-то непонятного в темноте места, где был зверски убит человек. Стоя спиной к старой кладче, лорд Блейк то и дело перебирал пальцами по своей трости-клинку, готовый пустить её в ход. Это ощущение оружия в руке давало кратковременный мнимый покой. Он может сейчас защитить и защититься... Но против чего?
И вот из темноты раздались очень аккуратные и медленные шаги. Так идёт осмотрительный человек, который не хочет выдавать себя. И человек, который идёт в полной темноте. Проверяя почву под ногой, делая шаг, также прислушиваясь. Делая ещё.
По виску Шона невольно проскользила капля. Потом к звуку одних шагов прибавились другие, ещё одни. Шедшие за ними, кто бы они не были, не произносили не звука и не использовали свет, хотя тут и была кромешная влажная тьма. Значит... они шли за ними направлено. вот в арке проёма что-то зашевелилось, выглянуло и. Шон решил, что ждать будто бы они пройдёт мимо них в этом узком пространстве бессмысленно. Он резко поднял трость и набалдашником ударил по плечу первого мужчины, на землю с глухим стуком упало что-то тяжёлое, но Шон не обращал на это внимания, пока, он пользовался эффектом неожиданность и обнажил клинок, поворачиваясь ко второму. Впрочем, вторым преследователем уже занялся Вестер.

+2

10

За свою жизнь Вестеру приходилось драться не так уж и много раз, поэтому перспектива схлестнуться с неизвестными противниками не очень-то его и радовала. Из них троих достойное сопротивление мог оказать только Шон, и пусть в способностях Колет Вестер не сомневался, она все же была женщиной. Сам он со своей больной правой рукой тоже далеко бы не ушел, однако им на руку сработал эффект неожиданности и, когда преследователи оказались в непосредственной близости от них, профессор и лорд выскочили вперед и молча разделили врагов между собой, благо, их было тоже двое.
- Стоять. – Мур прислонил к шее неизвестного нож, который так удачно сегодня захватил с собой и услышал, как со стороны Блейка тоже прекратилась возня. Колет времени зря не теряла – поспешила зажечь фонарь, чтобы все, наконец, смогли друг друга увидеть. От развернувшейся перед глазами картины Мур лишь цокнул языком и еле-еле не закатил глаза. – И почему я не удивлен?
В руках у них действительно оказалось двое мужчин, да только мужчины эти были не простые, а в форме, очень точно передающую всем присутствующим их принадлежность. Полиция. И кто бы мог подумать?
- И давно наши доблестные полицейские гуляют по катакомбам посреди ночи? – Ответ его интересовал не сильно, куда больше интересовало то, что с хорошим шумом грохнулось на землю, когда Шон ударил одного из них. Вестер кивнул другу, прося того посмотреть.
- Зря вы сюда сунулись.
- Это мы без тебя разберемся. – Вестер сильнее надавил на горло лезвием ножа особо разговорчивому полицейскому.
Теперь предстояло решить, что же им с ними делать? Явно не убивать, да и даже оглушить уже рука не поднимется. Пытаться расспросить и что-то выведать? Тоже представляется бесполезной задачей, вряд ли эти двое могут сказать что-то полезное из того, чего друзья еще не знают. В конечном итоге мужчин решено было связать, и оставить рядом с ними мадам, вооружив ту аж двумя револьверами, найденными у полицейских. Узлы были тугими, кляпы во рту и повязки на глазах тоже сидели плотно, можно было не переживать, что несостоявшимся преследователям удастся выбраться, а если все же удастся… Колет точно умеет стрелять.
Дальнейший путь предстояло проделать вдвоем, и к счастью двух друзей совсем скоро череда коридоров закончилась, и они остановились напротив большой двери. С первого взгляда казалось, что поставлена она была тут недавно, уж так сильно контрастировала с остальной затхлой древней обстановкой.
Переглянувшись, Вестер и Шон одновременно положили ладони на шероховатую поверхность и толкнули дверь от себя. Та со скрежетом отъехала.

+2

11

Дрожащий от движений свет заплясал по лицам и отразился от значков на котелках стражей "порядка".
– И почему я не удивлен? - "Потому что кто-то должен следить, что следы заметены", - мысленно ответил ему лорд Блейк, переводя взгляд с одного лица на другое, и  для убедительности поднося клинок к горлу второго.
- И давно наши доблестные полицейские гуляют по катакомбам посреди ночи?
- Только когда там правонарушители, - прошипел тот бобби, у горла которого блестел нож Вестера. Они всё ещё были в чуть более "правомерной" позиции по отношению к ним, и пытались ей пользоваться, но Шон не видел даже смысла играть комедию о том, что они с Колет и Вестером тут заблудились. Их увидели и за ними шли, тайком, без света, чтобы подкрасться. Наверняка, чтобы ударить. Затереть последние следы, паскуды. Он сильнее надавил своим клинком на ворот мужчины, и наверное в его глазах читалась эта злоба и угроза, потому что тот не шолохнулся, пока лорд Блейк медленно опустился и поднял с земли то, что упало. Пистолет.
- Занятно. Насколько я знаю, вы не имеете права носить оружия, - холодно проговорил он, но сейчас настал момент его противника смотреть молча и зло. Все всё поняли.
Шон, сохранивший остатки гуманизма, поддержал идею связать преследователей, и очень нехотя - оставить с ними колет. Но та настояла, что справится, он решил уступить, просто чтобы не тратить время. Но настроение от этого становилось всё мрачнее.
Они с Вестером прошли по коридорам глубже в катакомбы, и воздух тут становился всё более спёртым и тяжёлым, таким, что даже не хотелось лишний раз говорить. И они не говорили - дойдя до двери и переглянувшись, просто толкнули её.
Комната была когда-то техническим помещением. Залом с куполообразным потолком, на полу неровные следы разной давности, например, несколько месяцев назад в одном углу длительное время лежало что-то крупное, вроде мешков или бочек, а в центре, на полу, совсем недавно кто-то провёл генеральную уборку. Пол был оттёрт. Настолько чистый, какой бывает не на всякой графской кухне. В свете лампы было трудно разглядеть больше, всё казалось мрачным и бросающим слишком густые тени. А ещё у Шона в этой комнате засвербило ужасно не комфортное чувство, будто бы они мыши в коробке, а над крышкой ходит голодный кот. Даже воздух тут был...
- Вестер, мне кажется тут не стоит задерживаться, - совершенно непроизвольно, да ещё и дрогнувшим голосом проговорил Шон, поймав себя на страхе и разозлившись на это, - Посмотрите, может остались явные следы ритуала. Воск от свечей или не стёртый мел... Я пройдусь по периметру.
Каждый шаг по этой комнате был тяжёлым. Хотелось сделать его бесшумнее и осторожнее, чтобы "кот" не услышал...
Шон оставил лампу рядом с Вестером, потому сам двигался почти в темноте, надеясь больше на отсветы. И один такой действительно был - блеснул в щели входа, через который они появились, в глазу чего-то большого и нечеловеческого как раз тогда, когда лорд Блейк повернулся туда. Мужчина вздрогнул и непроизвольно выкрикнул - ЭЙ! - метнувшись ко входу, и слыша, в свою очередь, что от него что-то побежало.

+2

12

На своем веку Мур побывал в великом множестве разных мест, и пусть все они были сосредоточены в Лондоне и его окрестностях, их разнообразие действительно было внушительным. В отдельную группу можно смело выделить места, которые на первый взгляд ничем не выделяются от себе подобных в других частях города, однако почему-то именно в них у тебя складывается четкое убеждение, что отсюда нужно уходить, причем как можно скорее. Это помещение было как раз из таких. Можно было бы списать холодок, пробежавший по спине, на сквозняки, сырость и ночное время суток. Ночью в темноте при свете одного единственного фонаря много чего может показаться жутким, но в этом месте было что-то другое. Дышать тут было тяжело, и пусть помещение было достаточно просторным, казалось, что стены медленно смыкаются вокруг тебя.
- Посмотрите, может остались явные следы ритуала.
Вестер кивнул и вооружился протянутым фонарем. Больше всего внимания привлекал центр комнаты, он был расчищен и очищен да такой степени, что это казалось несколько ненормальным. Словно... словно люди, бывшие тут до них, намеренно хотели сделать так, чтобы этот участок был «идеальным». Вестер вышел в самый центр, опустил фонарь на пол и сам поспешил присесть на корточки. Освободил одну руку от перчатки и медленно провел пальцами по кирпичной кладке пола, залезая в щели и касаясь стыков. Увы, отдраено тут все было так, что его миссис Майерс лопнула бы от зависти, завидев такой пол. Пыли практически не было, только в самих стыках кирпичей попадались мелкие крошки серого и белого цвета. Сказать, что тут был начерчен ритуальный круг, было нельзя, хотя и очень хотелось.
Мужчина медленно перемещался по радиусу неестественно чистого круга, попутно перемещал за собой тусклый свет. В некоторых местах камень казался темнее, словно что-то капало на него и вещество это не получилось удалить подручными средствами. Мур попробовал провести пальцами по пятнам, потом смочил слюной кончик платка и старательно потер потемневшее место, надеясь непонятно на что. Увидеть результат своих трудов он не успел, Шон неожиданно вскрикнул.
- ЭЙ!
- Шон? – Вестер развернулся, но увидел лишь спину своего друга, стремительно удаляющуюся от него.
В тишине помимо эха от крика лорда Блейка отчетливо послышались тихие хлюпающие шаги, явно отдаляющиеся от них. Крик Шона напугал даже Вестера, что уж говорить о том, кто по всей видимости за ними наблюдал.
Подхватив с пола фонарь и окинув взглядом помещение еще один раз, профессор выбежал вслед за лордом. Оставалось лишь надеяться, что убегающий не заведет их в глубь катакомб, откуда они потом и выбраться то не смогут. Это будет печальным концом.
Они петляли, сворачивали, пару раз даже перелезали через проржавевшую и покореженную решетку. Тот, кто от них убегал, явно знал это место куда лучше, и был полон решимости успешно уйти от своих преследователей, но Вестер и Шон не были бы собой, если бы просто так отступили. Вряд ли кто-либо из них запомнил обратную дорогу до той комнаты, да и чтобы выйти обратно к Колет придется приложить много усилий. Уже запыхавшись и порядком подустав от бега, друзья остановились перед трубой огромного диаметра, уходящей далеко в стену. Сложно было даже сказать, находятся ли они все еще под кладбищем или вообще убежали в другую часть Лондона.
- Так что вы видели, Шон? – С тяжелым дыханием проговорил Вестер, заглядывая внутрь трубы. Кажется, туда убежала их цель. – Думаете, он следил за нами?
Лезть внутрь особо не хотелось, вонь из трубы шла знатная, к тому же это могло увести мужчин еще дальше, а практически в кромешной темноте и в узких коридорах волей не волей начинала развиваться клаустрофобия и охватывать непонятная паника.
- Такое чувство, что в центре той комнаты проводили ритуал. – Вестер поспешил поделиться своими мыслями, пока они попросту не вылетели из его головы от бега. – По площади подходит, но там все так вычищено, что заметить конкретные следы просто невозможно при наших условиях. Я только заметил темные пятна…
Вестер не договорил. Из огромной трубы послышался шум.

+2

13

Быстро собрав все амулеты в небольшой мешочек и спрятав их в более-менее надежном месте, Колет поспешила за мужчинами, предварительно осмотревшись по сторонам и плотно прикрыв за собой дверь. Можно было оставить свой собственный барьер, который не пустил бы внутрь никого ровно до того момента, как они не вернутся обратно, но это заняло бы время, которого этой ночью у всех троих точно нет, потому и винить себя в том, что произойдет позднее, Колет себя точно не будет.
- Ритуал, Шон. Я увидела ритуал... Вернее, ритуально шествие - вещь такая же важная, как и само умерщвление. Да, профессор? - Колет посмотрела на Вестера и слабо ему улыбнулась, словно старалась хоть немного разрядить атмосферу того инфернального иррационального с точки зрения простого человека, во что они окунулись за последние несколько дней. Казалось, что они буквально бежали, не позволяя себе спотыкаться или делать передышки, преодолевая расстояние куда большее, чем преодолели за последние несколько лет, - Они несли на руках ту девушку, но она уже была без сознания, но не мертва. Больше ничего, но мне кажется, что я знаю, с кем мы имеем дело, Шон, - теперь она чуть пристальнее смотрела на лорда, - Филл рассказывал именно о них. Я еще раз посмотрю его записи, когда мы вернемся, - записи, которые она знала наизусть, но в которых все еще могла что-то упустить - секретное послание, шифр, на который не обращала внимание раньше, еще какая-то деталь, подсказка, которую им с Шоном оставил давно почивший друг.
Стоило им спуститься вниз, обменявшись короткими предположениями на тему того, правильно ли они идут, и вся троица погрузилась в тишину - так безопаснее, так они создают куда меньше эхо и единственное, что может натолкнуть возможных преследователей на их след, это недолговременные отпечатки ног в жидкой грязи, о составе которой Колет даже думать не хотела, да луч от фонаря, которым они подсвечивали себе дорогу.
Внезапный оклик Вестера, и Колет останавливается, ловя Шона, чтобы не успел уйти слишком далеко. Теперь, когда они перестали издавать совершенным образом все звуки, стало возможным расслышать шум, создаваемый их преследователями, а через несколько мгновений события и вовсе сделали стремительный рывок вперед - Колет даже не успела ничего понять, как оба бобби оказались скручены, а ее какая-никакая, но помощь совершенно не пригодилась, пусть и успела вытащить собственный кинжал, так хорошо знакомый горлу Шона.
- Оставьте их мне и идите посмотрите, что там впереди, потом вернетесь, - Колет посмотрела на их сегодняшнюю добычу, а потом на Шона, - Все будет хорошо. В противостоянии с двумя связанными по рукам и ногам пленниками я смогу за себя постоять, - она ободряюще улыбнулась Шону и махнула свободной от вверенного оружия рукой, - Чем быстрее вы узнаете, что там впереди, тем скорее мы вернемся домой, - она посмотрела им в спины и на несколько секунд прикрыла глаза, чтобы привыкнуть к темноте и теперь различать два скрученных на полу в грязи силуэта, что пытались сказать хоть что-то через кляпы, что пропихнули им практически до самой глотки. Колет закатила глаза и качнула головой:
- Господа, вынуждена попросить вас быть немного сдержаннее, иначе мы не разойдемся друзьями, чего бы мне очень не хотелось, - проговорила она и в ответ услышала какое-то подобие возмущения или ругательства, -  Не стоит так выражаться при даме, потому что дама может оказаться куда изобретательнее молодого человека, - она спрятала кинжал обратно в сапог, а револьверы прикрепила к талии. Хороший трофей, но от него потом нужно будет избавиться: полиция не оценит подобной находки в ее пабе или в домах Шона или Вестера, - А разозленная дама тем более, - добавила Колет таким тоном, с каким бобби спорить не решились, здраво рассудив, что раз леди оказалась в катакомбах, значит леди не лыком шита, как говорится.
В наступившей тишине Колет внимательно вслушивалась в звуки и возню со стороны, в которой скрылись лорд и профессор, но не забывала о том, чтобы следить и за другой стороной. Коридор расходился всего в две стороны, а потому пары глаз и ушей было достаточно, чтобы контролировать территорию, но напряжение к горлу все равно подкатывало слишком быстро. Может, зря она заставила этих двоих заткнуться? Хоть какая-то разрядка, знаете ли.
"Успокойся, девочка", - сказала сама себе Колет и сделала полшага в сторону, аккуратно прислоняясь к стене и втягивая воздух катакомб, - "Все будет хорошо".
- Колет... - она едва вздрогнула, услышав этот голос совсем над ухом, - Колет... - ее плеча словно кто-то коснулся, и она полезла в сумку, чтобы достать от туда свечу и поджечь, освещая лицо возникшего рядом с ней человека.
- Матерь Господня.... Джейк... - она тянется руками к знакомому лицу. касается пальцами небритой щеки, - Откуда ты здесь?
- Нет времени, сахарок. Идем, я должен тебе кое-что показать, - он делает кивок головой и устремляется куда-то в сторону, противоположную той, куда ушли мужчины. Замирает, смотрит на нее, - Идем, чего ты встала? - Джейк слабо улыбается и она снова видит его спину. Бросив короткий взгляд на бобби, Колет уходит следом за человеком, который оказался здесь только каким-то чудом.

- Вот так, последний штрих, - Колет аккуратно развернула упаковочную бумагу, извлекая на свет аккуратное панно с десятью разномастными бабочками редчайшей красоты. Она заходит за барную стойку и вешает панно в самую середину на специально выделенное для этого место. Аккуратно проходится по нему лоскутом ткани, смахивая невидимую пыль и отходит к Шону, ловя его вопросительный взгляд.
- Когда я была совсем маленькой и не умела еще давать отпор, на меня накинулось несколько белых парней, - проговорила она, - Мальчишки лет по тринадцать, но тогда они казались шестилетней девочке сущим кошмаром. А потом над ними нависла тень, - Колет тепло улыбнулась, - Джейкоб Тёрнер... Джейк. Он разогнал их, да так, что они сами потом за меня вступались, а затем взял меня за руку и спросил, обидели ли они меня. Я рассказала, что они забрали деньги, которые мама дала мне на покупку яблок и муки. Он отвел меня к бакалейщику и сам купил все необходимое, а после проводил меня домой. С тех пор мы стали друзьями настолько, насколько это вообще возможно. У него в запасе всегда была целая куча интересных историй - он и еще несколько человек помогали рабам в нескольких штатах. Может быть, они и стояли у истоков Подземной Железной Дороги, - она качнула головой и едва нахмурилась, - А еще иногда он привозил мне в подарок одну из этих бабочек. Со всех уголков, в которых он умудрялся побывать, - Колет опустила взгляд и замолчала на секунду, - Он погиб, когда разразилось пламя... Я пыталась найти его могилу, но так ничего не добилась: может быть, ее и вовсе нет...

+2

14

Шон даже не знал, что в тот момент сыграло больше - желание поймать или желание убраться, но он погнался за тварью, и ноги буквально сами несли его прочь от комнаты с вылизанным полом. Но за раттусом человек не угонится. А гнался лорд Блейк именно за раттусом, он понял это в тот момент, когда бежавший за ним Мур светом лампы осветил длинный хвост и огромные лапы, мелькнувшие впереди, прежде чем исчезнуть в трубе. Раттус... лорд Блейк никогда прежде не видел их в живую и, признаться, вид крысы переростка, пусть и мимолётный, покоробил его. Но всё же, это был всего-лишь раттус... Шон остановился у трубы, тяжело дыша от забега и гадая, что на него нашло, отчего он так подорвался и почему, что самое главное, не хотел возвращатсья?
Мужчина невольно провёл по краю лба, собирая бусины пота и поворачиваясь к Муру, половина лица которого освещалась лампой, а вторая - утопала во мраке.
- Раттус... Он наблюдал за нами. Я подумал, что может он что-то видел, - это было странно, но сейчас Шон почти что врал на ходу, хот ьи понимал логичность такого решения. Он погнался за ним почти инстиктивно, но не мог в этом признаться.
- Такое чувство, что в центре той комнаты проводили ритуал. – как всегда деловитый и собранный, как всегда впервую очередь говорящий о фактах - такой Вестер напомнил Шону, что он тоже не истеричная барышня, и они тут по делу. – По площади подходит, но там все так вычищено, что заметить конкретные следы просто невозможно при наших условиях. Я только заметил темные пятна…
Шум из трубы привлёк внимание обоих мужчин. Они резко повернули головы и не сговариваясь сделали шаг назад, следя за стоком. Шон с рукой на неизменной трости, вестер с лампой.
Скряб-скряб по металлу огромными крысиными лапками, этот звук раздавался эхом и не давал обитателю трубы быть не замеченным. скряд-скряб... из трубы в свете лампы появилдись огромные крысиные вибрисы, но то ли зверь, то ли мутант не спешил высовываться сам. Вибрисы напряжённо двигались, видимо нюхая тяжёлый воздух подземелья и запахи двух мужчин. Шон недолюбливал крыс, как и любой цивилизованный человек, но сейчас вполне отчётливо понял, что их боятся.
- Эй... не бойся, мы просто поговорить, - очень неуверенным голосом проговорил Шон, не знающий, понимает ли крыса-переросток его вообще. - Эй?
Из трубы появился очень подвижный нос, предупредительно щёлкнули огромные резцы, но раттус медленно высунул голову, рассматривая людей чёрными, как маслины, глазами. Те моргнули, но раттус не произнёс и звука. Честно говоря, Шон не помнил, умеют ли эти создания вообще говорить, или это просто огромная крыса, которая может прокусить тебе артерию в прыжке...
- Ты... видел, что тут произошло примерно неделю назад? Сюда приволокли женщину...
Раттус помедлил, а замтем кивнул. Шо нс возбуждённым видом переглянулся с Муром, неужели?!
***
Тем временем, два полицейских, в полном шоке наблюдавших разговаривающую саму с собой Колет, остались ненадолго одни. Они слышали, как шаги женщины удаляются по коридору, и когда они отошли довольно далеко, один из них негромко сказал:
- У меня в сапоге нож. Давай срезать верёвки по быстрому. Можем взять бабу как языка и наверх. Пусть инспектор сам решает, что с этими делать.
Его коллега кивнул, и стал изгибатсья, чтобы достать лезвие.

+2

15

По мере того, как существо показывалось из трубы, росло и возбуждение Вестера. Он еще никогда в жизни не встречал раттусов (не довелось искать оккультные артефакты по канализации, увы), и очень мечтах их повстречать. И появление этого красавца стало чуть ли не настоящим праздником, и если отбросить всю мрачность истории, благодаря которой профессор вынужден тут бегать, его можно было бы назвать очень счастливым, ведь это словно подарок на скорый день рождения. А подарки Вестер любил. А уж когда существо кивнуло на вопрос Блейка, Мур чуть было не запрыгал на месте от осознания, что с существом этим можно вести какую-никакую беседу, и этого прогресса им удалось достичь за какие-то несколько минут, к чему же может привести долгое изучение животного?
- Ты можешь показать нам? – Очень медленно проговорил мужчина, старательно выговаривая каждый слог и букву. Он чуть приглушил пламя лампы, понимая, что яркий свет скорее всего доставляет дискомфорт раттусу, и присел, согнув ноги в коленях, чтобы глаза их оказались на одном уровне. – Та комната, где мы были… - Вестер указал рукой примерное направление, откуда они прибежали, хотя на самом деле уже очень плохо представлял, где они находятся, где находится Колет и где находится эта странная комната. – Все произошло там?
И существо, помедлив, кивнуло снова. Радость, бушевавшую внутри Мура, описать словами крайне сложно, его буквально распирало от эмоций, однако голос оставался спокойным. Это давалось с огромным трудом.
- Держи. – Он протянул существу один из кусочков сахара, которые всегда носил с собой. Любил он подкармливать лошадей, ничего не мог с этим поделать. Тем более его собственная кобыла была весьма капризна и своенравна и без лакомства могла отказаться даже с места трогаться. – Тут были злые люди и они в той комнате ту самую девушку. Мы хотим понять, как все было. Мы сейчас вернемся… - Вестер начал медленно выпрямилятся, а существо, схрумкав сахар за пару секунд, отшатнулось назад. Мужчина замер, полусогнувшись. – Мы хотим понять, как все произошло. Помоги нам, пожалуйста.
Мур засунул руку в карман и высунул из нее еще один кубик сахара.

***

- Здесь был начерчен круг, да? А вот тут стояли мужчины? Вот так…
Вестер носился по помещению, уже особо не обращая внимания на непонятную пугающую атмосферу, от которой в первый раз по спине его бежал холодок. Он пытался воссоздать картину произошедшего и всякий раз оглядывался на раттуса, не решающегося заходить внутрь, а стоявшего у дверей. Животное, очевидно, было куда умнее людей, и чувствовала всю негативную ауру этого места.
- И девушка, ее принесли как жертву, во имя чего-то. А эти мужчины, может быть ты запомнил, как они выглядели? Может, какие-то отличительные черты?
Раттус лишь задергал мокрым носом и вместе уже привычного кивка протянул вперед свою маленькую лапку, клянча сладость. Мозгов существу было не занимать, зато вот запасы сахара у Вестера были ограничены и, увы, подошли к концу. Боясь, что получив отказ, существо их покинет, он с мольбой во взгляде посмотрел на Шона, словно надеясь, что у того в карманах пальто завалялось что-либо съестное кроме табака.

***

- Проклятье, да не дергайся ты!
- Заткнись и тянись, почти уже! Не хватало еще, чтобы она нас услышала...
Двое мужчин скрючились в совершенно немыслимой позе. Они вздрагивали и замирали при каждом неизвестном шорохе или звуке голоса, доносящегося издали, лица их от усердия уже стали бордовыми, и казалось, от большой натуги их того и гляди разорвет пополам.
- Есть! - Вскрикнул тот, кто вытянул нож из сапога.
Вскрикнул чуть громче, чем следовало бы, но его это уже не волновало. Они принялись судорожно перерезать веревки.

+1

16

саунд

По мере того, как раттус вылазил из трубы, блестя в тусклом свете лампы грязной жёсткой крысиной шерстью, Шон понимал, что он всё-таки слишком цивилизованный, чтобы не боятся крыс. Невольно, лорд Блейк сделал шаг назад перед этой огромной крысой, пока Вестер наоброт, поддавался вперёд прикармливая крысу сахаром. Он мог понять радостное возбуждение друга, какой никакой, а свидетель произошедшего. Но вид крысиного хвоста по ширине соизмеримого с рукой самого Шона выбивал из колеи. Понимая неуместность собственной паранойи, Шон просто подхватил фонарь, пока Вестер задабривал крысу.
***
Его нервировала эта комната. Он сам не знал почему, но пока Вестер носился по кругу в приглушённом свете лампы и спрашивал у раттуса все детали, Шон неотрывно следил за тенью друга, и её дрожание... её искажения казались живыми. Кривыми, ползущими, пугающими. Этот животный первородный страх непонятного делал лорда Блейка нервным, и только достоинство не давало сейчас сорваться.
На что? На крик? На панику?
Ему хотелось выпить, глотнуть чего-то согревающего.
Этот страх, нарастающий и наползающий на тебя из-за углов, он глушил. Шон не понял, когда перестал прислушиваться в ту сторону, где оставил Колет с полицейскими, когда вообще забыл о полицейских. Только это душащее чувство и желание уйти. Поскорее! Тут что-то притаилось в углах.
Где?
Где?
Он ещё раз осмотрел все углы. Они полностью утопали во мраке. До края. не различить ни одного камня кирпичной стенки. Ярким пятном был только отмытый круг ритуала, Вестер. чьё лицо свет разделил надвое, нос и морда Раттуса - всё что он просунул в страшную комнату.
Почему страшную?
Здесь душно?
- А эти мужчины, может быть ты запомнил, как они выглядели? Может, какие-то отличительные черты?
Раттус привстал на задних лапках и показал над своей головой. Высокие. Ну в общем да, они все высокие. Лапками под мордой - борода. Возможно в возрасте. Слишком мало отличий. Он показывал что-то ещё, но всё это были оттенки общего описания. Гуляя по улице ты встретишь таких - бородатых высоких мужчин с некоторым отъеденным пузиком - десятки. Ловить всех за руки? Спрашивать - не ты ли проводил ритуал в тёмном душном подвале? Там где танцуют тени.
Что?
Что?
Шон надавил на глаза.
- Вестер, нам наверное надо... выйти на воздух здесь от духоты мозги плавятся.
Плавятся... Сами стены будто бы плавятся. Шон посмотрел на раттуса на входе - тот взял камешек и что-то царапал на полу. Этот скрип почему-то болезненно отозвался в сознании, будто отразился там от чего-то и пошёл эхом.
А потом в это всё ворвался третий звук.
- Есть! - это было эхо.
И тут Шон вспомнил. Колет. Полиция.
Почему он вообще об этом забыл?!
Мужчина оттолкнулся от стены, полный страшной догадки и осознания. "Есть", - это бл мужской голос. Радостный голос. Сколько они уже осматривают это подземелье? проклятье! В темноте время тает, будто расплавленные часы!
- Вестер, нам надо спешить! - Шон сам не знал, почему. Надо. Раздражение подгонялось страхом, страх раздражением. Лорд Блейк резче, чем следовало бы. Раттус дёрнулся, пискнул и развернулся, исчезая в проходе. Обычно хладнокровный Шон даже не уделил этому много внимания. Он стремительно шагнул к выходу, опять хватаясь за клинок-трость. Замереть его заставил только маленький рисунок у самого входа. Тот, что накарябал раттус. Тусклый свет лампы скользнул по нему, забрался в борозды, глянул на него глазом в восьмиконечной звезде.
Приковал к себе на секунду.
А потом в этой вязкой тиши раздался характерный щелчок. Щелчок взведённого курка.
Шон среагировал буквально за секунду. Он отшатнулся в бок от двери, по ту сторону которой стоял один из копов. Бобби толкнул её, надеясь сбить с ног мужчину, а потом в слепую пульнул в комнату.
Удар по стене, где-то дождём посыпалась кирпичная крошка. Будя из этого забытия. Будя... забытие...
- Вестер, пригнитесь! - Шон с размаху ударил ввалившегося по инерции сюда полицейского, но за его спиной был другой. Завязалась драка.

0

17

- Вестер, нам наверное надо... выйти на воздух здесь от духоты мозги плавятся.
- Что? – Вестер далеко не сразу оторвал свое внимание от раттуса и повернулся к другу. Весь вид его давал понять, что ему тут не очень хорошо, да и самому Вестеру поначалу тут было несколько дурно, но он так сильно увлекся всем происходящим, что совершенно не обращал внимания ни на гнетущую атмосферу, ни на различные шорохи и завывания, доносящиеся из разных уголков. – Да, Шон, сейчас, только… дай мне… еще минутку… или две…
Последние слова мужчина произнес словно в забытье, он снова повернулся к огромной крысе, на этот раз она уже не выпрашивала кусочек сахара, вместо этого она подобрала с пола маленький камушек и сейчас что-то старательно шкрябыла. Это может быть важно. Это должно быть важно! Он просто не может упустить ни единой детали!
- Есть!
- Умоляю, Шон, ты можешь хотя бы не кричать? Я уже почти… Нет-нет, стой, подожди!
Мур вскочил на ноги, когда раттус в испуге скрылся во тьме, развернулся в сторону друга, готовый было уже разразиться гневной тирадой на тему, что Шон все испортил, что они были в шаге от успеха, что они могли бы не только приоткрыть завесу тайны этого места, но и узнать больше о существах, живущих в канализации – раттусах. Помимо оккультизма профессора в этом мире интересовало великое множество вещей, и всем им он был готов уделять внимание, если только речь не идет о религии. А познание существ, которых по логике вещей в принципе не должно было существовать в их мире, явно занимало место в списке лидеров, но сейчас лорд Блейк своим поведением просто уничтожил все, чего профессору удалось достичь за столько короткое время.
- Шон, какого дьявола вы… - Вестер схватил его за рукав пиджака, раньше бы он так никогда не сделал. Такое действие было слишком грубым, слишком беспринципным, но почему-то именно тут, именно сейчас он просто терял контроль над собой. Потом опустил взгляд на пол, разглядывая неровный рисунок в тусклом свете лампы. – Это…
Щелчок.
Если бы Вестер много стрелял, он бы распознал звук взводимого курка. Но стрелял он редко, а потому осознание опасности до него дошло только когда совсем рядом просвистела пуля, и когда Шон отскочил в сторону и криком своим словно отвешивая профессору отрезвляющую пощечину.
- Вестер, пригнитесь!
И Вестер послушался. Пригнулся именно в тот момент, как раздался очередной выстрел. Близко. Правое плечо прожгла боль. Если бы Вестер повернул голову, он бы увидел, как порвалось его пальто, пиджак и рубашка, и как место то начало темнеть. Но он не успел. В комнату ввалились бобби, те самые, которых они совсем недавно связывали, и которых оставили под присмотром Колет. Минуточку… Колет! Но если они освободились, и если у них пистолет, тогда…
Думать было некогда, в одиночку с двумя полицейскими Шон навряд ли бы справился при всей его физической подготовленности, а вместе с Вестером их шансы более-менее уравнивались. Когда к нему подлетел второй полицейский, Вестер не придумал ничего лучше, чем левой, здоровой, рукой зачерпнуть пыль, грязь и песок с пола, швырнуть эту смесь прямо в лицо нападающему. Тот зажмурился, отшатнулся, и тогда Мур ринулся вперед, пригвождая мужчину спиной к стене, больно встряхивая и ударяя кулаком прямо под дых. Оттолкнул скрючившегося мужчину в сторону, наспех подобрал металлический прут, лежащий прямо под ногами, и пару раз с силой ударил полицейского по спине.
Еще.
Еще!
БЕЙ ЕЩЕ!
И он бы бил. Бил, слушая чужой голос в своей голове, повиновался ему, подчинялся, и чувствовал, как с каждой новой секундой все больше хочет убить уже практически беспомощного человека.
- Еще… ЕЩЕ… нет… НЕТ, НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ!
Он кричит, пытается вырваться из рук, схватившись его, замахивается еще раз, но замирает с поднятой вверх рукой, видят перед собой лицо своего друга. Тяжело вздыхает, распахивает от ужаса глаза и безвольно разжимает пальцы. Металлический прут с шумом падает обратно на пол, на сам профессор беспомощно прислоняется спиной к ближайшей колонне.
- Нужно отсюда убираться… Найти Колет и убираться отсюда к чертовой матери.

+1

18

Тело требовало боя, сражаться, делать выпады, делать удары... Но сознание не покидало гадкое ощущение, что противник всё время остаётся позади, всегда прямо за спиной и не прекращает смотреть в твою спину, наблюдять, поджидать. Стелиться к самым ногам, едва не отрываться от подошв.
Это чувство изводило его, но после серии фехтовальных ударов против второго бобби, когда Шон повалил его на пол и увидел перепуганные глаза, что-то человечное, ещё не затуманенное звериным забило панику. Бом-бом-бом, то ли сердце, то ли набат в ушах... Шепотки и то и дело возникавший писк в ушах. Ему тут дурно... надо убираться...
Шон развернул трость набалдашником и ударил полицейского по уху, отключая.
Такая короткая схватка, но его буквально душила отдушка, а по вискам и скулам сорвалось пара капель пота.
Дурман... опиумный дурман даёт эти странные ощущения. Заторможенное осознание ужаса, что твориться сбоку с его собственным другом.
Шон повернулся и на секунду обомлел. Раньше его пугали кривые танцы теней. Теперь его пугал Вестер, беснующийся не хуже такой же тени. Обезумевший, жестокий... зверь...
Звуки заглушились. Воздух застыл в своей тяжести, сдавил лёгкие, дурманил их... окутывал наполнявшимися запахами крови. А всё что он видел всё сужалось и сужалось, пока не сузилось до сферы болезненно жёлтого света и дёргающихся силуэтах в них.
Секунда... Две...
Шон срывается и хватает Вестера в захват, боясь даже думать, что тот сейчас говорит. ЧТО ОН НЕСЁТ!
- Вестер! Придите в себя, Вестер! Да что за Дьявол в вас вселился?!
Вестер ещё дёрнулся а потом вдруг пришёл в себя. Тяжело дыша он уронил прут, сам прислонился к колонне, утопающей во мраке. И этот мрак будто бы обнимал его. Обнимал и тихо смеялся шепотками в уши. У Шона начинала кружится голова. Ему вообще перестало казаться реальным всё происходящее в этом подземелье, какой-то мутный тошнотворный кошмар.
- Нужно отсюда убираться… Найти Колет и убираться отсюда к чертовой матери.
- Да... Да! Чёрт возьми, да! - Шон хотел подорваться, бежать прямо сейчас, найти Колет. Он обязан найти её, сейчас же! Но ноги будто бы не слушались, а взгляд всё не отрывался от Вестера, обнятого чернотой тени.
Что происходит? Почему?
Шон сглотнул, резко подхватил лампу с пола и в два шага подошёл вплотную к другу. Да... так лучше... Лучше...
- Пойдёмте, - ему казалось, будто он выбирается из болота. Первые шаги давались тяжело. Потом чуть легче. Потом быстрее. Как так получилось, в обратный путь они уже бежали. Бежали, чувствуя дикий холод от пота, пропитавшего их одежды как ледяной ноябрьский дождь. Бежали, лихорадочно осматривая коридор в поисках... крови... следов... Колет. Они прибижали к месту, где были связаны бобби, нашли верёвки, но не женщину. В сердце Шона всё шумнее бился там-там страха.
Как он мог забыть о ней?! Как он мог так долго мяться в том жутком помещении?
Где Колет, где?...
его начинала бить дрожь, но вот Вестер окликнул его - увидел след маленькой женской ножки на мхе. Мужчины подорвались в сторону следа, прошли вдоль всего коридора и за поворот, пока свет лампы не выхватил яркие бордовые юбки.
- Колет!
Шон метнулся к женщине - она лежала в небольшой яме, без сознания, на краю провала на камне поблескивала масляным кровь, как и на коричневом лбу женщины.
- Колет, нет-нет-нет... - мужчина судорожно стянул перчатки и прислонил пальцы к её шее. По подушечкам мягко, но так долгожданно прошла пульсация. Шон выдохнул и подхватил бессознательную женщину на руки.
- Надо выбираться отсюда. Сейчас же.
***
Они решились заговорить только на выходе склепа. Когда Лондонская ночь, обычно такая непроглядная и мрачная, сейчас оказалась полной света и красок. Звуков. Запахов. Свежести.
Шон ступил на дорожку выхода, чувствуя предательскую слабость в ногах.
- Вы ведь тоже ощутили это, да? Там... в той комнате было что-то... что-то, что я не могу описать.
Он невольно крепче прижал к себе Колет.

+1

19

Если кто-то мог подумать, что после всего приключившегося на кладбище кто-то из трех друзей провел в спокойствии оставшуюся ночь, то он жестоко ошибается. Во всяком случае профессор Мур о сне даже и не думал, зайдя домой, он молча поднялся в свой кабинет и закрылся на ключ, чтобы постараться объяснить самому себе, что же произошло там под землей в этой с виду совершенно обычной комнате. Но как бы мужчина не старался, разумные и логичные объяснения все не приходили в измученную уставшую голову.
Вестер помнил то пугающее желание причинить боль своему противнику, нанести очередной удар, помнит, с каким вожделением хотел слушать его крик, треск костей и видеть темные капли крови на полу. Он до сих пор чувствует холод железного прута, практически раскалившегося в его руке, и пусть ладонь уже давно ничего не сжимает, сейчас, глядя на нее, кажется, что там до сих пор что-то лежит. Царапина на плече оказалась совершенно незначительной, настолько бесполезной, что в данный момент не заслуживает совершенно никакого внимания, лишь рукав некогда белой рубашки, окрашенный в алый, говорит о полученном ранении. Вспомнит о нем Вестер лишь на утро, когда стук в дверь дворецкого вырвет его то ли от дремы, то ли от глубоких раздумий.
Вместе с Шоном они уходили из того зловещего помещения так быстро, как только могли, и хоть кроме двух полицейских рядом с ними больше никого не было, казалось, что-то невидимое обычному взору просто не хотело отпускать мужчин от себя. Оно дурманило, звало, обволакивало все существо, проникало под кожу и забиралось в мозги. Чем дальше друзья отдалялись, тем легче становились их шаги, тем свободней они могли дышать, и тем отчетливее и яснее становились мысли. С подобным Вестер не сталкивался еще никогда в своей жизни, потому не удивительно, что все произошедшее произвело на профессора такое сильное впечатление. Еще бы чуть-чуть и он бы своими собственными руками забил человека. Пусть тот и желал им зла, пусть явно не являлся добродетельным и благочестивым гражданином, Мур бы никогда не подумал, что может убить даже такого нехорошего человека.
Когда они нашли Колет, она была без сознания. Но жива, и это уже можно было считать небольшой победой. Покинуть катакомбы им удалось в первоначальном составе. Сделав шаг на свежий воздух, Вестер повесил на шею подаренный мадам амулет и помог проделать тоже самое Шону. Это дарило небольшую иллюзию защищенности, и даже эта тоненькая соломинка в пучине безумия казалась спасительной
- Боюсь, друг мой, мы столкнулись с тем, к чему были совершенно не готовы. – Вестер сделал глубокий вдох, пропуская в легкие холодный воздух, поморщился, когда оглянулся на Блейка и на Колет в его руках. – Вы позаботитесь о ней? А я… постараюсь собрать все в кучу и разобраться в произошедшем. Действовать опрометчиво больше нельзя, цена за ошибку очень высока.
Дойдя до улицы, профессор помог Шону сесть в экипаж и на прощание коснулся его плеча, встретился с обеспокоенным взглядом. В голове лорда роился тот же ворох вопросов, что и у него самого.
- Берегите себя, Шон. И ее тоже. Я напишу, когда что-то узнаю.

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » блаженны плачущие, яко тии утешатся