Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Всё в порядке в Ричборо


Всё в порядке в Ричборо

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://78.media.tumblr.com/1f8798eb082931dea4bc5c23cfe7c678/tumblr_nswxbhJXmt1td64igo1_540.gif

Помощница детектива и археолог
Декабрь 1885, Бримстоунский университет и деревня Ричборо

Сказал он: эта тварь приходит ночью
И ровно в три, от церкви у холма.

Команда года по следам призраков и проклятых отправляется в тихую деревушку на краю света... только чтобы узнать, что в лучших традициях историй, которые начинаются с таинственных заметок, деревня оказывается противоположностью "тихой", а артефакт - чудовищно проклят.

Отредактировано Elizabeth Erskine (26 июля, 2018г. 20:12:09)

0

2

Лондонская зима походила на новоанглийскую осень: редкие светлые дни здесь сменялись пасмурными и сырыми, полными плаксивых затяжных дождей и пронизывающего ветра с моря, что приходил по ночам, тоскливо стучался в окна — то громче, то тише — а к утру уставал и затихал; и тогда от воды поднимался спрятавшийся от его буйства туман, затапливавший весь кампус, и до рассвета университетский островок тонул в буро-желтом мареве. "Лондонский особый", так его здесь называли, плод противоестественного союза природы и человека, рожденный приморской сыростью и напоенный рукотворным смогом, что не развеивался почти никогда; он стойко держался до самого утра, пока низкие тучи над городом не начинали слабо светлеть, обозначая смазанный лондонский рассвет. Тогда "лондонской особый" отступал до вечера, чтобы в сумерках вернуться снова — по-звериному припадая к земле, он бесшумно полз по склонам, подбирался к самым стенам Бримстоуна, и задержавшаяся в университетских стенах Морриган, выглядывая из окна, не видела дальше ветевей ближайших деревьев, будто мир обрывался университетской оградой и дальше переставал существовать.
Из щелей в рамах тянуло холодной сыростью - пожилой смотритель, кряхтя, ежедневно слонялся по университету со стремянкой, безуспешно, как корабельную течь, пытаясь заткнуть здешние сквозняки, и ожидаемо проигрывал эту битву.
Лондонской зимой Морриган начинало терзать то, что другие назвали бы тоской по родине, однако сама мисс Джонс полагала это скорее желанием очутиться где угодно, только не здесь; и белоснежные снега Ист Хевена в ее памяти мешались с таким же ослепительным песком Сахары. Она грезила дальними берегами, простором и светом, дирижаблями и кораблями; и мечты ее были полны нездешних ветров: в них, путая мысли, бушевали египетский хамсин, африканские муссоны и средиземноморский сирокко - Морриган находила сложным сосредоточиться, вела лекции будто бы рассеянно, путала слова и забывала даты.
Доктор прописывал ей опиумные капли на ночь, уверял, что это все от бессонницы, но честно купленный у аптекаря пузырек давно без дела пылился в прикроватной тумбочке.
Рожденному под светом солнца, познавшему простор, тяжело в вечных сумерках под гнетом серых облаков - Морриган уходила в книги, много писала, проводила все свободное время в Затонувшем Музее и жила зыбким ожиданием весны, а там - а там уже близко лето, скрип снастей и гул дирижаблей, зов дальних стран, чужие ветра...
- Вам нужно развеяться, - советовал умудренный опытом коллега, глядя на то, как Морриган, зябко кутаясь в шаль, чахнет над рукописями, - встряхнуться, если позволите. Конечно, такой леди, как вы, тяжело у нас тут... Навестите Эдинбург - тамошние края чудо что такое.
Морриган крутила в измазанных чернилами пальцах перо и согласно кивала - действительно, дело доброе. Надо встряхнуться.
И пропадала в библиотеке на ближайшую неделю - там, среди почерневших от времени стеллажей, ее и отлавливал кто-то из аспирантов, сообщая неожиданное:
- Вас искали, профессор Джонс.
Профессор Джонс неаристократично чесала покрасневший нос не отмытой от чернил рукой, с трудом отрываясь от массивного тома.
- Кто?
- Какая-то леди, профессор. Просит консультацию.
- Пригласите в кабинет, пожалуйста, - соглашалась Морриган, - и предложите чаю. Мне буквально два абзаца перевести осталось.

Два абзаца она так и не перевела - бросила, отчасти от усталости, отчасти - от любопытства, что принялось терзать мисс Джонс, едва аспирант пропал из виду. К ней нечасто наведывались посетители с "большой земли": специфическая область познаний делала Морриган не самым востребованным профессором университета, и каждый гость сулил или очень интересную беседу, или бесконечно скучный разговор с членом какого-нибудь очередного исторического общества.
Среднего варианта отчего-то не существовало.
- Мисс Эрскин, - с преувеличенным энтузиазмом поприветствовала Морриган гостью, едва переступая порог, - надеюсь, вас правильно мне представили. Профессор Морриган Джонс, к вашим услугам. Мне сказали, у вас какое-то неотложное дело?

Отредактировано Morrigan Jones (25 июля, 2018г. 22:54:52)

+1

3

Бримстоун никогда не меняется. Исчезают старые-привычные и появляются новые лица, но это ничего не значит: каждый человек здесь ни больше, ни меньше, а только шестерёнка, которая позволяет Альма Матер существовать, расти и множить чудеса внутри своей оболочки жжёного кирпича. Шестерёнки не имеют значения. Одни сточатся - на их места придут новые, с такими же жаркими сердцами, с такими же высокими мечтами и далекоидущими намерениями.
Бесс всей душой любила и продолжает любить Бримстоун, даже столько лет спустя. Здесь, что бы ни случилось, она чувствует себя как дома.
С оговорками. И поправками на ностальгические очки.

Несчастный, загнанный учёбой и собственным энтузиазмом посланник усадил её в сравнительно удобное кресло и предложил чаю. А Бесс и не стала отказываться от возможности хотя бы погреть задубевшие руки, что уж говорить о том, чтобы выпить чего-то горячего. Не горячительного, а жаль.
Минуты тянулись дольше обычного.
Может быть, именно поэтому, когда скрипнула тяжёлая дверь и стук каблуков разорвал обманчивую тишину, помощница детектива удивилась больше обычного и даже позволила этому удивлению отразиться на лице. Она не ожидала увидеть на должности профессора красивую молодую женщину, хуже того, опыт подсказывал ей, что с куда большей вероятностью она бы встретила здесь старика с высокомерной миной и хронической нетерпимостью к женщинам.
Профессор Морриган Джонс.
Высокий загорелый лоб, внимательный, пронзительный взгляд, чернильные пятна на пальцах, на кончике носа, на манжетах. Одета просто, но практично. Массивное золотое кольцо на пальце.
Элизабет спрятала свой изучающий взгляд за веером ресниц как типичная (скромная, замужняя, благородная, робкая даже, ха!) леди.
- Миссис Эрскин, - взяв себя в руки, женщина поджала губы в сдержанной улыбке и ответила на приветствие лёгким наклоном головы. - И да, к сожалению, дело не терпит отлагательств.
Отставила чашку в сторону, постучала кончиками пальцев по бумажной папке у себя на коленях, так, мимоходом, скорее как напоминание для себя, нежели для привлечения внимания собеседницы.
- Я представляю интересы детектива Эрскина. Несколько недель назад в его распоряжении оказались анонимные заметки мистического характера. Ему удалось расшифровать часть текста, и, насколько можно предположить, речь идёт о некоем артефакте американского происхождения. Мистер Эрскин попросил меня найти специалиста, чтобы подтвердить его предположения. В идеале человека, знающего западную культуру как свои пять пальцев, и, как мне сказали, в этом деле нет никого, лучше вас.
Один за другим пальцы Элизабет с тихим стуком опускаются на папку - раз, два, три, четыре:
- Не окажете ли мне честь взглянуть на расшифровку?

+1

4

Миссис Эрскин выглядела, как мисс, а серьезности в ней было на нескольких мистеров - Морриган, сама пока не дослужившаяся до лишнего слога в обращении, поглядела на гостью уважительно и склонила голову в знак согласия.
- Почту за честь.
Барометр беседы начинал склоняться в сторону "очень любопытной": детективов, равно как и их представителей, среди посетителей Морриган раньше не случалось, и бережно расправляя на столе предоставленные бумаги, профессор Джонс про себя гадала, с чем может быть связан интерес мистера Эрскина к южноамериканскому фольклору. Где-то между строк ей чудились слова "контрабанда" и "кража" - вряд ли любопытство сыщика могло быть праздным - но от подробным расспросов Морриган удерживали вежливость и некоторая доля безразличия: дело эксперта - проводить экспертизу, а не забивать и без того больную насморком голову экзистенциальными вопросами.
Безразличие, впрочем, истаивало по мере того, как профессор вчитывалась в строки расшифровки - помимо самого текста, она несколько раз сверялась с другими предоставленными миссис Эрскин бумагами; хмурилась, водя пальцем по строкам и, после нескольких минут вдумчивого изучения, наконец призналась:
- Это очень странно.
И, поднимая взгляд на собеседницу, вопреки собственным недавним размышлениям вкрадчиво поинтересовалась:
- Кто это писал?..
Однако дабы вопрос ее не прозвучал резко и неправомерно, почти тут же принялась объяснять:
- Смотрите, вот тут, - Морриган обвела испачканным в чернилах пальцем участок текста, - речь идет о Эекатонатиух, эпохе Ветреного Солнца, одном из этапов развития мира, согласно ацтекской мифологии. Некогда неподвижное солнце по воле бога Эекатля начало двигаться по небосклону, и двигалось так несколько тысячелетий, пока Тескатлипока не сбросил его на землю, подняв тем самым ужасную бурю. И если верить этому тексту, - профессор Джонс постучала пальцем по бумаге, - то упало это "солнце" куда-то в район деревеньки Ричборо на южном побережье Британской империи. Очень странная метафора, как если бы аргонавты отправлялись за золотым руном в Южный Гемпшир, и написано довольно причудливым слогом. "Куотэрли ревью" такое определенно не напечатает. Но если вам нужно было подтверждение - вот оно: речь тут бесспорно об артефакте мезоамериканского происхождения, если только на Ричборо и впрямь не упало солнце.
Она снова вопросительно поглядела на миссис Эрскин:
- Не сочтите за праздное любопытство, но отчего такая спешка? Выглядит все довольно безобидно.

+1

5

Пока уважаемая археологиня погружалась в бумаги, госпожа Эрскин потихоньку начинала улыбаться как невоспитанный, но очень заинтригованный и почти даже счастливый ребёнок. Пока мисс Джонс почти что на пальцах объясняла хитросплетения "Ветреного Солнца", Бесс сосредоточенно прикусывала ногти, стараясь, впрочем, не откусить ничего лишнего и вообще не отвлекаться.
Этот визит в Бримстоун - самое близкое к погружению в мезоамериканскую культуру, которое миссис Эрскин могла придумать.
И ей, как ни крути, было интересно.

Кивнув, свободной рукой она продолжала делать отметки в блокноте карандашом даже после того, как "лекция" закончилась.
- Право слово, ничего особенного, - она вроде как небрежно пожала плечами, сверля взглядом Морриган. - Один молодой джентльмен, похоже, помешался, украл безделушку и свёл счёты с жизнью. Или ему помогли, знаете как это бывает. Я бы сказала "рутина"...
Может быть дело было в профдеформации, может ещё что, но Элизабет за последнюю декаду едва ли видела по-настоящему заинтересованных детективным запросом специалистов: для них, мужей и дочерей науки, многое было преходяще.
Помощница детектива принялась неторопливо собираться, перепроверять свои заметки и оправлять многочисленные юбки.
- ...если бы гибель человеческого создания можно было назвать чем-то кроме трагедии.

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Всё в порядке в Ричборо