Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Они не шалили?


Они не шалили?

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://image.ibb.co/mFqLeJ/1413578636_619187469.gif

Джордж Ройс и Морриган Джонс
4 ноября 1886 поздний вечер, почти ночь

Уходила Морриган, когда самой страшной угрозой над экспедицией были скучающие студенты, и жара.
А вернулась в лагерь, где уже догорел, и тихо тлел последними перекрытиями дирижабль, погиб капитан судна, четверть людей получили ожоги, а командовали всем этим маленьким Бедламом английские военные моряки невесть как оказавшиеся посреди французской Африки. У неё, очевидно, много вопросов.
А у Джорджа только один - почему отвечает перед лондонской гражданской интеллигенцией всё ещё он?...

+2

2

Джорджу казалось, что день просто из принципа не хочет заканчиваться. Вчерашний причём. Подумать только, с атаки Кракена прошли сутки, а у него такое ощущение, что он всё ещё сражается с его щупальцами...
Одним из этих щупалец был сэр Обри, который пребывал в самых мрачных настроениях о будущем не только экспедиции, но и Бримстоуна в целом. У Джорджа, честно говоря, градус студенческого патриотизма был ужасно низок... и вообще, он сбежал с 4 курса во флот, почему он сейчас должен выслушивать всё это, за что?...
- ...какое чудо, что никто из студентов серьёзно не пострадал, но всё же, для многих из них будет такой травмой всё произошедшее. Особенно эти ряды трупов... - сетовал пожилой географ, постоянно промакивая лицо платком. Он уже смирился с жарой и снял пиджак, но жилетку всё равно не расстёгивал, проявляя истинно английское терпение. Джорджу приходилось быть солидарным. Офицер при исполнении разгуливать по торс голым не может... Но как хотелось то, а...
- Мы не древние скандинавы сейчас сжигать ритуально тела наших моряков. Моряков хоронят в море, - лениво, как от москита отмахнулся вымотанный Джордж, скрестив руки на груди и безрадостно оглядев ночной лагерь. Африканская ночь падает резко. Здесь, у экватора, нет никаких длинных закатов и восходов. Просто в какой-то момент становится очень темно, и очень шумно. Вся боящаяся дневного зноя живность выходит и устраивает оркестр, под который хрена кракенова ты уснёшь. Ну может оно и хорошо? Ещё надо кое-что утрясти...
- Вы очень беспечны в этом вопросе, - с сожалением повздыхал Обри, - неужели вы не понимаете, что десятки тревожных писем от богатых детей богатым родителям могут стоить тут всем должностей?
- У вас минимум неделя уверить их, что это всё увлекательное приключение, - с некоторым сарказмом отозвался лейтенант разминая шею и тут замечая новую фигуру со стороны леса. - А это кто?
- Что? Где? Ох, Боги всемогущие, мисс Джонс вернулась.
- Кто? - опешил Ройс, припоминая списки пропавших. Там никакой Джонс не было. - Так, сэр Обри, это не письма вам, вы же сказали, что пропадало четверо человек, мы нашли всех!
- Так она и не пропадала, - округлил глаза географ, - Она отходила с парой студентов на переговоры с местными туземцами, там было деликатное такое дело...
Ройс закатил глаза.
- Я понимаю, почему вас выгнали с Бримстоуна, молодой человек, в вас ни капли терпения! - фыркнул, обидевшись, пожилой мужчина.
- Меня не выгнали, - отозвался Джордж, оправляя ремень винтовки и идя навстречу к "новенькой", - Я сам ушёл. Мисс Джонс ваша студентка?
- Боже упа... кхм, в смысле, нет, она моя коллега, это глава археологического сектора в нашей экспедиции, профессор археологии.
Джордж ещё раз удивлённо глянул на блондинку, которой дал бы лет 25, ну 28 в плохом раскладе. Впрочем, мисс Шэналл могла воспитаться в того, кем была только у такого же профессора. Они поровнялись, и Ройс коротко, по офицерски кивнул.
- Лейтенант флота Её Величества, Джордж Ройс, - сказал он женщине, - на всякий случай, это не мы сожгли ваш дирижабль, хоть он и выглядел неуместно среди французских джунглей, - он криво улыбнулся.
- Ну и шуточки у вас, лейтенант, - едва ли не с болезненным стоном проговорил сэр Обри.
- Трагикомедия никому не повредит, иначе я кого-то начну расстреливать. А все ближайшие павианы разбежались, понимаете, профессор, - практически доверительным тоном проговорил он, - И даже крокодилы, последнего добила лейтенант Сантар. И видите ли, бегают сейчас только студенты. Так что давайте шутить. Так вы значит всё это время отсутствовали в лагере? - обратился он уже к профессору Джонс.

Отредактировано George Royce (17 июля, 2018г. 13:56:45)

+1

3

Профессор Джонс молчала. Профессор Джонс формулировала.
Взгляд ее, лирично-прозрачный, был устремлен куда-то поверх плеча лейтенанта Её Величества флота и лысины профессора Обри, в чернильную южную ночь, расцвеченную светом зажигаемых костров и мерцанием мириадов звезд; и вся эта чарующая картинка была подернута тянущимся со стороны дирижабля дымом, придававшим всему происходящему атмосферу какую-то даже мистическую. Дирижабль, надо отметить, дымил из последних сил: судя по его виду, все горючее в нем уже прогорело, и теперь дотлевало то, что бурно гореть не могло - словом, Морриган еще некоторым образом повезло застать эту впечатляющую картину. К утру от их воздушного судна останутся только закопченые обломки - и профессор Джонс, не будучи инженером, исключительно дилетантски предполагала, что в воздух эта груда хлама теперь взлетит только если еще и взорвется до кучи.
В Коннектикуте про такое говорили...
А, нет, наверное, не стоит.
- Какого дьявола, - наконец перевела с бранного на английский Морриган, заботясь скорее о душевном спокойствии профессора Обри, чем о первом впечатлении, которое произведет на мистера Ройса, вопрос которого невежливо проигнорировала.
Лейтенанта Её Величества флота, пожалуй, сложно было удивить подобными вещами, а вот профессор Обри наверняка схватился бы за сердце, до глубины души пораженный сложностью специфического словарного запаса профессора археологии.
- Какого дьявола тут творится? Почему дирижабль горит? Какие еще павианы, студентов пустили к выпивке что ли? Откуда тут взялись крокодилы? Куда бегут студенты и что здесь делает английский военный флот?!
- Ой, ну теперь вы насядете, - моментально обиделся профессор Обри, приняв излишнюю экспрессивность коллеги на свой счет, и нервно протер лысину, - у нас все под контролем.
Дирижабль в отдалении заворчал складывающимися перекрытиями, будто соглашаясь с почтенным географом.
- Я вижу. - сухо высказалась профессор Джонс.
Всю дорогу до лагеря она старалась подбадривать себя мыслями о том, что при всех злоключениях, это все еще не самая провальная экспедиция, в которой она когда-либо участвовала - просто самая многочисленная; а большому кораблю, как известно, большие рифы; но вид дотлевающего воздушного судна и сопутствующее оживление, царившее вокруг, наносили мощный удар ее кропотливо выстроенной вере. Лейтенант Ройс, умудрявшийся в таких условиях сохранять не только присутствие духа, но и чувство юмора, был, по всей видимости, человеком безграничного оптимизма - или столь же безграничной беспечности. Или - что вероятнее всего - под его ответственностью не находился десяток молодых людей, которым обещали учебную экспедицию, а предоставили совершенно неучебные проблемы, чреватые гибелью.
Вот это называется - полное погружение. Прямо по самую макушку и в...
А, ладно, это тоже стоит оставить для Коннектикута.
Морриган вздохнула и закрыла лицо ладонями. Профессор Обри - различала она сквозь пальцы - глядел сочувственно. Как на нее смотрел лейтенант, она не видела.
- Жертвы, - глухо проговорила Морриган из-под ладоней, - есть?
- Среди студентов нет. Но вот капитан, мир его праху...
- Ну, естественно. - согласилась профессор Джонс, своим примером доказывая, что если человеку с порога показать горящий дирижабль, дальше его сложно чем-либо удивить. - Естественно.
На этом торте было столько вишенок, что тот, по всей видимости, оказывался вишневым пирогом.
Она бы сейчас тоже не отказалась пострелять по павианам.
- Наш положение крайне плачевно, - в наступившей тишине похоронным тоном произнес профессор Обри, противореча собственному утверждению о подконтрольности ситуации, - нам стоит подумать о возвращении.
Морриган сосчитала до десяти, выдохнула и отняла руки от лица.
- Я прошу прощения, лейтенант Ройс, - извинилась она за ненадлежащее приветствие, - Морриган Джонс, - протянула профессор руку для рукопожатия, - профессор археологии и глава археологического сектора того, что осталось от этой экспедиции, по всей видимости. Мы отлучались из лагеря, чтобы разрешить кое-какие... гм... разногласия с местными жителями и пропустили основную часть этого представления. Не опишете своими словами? Какими ветрами флот Её Величества занесло в здешние джунгли? Пойдемте, тут где-то мой шалаш - если, конечно, и он не сгорел - там мой журнал и все записи.

Отредактировано Morrigan Jones (17 июля, 2018г. 16:58:02)

+1

4

Первое знакомство с профессором Джонс сразу же дало Ройсу понять, откуда произрастают корни столь резкого поведения мисс Шэналл. Он бы совсем не удивился, если археолог для своей аспирантки кумир, образец, кто-то вроде Фалькота для самого Ройса. А он что? Ему захотелось закатить глаза, и сказать что-то ещё более скаберзное о своей прозрачности и общении с военными, но женщина всё-таки решила с ним хотя бы поздороваться, и моряк оставил собственное дурное настроение до следующего раза.
- Я так понимаю, что если я её поцелую, вы мне ей врежете? - иронично спросил он, пожав руку. По мужски так, от души сжав намазоленной вантами рукой. Нет, ну раз уж они сами решили так здороваться! - Пойдёмте. Хорошая новость, - начал он на ходу, - среди богатых и капризных самая тяжёлая травма, ожёг руки. Плохая новость... да вам её уже сказали. Вашего капитана и некоторых техников убило взрывом двигателя, который и привёл к пожару. Который, как в детской считалочке, и привёл сюда нас, а мы здесь оказались в виду паронормального шторма. Это если кратко. А если долго.... Пить будете? - Джордж зашёл в палатку, всё равно придержав её для профессоров, а потом кивнул на оставленный доком недобитый портвейн с корабля. Его давали некоторым обожённым, чтобы те хоть чуть-чуть угомонились. Вдруг с профессорами также сработает?
- Вы же при исполнении, офицер, - с лёгким неодобрением сказал Обри, садясь, впрочем, за стол, одергивая пыльные и закопчёные штаны.
- Я то да. А вы то нет, - Ройс улыбнулся, отодвинул подальше стул, так чтобы сесть полностью вытянувшись в тополиный рост. - Говоря коротко, профессор, мы сейчас ваш единственный шанс выбраться и доехать до цивилизованной английской территории. А наш единственный шанс выехать - небольшой барк, эдак 78 года выпуска, который принадлежит трактирщику, - Ройс усмехнулся, потёр подбородок, потом решил побыть немного серьёзным, хотя очень не хотелось сейчас. Он немного устал решать проблемы, успокаивать опять решать, опять успокаивать, и вроде бы уже решил... но, - курьёзная ситуация, не находите? Мы плыли по Анталнтике по государственному приказу, как вы понимаете, это не та вещь, которую я имею право так просто сказать. В ходе выполнения мы столкнулись с кракеном... На редкость крупным, агрессивным и разумным образцом этой твари. Много наших полегло, - Джордж чуть помрачнел, - Ещё больше просто упали за борт, кто-то был ранен. Корабль, у нас разведывательный клипер, потерял грот, имеет несколько существенных пробоин в корпусе, помпы работают на износ. Но это о нынешнем. Тогда мы столкнулись с кракеном в шторме и рискнули идти к центру бури. В результате маневра нас внезапно для нас самих "выплюнуло" сюда. Таким же образом сюда попала и "Мурена" тот барк. На обоих кораблях было слишком много раненных, чтобы устроить комфортное лечение на борту. Было принято решение о высадке на неизвестном береге, для организации полевого госпиталя. А когда мы высадились над джунглями поднялся красноречивый чёрный дымок, - голос Ройса охрип, и он ненадого прервался, с нажимом проведя ладонями по лицу. Духота, дым, гадость. Собственно, вот как обстояли их дела. - Прибыв в ваш лагерь мы вызвались помочь, благо у нашего дока золотые руки. В общем и в целом, профессор Джонс, вы упустили практически всё самое интересное, если только в вашем рассказе не съели какого-нибудь студента, предложив вам его сердце на десерт.
- Лейтенант, - с укором проговорил Обри, но Ройс лишь хмыкнул на него. Держать себя приличным мальчиком сил не было. И никто не давал обещаний, что станет легче.
- Расслабьтесь, чёрное чувство юмора, тоже чувство юмора, без него в море тонут.
- Вы не рассказали про профессора Моррисона, - добавил георграф.
- Ах да, Моррисон, - рассеянно проговорил Ройс, на самом деле и не собираясь говорить об одержимом убийце капитана. Кэп умер от взрыва двигателя. Точка. Так будет лучше. Но официальное оправдание пропаже Моррисона, конечно было придумано, - Он был в дирижабле, когда в том от жара выбивало болты. Один впился ему в ногу. Обезумев от боли мужчина понёсся в джунгли, бормоча, что за водой. Но в итоге мы с мисс Шэналл нашли его почти на берегу в плачевном состоянии. Похоже его ещё и покусали, так что донесли его до шлюпки и на "Глориану". Там его приведут в норму.
Не долго помолчав и просидев скрестя руки на груди, Ройс добавил.
- Знаете, меня куда больше волнует пропажа демона. Ну того, который сопровождал вашу экспедицию.
- Да что ему будет, - отмахнулся Обри, даже с облегчением, - Я был яро против его присутствия. Представьте, если бы он склонил кого-то из студентов к контракту прямо на борту? Многих наших ребят он пугал, мы не Брасс Холл, знаете ли.
- Но я ведь правильно понял, это они спонсировали экспедицию и принесли те самые артефакты, из-за которых вы подорвались?
- Это лучше знает ми...профессор Джонс, - перевёл стрелки географ.
Джордж повернулся к рахеологу.
- Мне довелось работать с вашей аспиранткой, мисс Шэналл, она говорила, что это были очень древние образцы, возможно ранее неизвестной культуры, это так?

0

5

- А? - рассеянно переспросила Морриган, - Да. Да, примерно так.
Воспользовавшись тем, что мужчины заговорились, она рассеянно листала журнал экспедиции, одновременно прислушиваясь к речи лейтенанта Ройса. Исписанные убористым почерком педантичного профессора Обри листы кратко излагали первую половину рассказанной Ройсом истории, обрываясь где-то на моменте появления военных - далее, по всей видимости, у географа кончилось или время на писанину, или вера в целесобразность этого занятия.
Профессор Джонс вздохнула и хлопнула журнал на стол - сгрудившиеся на его краю склянки жалобно звякнули, и профессор Обри наградил ее долгим неодобрительным взглядом, но смолчал.
- Пока у вас тут было веселье, мы развлекались на свой манер, - расплывчато охаратеризовала Морриган их с Ванессой приключения, - так что я себя в накладе не чувствую.
Она обошла стол и, опершись о его край, задумчиво побарабанила пальцами по столешнице, с равнодушным любопытством разглядывая моряка - снизу вверх, потому что возвышался над ней лейтенант на целую голову.
- Значит, вы главный с вашей стороны? - уточнила профессор Джонс. - Спасибо вам за помощь в любом случае. И за профессора Моррисона. Если мы можем оказать какое-либо содействие в ответ, то скажите. Мне жаль, что так вышло с вашей командой, но видите, зато нам повезло с вами. Без врачебной помощи - кто знает, насколько больше вышло бы жертв. В тропическом климате любая царапина грозит обернуться воспалившейся раной, а уж ожоги...
Она махнула рукой, не закончив мысль, и бросила долгий взгляд в сторону входа: ночной ветер покачивал полог палатки, то и дело приоткрывая взору дальние костры, у которых собирались жертвы крушения.
- Все это очень странно, - поделилась вдруг Морриган своими сомнениями с коллегой и лейтенантом, - и пропажа мистера Фламерса в первую очередь, я согласна с лейтенантом Ройсом. Когда инициатор такой экспедиции пропадает при подобных обстоятельствах, поневоле заподозришь неладное. Мои путешествия, - профессор поглядела на моряка неожиданно доверительно, - пытались саботировать достаточно часто, чтобы я представляла себе, как это делается. Еще артефакты эти странные...
- Странные? - переспросил географ. - Вы никогда не выражали сомнения в их происхождении.
- Не выражала, - согласилась Морриган, - потому что придраться было не к чему. Но сам факт - такие вещи посреди примитивной Африки... найдись они хотя бы ближе к Средиземноморью, так нет же - Нигерия. Меня несколько убеждала разве что близость Золотого Берега - там, знаете, всякое может отыскаться - а вот теперь, после всего произошедшего.
Она устало потерла ладонью глаза - к ночи тяжесть безумного дня начинала наваливаться на плечи непосильным грузом.
- Я никого не обвиняю, - сочла необходимым уточнить профессор Джонс, - просто все это уже заставляет меня сомневаться в том, что мы найдем то, ради чего сюда прибыли. Древние храмы, руины цивилизаций. Вы обещали выпивку, кстати, - напомнила вдруг Ройсу Морриган, - я не откажусь. Будете, профессор?
- Нет. Кто-то, - сухо сказал географ, - должен тут оставаться в трезвом сознании.
- Как знаете, - пожала плечами Морриган, - нам больше останется. У меня есть фляга джина, хотите? А кстати, профессор, оборудование спасли?
Профессор Обри пожевал губами.
- Частично. - нехотя признал он. - Сначала было не до поисков, а потом просто не успели до наступления темноты.
- Плохо. Чертежный инструмент в этой глуши черта с два достанешь. Ваше здоровье, лейтенант.

+1

6

- Я главный только до того момента, пока в лагерь не придёт капитан Фалькот, - сказал это Джордж с явным и слышимым облегчением, - Но пока у капитана есть важные дела по организации всего на судах, надо прицепить "Глориану" на буксир и залатать всё так, чтобы она была в состоянии спокойно доплыть до Сьерра-Леоне, - а это уже с сожалением. - Но спасибо за спасибо, это всегда греет душу, - мужчина широко и весело улыбнулся, хотя кошки драные, как же на душе было паршиво, - Пока знаете... - он задумчиво потёр подбородок, - мне просто хочется, чтобы никто из студентов не был съеден. И из моряков. А ещё хотелось бы удостовериться, что все благополучно взойдут на корабль. И насчёт демона. Я, конечно, могу состроить своё слабокомпетентное мнение, что он мог погибнуть при взрыве. Знаете, они, конечно, ужасно живучи, но если, - "надо убрать опасное сопровождение" - рядом взорвётся двигатель, демон просто не успевает его восстановить и его утягивает в Ад. Тело, при этом, исчезает. Плохой, конечно, расклад, но он есть.
Профессора Джонс он слушал очень внимательно и даже невольно кивал на словах про "странное". Кивал и думал, что и когда стоит открывать и стоит ли? Его, честно говоря, мнение было очень простое и конкретное - пусть вся студентота и профессура едет назад в Лондон первым же дирижаблем от Сьерра-Леоне. Надо, вызовут телеграфом. Всем лучше. Но что-то оставалось за бортом. Что-то там плескалось... мерзкими чёрными щупальцами. Бррр.
- Вы обещали выпивку, кстати, я не откажусь. Будете, профессор?
- Значит ли это, что мне придётся составить вам компанию, чтобы вы не ушли в алкоголизм? - шутливо спросил Джордж, всё-таки небрежно беря вино. Его желудку от бокала ничего не будет, но не хотелось бы давать профессуре лишний повод.. Впрочем, Морриган Джон казалась очень обстоятельным человеком. И кто знает, может сейчас, в подозрениях, она расскажет больше.
- Не хмурьтесь, профессор Обри, я разведу вам водой. Разведённое водой вино ещё в древней Греции было лучшим средством от жары.
- Вы невероятно беспечны, - профессор махнул рукой, отказываясь, и просто сел за стол.
- Вы знаете, лучший удар наносится, когда его не ждут. Возможно выглядеть не так, как надо вошло у меня в привычку, - он усмехнулся пригубив вино, но действительно больше составляя компанию. Прищурившись на тьму за палаткой, Ройс невольно вспоминал  историю Моррисона и совсем недавние события в Клубе. Гидеон тогда говорил ему, что они, демоны, не жалуют потусторонних сущностей. А те - их?
- Плохо. Чертежный инструмент в этой глуши черта с два достанешь. Ваше здоровье, лейтенант.
- Чертёжный инструмент? - немного рассеянно переспросил он, возвращаясь на эту грешную землю, - Его вроде вынесли мисс Шэналл. Или Эдвартс... Или мисс Тайлер... - Ройс неопределённо повёл рукой, - Когда мы пришли, они туда-сюда бегали из дирижабля и назад, вынося всё ценное, ну или что считали таким. мистер Эдвардс показался мне крепким парнем, его отправили с небольшой группой на охоту, припасы то сгорели. Там он пересёкся с нашим лейтенантом Сантар, как мне доложили недавно, и судя по всему, они решили, что птица - это слишком мелкая добыча, - Ройс хмыкнул. На крокодила она решила поохотится... Аленари оставалась верной себе. - Кстати об этом. Ну, о снаряжении и прочем багаже. Я сейчас понял, что мы совсем не проводили инвентаризации. Если хотите убедиться что из вашего уцелело, можно попытаться. Мы всё собранное отнесли в отдельную палатку. И ещё... я всё-таки хочу глянуть на эти артефакты. Покажите?

+1

7

- Нет, - Морриган пожала плечами, ощущая, что уровень доверия к ее обстоятельности в глазах пожилого географа сейчас падает примерно до уровня лейтенанта Ройса, - это просто значит, что мы уйдем в алкоголизм вместе. Не худшее место, надо сказать, капитан вон ушел в мир иной...
- Подите вон, - с чувством произнес профессор Обри, которого, видимо, в это мгновение настигло окончательное разочарование в молодом поколении, - подите вон вместе с лейтенантом, проведите инвентаризацию. Покажите ему артефакты - все, что попросит, покажите, только избавьте меня, ради всего святого, от этих шуточек.
- Я уйду, - легко согласилась профессор Джонс, игриво подмигивая коллеге, - но я ведь вернусь, не ждите вечного избавления. Придайте мне вектор, профессор, я понятия не имею где вы все свалили.
- Направо до самой границы лагеря. Мы старались складывать все подальше от огня.
- Разумно, - одобрила Морриган, пряча фляжку, - идемте, лейтенант, пока профессор нас не побил. Он страшен в гневе, поверьте, говорят в молодости его звали...
Взор пожилого географа сделался страшным и профессор Джонс, не желая искушать судьбу, поспешила выскользнуть из тента; ушла она, впрочем, недалеко: спустя пару мгновений из-под полога палатки высунулась растрепанная голова археолога.
- А лампу дадите?..
Трофейная лампа была вручена Ройсу, как человеку наиболее близкому по высоте к фонарному столбу, и при ее свете профессор и лейтенант побрели к дальней границе лагеря, где были свалены спасенные из огня вещи. Все вокруг постепенно затихало: люди, скорее утомленные, чем успокоившиеся, постепенно поддавались усталости - кто-то дремал у костра, кто-то в стороне от него; чуть поодаль дежурили часовые - про себя Морриган не могла не отметить, что в сложившейся ситуации жертвы крушения действовали практически образцово. Стоило как-то отметить это в отчете о практике - те же мисс Шэналл и мистер Эдвардс явно заслуживают поощрения, раз их упомянул лейтенант - но менее всего сейчас хотелось думать о заполнении бумаг. Это на профессора Обри подобные измышления действовали умиротворяюще - Морриган же они лишали последних сил.
- ...Может, вы и правы, - возвращалась она к разговору о Фламерсе, с трудом подстраиваясь под широкий шаг моряка, - может, он и правда погиб, раз подобное реально. Но знаете, когда речь идет о существе, зовущемся "демоном", ты невольно ждешь подвоха... сюда?
Морриган нырнула под полог, и мгновением спустя темноту палатки разогнал свет лампы в руке последовавшего за ней лейтенанта Ройса, выхвативший из мрака аккуратную, но определенно бессистемную гору всевозможного скарба - времени сортировать находки у спасителей определенно не было, их сваливали осторожно, но как попало; а профессор Обри, при всей своей благообразности, был, пожалуй, весьма коварным джентльменом, ибо наверняка представлял, на какую именно работу отряжает коллегу.
Ладно, запомним.
Морриган присвистнула.
- Это займет время, пожалуй. Но, кстати, мы можем найти тут много полезного в том числе для вас - инструменты для раскопок, к примеру. Однажды я исполню свою мечту и напишу брошюру "двадцать шесть неожиданных применений штыковой лопаты"... Помогите-ка с этим ящиком, там под ним что-то похожее на кейс с нашими артефактами.

Отредактировано Morrigan Jones (19 июля, 2018г. 16:41:45)

+1

8

Джордж добродушно улыбался перепалке профессоров, иногда ловля себя на мысли, что пытается проецировать это на своих преподавателей и их возможные диалоги... Так, очевидно, он всё же стал уставать, думать хочется о чём угодно, только не о деле. Недовольный на себя Джордж надавил на глаза, тряхнул головой и резко поднялся к выходу.
- Идемте, лейтенант, пока профессор нас не побил. Он страшен в гневе, поверьте, говорят в молодости его звали...
- Узнаю у своих бывших сокурсников, - хохотнул, подмигнув Морриган Ройс и словил испепеляющий взгляд уже на себя, сработавший не хуже приказа: "вон отсюда!". Он и вышел вон, в ещё душную, но уже пряную африканскую ночь... Как же он не любил Африку. Пока что из всех колоний, которые довелось видеть Ройсу ему нравились Канада и Пекин... и там, и там не было тоскливой жары.
Огонёк лампы высвечивал круг из черноты, таким же выглядели их копания в деле:
- Да, правильно думаете. Я бы сказал, что последнее, чего стоит ждать с демонами - простого ответа и решения. Но я на всякий случай обозначил вариант. Вдруг пригодиться для официального ответа, - Джордж хмыкнул, сгибаясь пополам, чтобы войти под полог "хранилища". Для него, конечно, всё это было вполне сносным порядком, но тон профессора Джонс не обнадёживал. И веселил.
- Вы знаете, это прекрасная идея для быстрого бизнеса! По-моему сейчас у нас самые большие деньги приносит что-то максимально нелепое. Как чашки для напомаженных усов или брошюры о лопатах... - передав лампу Морриган, Джордж без большого труда сдвинул ящик, спасибо службе, и достал очень основательный и завёрнутый в ткань сундучок. Под полотном он оказался из красного дерева, на каком-то хитром замке, что любой уважающий себя студент обязан попытаться сломать из принципа. Но нет, об был цел. То ли студенты обмельчали, то ли хранился сундучок под подушкой у того самого демона... Но погодите, тогда ведь вдвойне обязательно его сломать! Он, Джордж, бы именно так и поступил. Хмыкнув своим мыслям, он смотрел, как профессор Джонс открывает механизм головоломку, опять ловя себя на мыслях, к делу совершенно не привязанных.
- Вы то сами в Англию не из-за демонов ли переехали, профессор? - спросил он, опираясь на гору скраба, - У нас много кто приехал с мира, чтобы посмотреть  своими глазами - они существуют! Я  на третьем курсе думал писать работу на тему того, как любопытство играет на руку продаже души, но побоялся, что на практике сам душу продам.
Джордж посмеялся, замочек щёлкнул и офицер любопытно и азартно прищурился, принимая из рук Морриган один из артефактов. Выглядели они, как грубо обтёсанные камни ровной геометрической формы с небольшим количеством неизвестных то ли символов, то ли рисунков. Поднеся их в плотную к свету, Ройс упорно надеялся выявить что-то знакомое, но тут всё было однозначно. Если это и принимало участие в каких-то ритуалах, то не демонологии. Ни одной знакомой печати ни одного из известных демонов, ровно как и общепринятых обозначений. Но... с другой стороны, недавно были и другие артефакты, очень интересовавшие демонов. Совсем не похожие на эти, но всё же.
Ройс нехотя отдал артефакт назад и глубоко задумался. То дело по разумным причинам тоже оставалось секретным. И дом Марви разгромили конкуренты, а вовсе не моряки "Глорианы", да-да.
- У вас нет никаких предположений, откуда они? - Ройс решил, что сначала стоит понять вовлечённость женщины во всё это дело.

+2

9

Возившаяся с замком Морриган бросила на лейтенанта взгляд, полный добродушного любопытства.
- А так очевидно, что я не англичанка? - дружелюбно поинтересовалась она. - Странно, мне казалось, я уже неплохо сливаюсь с толпой - отличаю сэров от пэров, и знаю прочие важные вещи... это американский акцент, да?
Говоломка на коробочке щелкнула, сходясь.
- Нет, я переехала не из-за демонов, - честно призналась Морриган, водружая коробочку на гору вещей, - это очень забавная история: знаете, для древних людей мистика составляла очень большой пласт жизни. Они верили в существ разнообразных и причудливых - даже нет, они совершенно точно знали, что те существуют. Они для них были настолько же реальны и осязаемы, как для вас кракен, а для меня - мистер Фламерс; у них было разработано огромное множество ритуалов взаимодействия с ними, и знаете... Когда большую часть жизни ты проводишь в окружении этих древних легенд, копаясь в осколках цивилизаций, свято веривших в существование этих тварей - тебя уже не так удивляет их появление наяву. Тебе начинает казаться, что они и были, просто отлучились на пару тысячелетий - но что демону время? Это профдеформация, наверное. Смотрите.
Она осторожно передала в руки Ройса один из испещренных письменами артефактов, цепко наблюдая за тем, чтобы лейтенант не повредил их - скорее по преподавательской привычке, чем из страха, что лейтенант действительно может разбить увесистую каменюку. Если эти вещи подлинны - в чем Морриган уже начинала сомневаться, не понимая, однако, справедливы ли ее сомнения - то они пережили не одно тысячелетие вряд ли лишь для того, чтобы пасть от руки лейтенанта британского флота.
- У вас нет никаких предположений, откуда они?
Профессор Джонс отрицательно качнула головой.
- Если бы кто-то спросил меня, я бы сказала, что не отсюда. Культура Африки - она, - Морриган замешкалась подбирая слово, - очень дробна. Здесь - и я говорю сейчас о Центральной Африке, не о Египте, конечно - не существовало таких крупных древних цивилизаций, афринанское искусство - это искусство отдельных народов, племен, коих тут великое множество. Его стили очень разнообразны, но как правило просты - местные мелкие племена просто не обладают необходимой базой, материальной и технологической, необходимыми для постройки зиккурата, скажем. Здешние находки - куклы-акуабы, маски, ритуальная утварь - все очень простое, их письмо - пиктографическое... А эти штуки, - профессор похлопала ладонью по камню, еще теплому от рук Ройса, - явно сложные. Даже так - они предположительно часть чего-то сложного. Я даже приблизительно не знакома с языком их надписей. И никто не знаком. Никто просто не знает, что это и откуда. За этим мы и прибыли сюда, лейтенант - если Фламерс не солгал или ему не солгали, мы можем стоять на пороге великого открытия.
Она подумала и вздохнула.
- Или оказаться жертвами великой мистификации. Вы насмотрелись? Я закрываю. Поможете мне провести опись? Плачу джином, если заинтересованы.

+1

10

- Акцент, - подтвердил Ройс, - американец не может не порычать*.
Кивал Джордж профессору с серьёзным видом, хотя различия аборигенов для него имели, в целом, лишь три интересных знаменателя: оружие, которым они попытаются тебя пырнуть; алкоголь, который у них можно пить; женщины, с которыми можно уединиться. Всё вышеперечисленное в центральной Африке было на плачевном уровне. Как оказалось, зря он опростился так на флоте, ой зря... Служба и древние тайны переплетались в самом неожиданном ракурсе, а он не знал ровным счётом ничерта.
Джорджа такое положение дел совершенно не устроило:
- Расскажите мне подробнее на досуге? Это всё звучит интересно, - надеясь, что это не звучит слишком уж подкатом, и что при этом доля заинтересованности не щимит его эго, попросил Ройс у профессора Джонс.
- Поможете мне провести опись? - если это было встречное предложение, то Джордж посчитал цену слишком высокой. Ровно до того момента, пока Морриган не упомянула джин.
- Чтож, не бросать же вас тут среди чемоданов графских детей. Это недостойное погребение археолога, - хмыкнул Ройс, подходя к одной из стопок вещей. - Ну что, вы справа, я слева?
В основном чемоданы и картонки студентов имели красивые, тщательно написанные их камердинерами бирки. Да и личных вещей осталось не много, слуги и сопровождающие разобрали их по палаткам своих господ, и в основном здесь были провизии и ящики с оборудованием. Скука была смертная, где-то на десятой минуте Ройс разбавлял её моряцкими анекдотами и байками, а на сороковой внезапно наткнулся на кое-что интересное.
Средних размеров шкатулка с тёмного дерева не имела привычных защёлок или замков. Джордж долго вертел её, пытаясь определить принадлежность при скудном освещении лампы, и тут ему на глаза попалась печать, явно по "его профилю". Первому профилю.
Мужчина присвистнул.
- Да тут печать короля и графа Вине, - глаза мужчины немного азартно блеснули. - Это по "Гоэтии".
Ройс в лёгком нетерпении и азарте покрутил шкатулку в руках, а потом поднял глаза на Морриган, с нарочитой небрежностью (а скорее осторожностью) сказав:
- В принипе, я знаю, как такое открывать...
_______
*речь о том, что американцы почти всегда произносят букву "r", даже если она редуцируется.

+1

11

- Конечно, - легко согласилась Морриган, вопреки опасениям Ройса не усматривая ничего предосудительного в просьбе об отдельной лекции, - это, правда, не совсем моя область знаний, но кое-что я понимаю.
И подвернула закатанные рукава еще на два оборота.
Инвентаризация всегда представлялась профессору Джонс занятием необходимым, но мучительным, и ее не скрашивали даже самоотверженные попытки лейтенанта как-то разбавить скуку шутками: рассеянно посмеиваясь байкам Ройса, Морриган то и делала пометки в журнале, прилагая все усилия к тому, чтобы не сбиться со счета и не ударить таким образом в грязь лицом перед коллегой. Обыкновенно в экспедициях хозяйственными делами ведали люди несколько более основательные, чем она - профессор Обри, к примеру - и необходимость взваливать это занятие на свои плечи Морриган переносила стойко, но с затаенным страданием. Отчетность, подавляя вздох думала она, прилежно записывая в длинный перечень еще одну единицу инвентаря, вещь правильная и важная, особенно в условии ограниченности ресурсов; но Боже, о Боже, о Боже, как же это утомляет - и уставшее тело, отыскав повод, не в добрый час решило напомнить хозяйке о количестве часов ее сна в последние сутки.
Вернее, о фатальном их недостатке.
Веки тяжелели; дело продвигалось небыстро и список вещей казался бесконечным. Трепещущий в лампе свет вызывал к жизни затейливые тени, плясавшие на холщовых стенах палатки; Морриган устало хмурилась и терла глаза, с трудом уже отличая явь от игр разума - ей чудилось движение за тканью, будто кто-то бродил вокруг тента, не решаясь войти - но каждый раз, выглядывая наружу, профессор Джонс находила лишь пустоту засыпающего лагеря. Костры пригасили, бодрствовали в основном лишь часовые, и пока они описывали десятый ящик с кирками, профессор Обри наверняка уже видел десятый сон.
Морриган, не скрываясь, зевнула и поставила еще одну черточку в списке.
Слова Ройса несколько пробудили ее - смаргивая сонливость, она с любопытством сунулась под руку лейтенанта, рассмотрела вещицу в его руках и бросила на моряка уважительный взгляд.
- Вы разбираетесь в этой чертовщине? Впечатляет. Но если вы правы, то это точно не наше. Как верно подметил профессор Обри, мы не из Брасс-холла... хотя погодите!
Морриган вдруг округлила глаза, просыпаясь окончательно.
- Это может быть из вещей мистера Фламерса. Пассажиры разобрали личные вещи, и если эта осталась тут, значит, или ее хозяин позабыл о ней, или хозяина нет.
Она воровато оглянулась, опасаясь, видимо, внезапного явления профессора Обри словно коллега мог по волшебству возникнуть здесь, и коротко кивнула Ройсу.
- Обычно я против таких вещей, - сочла нужным обозначить Морриган, - но в сложившихся обстоятельствах... вам нужен какой-то инструмент, чтобы ее открыть? Если это не вещи Фламерса, то во всяком случае мы сможем определить хозяина, чтобы вернуть ему пропажу.

+1

12

- Я сбежал с четвёртого курса демонологии Брасс Холла, - отозвался Ройс, не отрывая глаз от шкатулки, а после немного воровато оглянувшись верез плечо, не обнаружив упрёка, довольно активно осмотрелся, - Большая часть ритуалов для него уже сделана при наложении "замка", в целом достаточно поставить в правильном направлении... Так, Вине у нас должен "смотреть" на юг...
Джордж, впервые за этот безумный день получивший в руки что-то ему интересное, то и дело сопоставлял направление печати и стороны света, потом искал свечу, заново перерывая те ящики, в которых видел их до этого, искал мелок, чтобы начертить "открывающий" символ под местом, куда поставит печать. В голову мужчине не пришло, что будет, если их "поймают с поличным". Когда поймают, тогда и будем решать.
Покалывающее пальцы ощущение тайны было сильнее здравого и сонного рассудка.
И когда ещё представится шанс покопаться в запертых шкатулках демонов?
Чувствуя внутри уже почти забытое чувство неловкости, Джордж поставил свечу перед шкатулкой, прочитал на латыни старую не замысловатую форму с просьбой открыть скрытое, обращённую к владельцу, то есть Вине, и затушил пальцами огонёк свечи.
Щёлкнуло. В гладком, казавшимся сплошным дереве появилась щель.
- Никогда не знаешь, где пригодятся знания, - довольный собой сказал Ройс, аккуратно сняв крышку. Они с Морриган поднесли свет, и желтоватый огонь фонаря высветил небольшую стопку бумаг и серебрянную цепочку странного плетения.
Джордж достал бумаги и повернул их исписанными сторонами к свету, издав разочарованный вздох - все надписи на них были на неизвестном ему языке. А вот наброски рисунков сбоку - вполне себе понятные. Вот этот вот явно походил на монументальную пещеру, какие-то взвивающиеся вверх колонны, исполинских конструкций, несколько настенных рисунков.
- Это уже не мой профиль... - сказал Джордж передавая эти листки Морриган, а потом на одном из них замер, не сразу сообразив что кривой рисунок жутковатой фигуры - всего-лишь рисунок. Столь правдоподобно, и столь мрачно оно смотрелось в плохом освещении складской палатки. Шесть белых точек, наверное глаз, на грубо набросанной... наверное голове... Рисунок был не чётким, угольным, сделанным будто бы в спешке. Но то ли воображение лейтенанта, то ли освещение делали его жутковатым. Поведя плечами, мужчина повертел бумажку и увидел на ней до боли знакомый символ. - Вам что-нибудь всё это говорит, профессор? - стараясь скрыть заминку проговорил Джордж, прикрывая пальцами рисунок который был на кулонах Любимчиков фортуны.

+1

13

- Моряк-демонолог, - вслух оценила Морриган, - очень британское сочетание.
И присела на соседний ящик, с любопытством наблюдая за манипуляциями лейтенанта, что сразу развел кипучую деятельность вокруг маленькой коробочки.
Для профессора Бримстоуна мисс Джонс имела непростительно размытое представление о демонах и демоническом, и после вопроса Ройса с некоторым удивлением понимала, что этими вопросами никогда особенно и не интересовалась. Приняв существование демонов, как данность, единожды с ними познакомившись, она в целом потеряла к ним интерес: выглядели те слишком по-человечески, чтобы оный к себе приковывать, а Морриган хватало головоломок недемонического толка, чтобы развеять скуку существования. Отсутствие активной заинтересованности тем не менее не означало полного безразличия: ведомая природным любопытством, профессор Джонс с искренним интересом следила за тем, как Ройс ищет свечи, чертит непонятные символы и произносит языколомные заклинания - или как там по научному называется эта оккультная тарабарщина?
Финал у всего происходящего, однако, вышел настолько неэффектный, что Морриган не сдержала разочарованного вздоха.
- И это все? - с некоторым огорчением в голосе спросила она, спрыгивая со своего "насеста" и поднося лампу к открытой шкатулке. - Никаких вспышек света и запаха серы?..
Впрочем, долго сокрушаться о визуальной непривлекательности современной демонологии профессор не стала - в следующее же мгновение ее вниманием завладели извлеченные из шкатулки бумаги. Не давая никакого представления об истинном владельце вещицы, они, однако, были любопытны сами по себе: вслед за Ройсом передернув плечами при взгляде на изображение странного существа, Морриган приняла из рук лейтенанта записи, с нарастающим удивлением разглядывая зарисовки на полях.
- Я знаю это место! - Морриган ткнула пальцем в набросок пещеры. - Его, или во всяком случае нечто похожее.
И подняла удивленный взгляд на моряка, поясняя:
- Лет пять назад мы...
Она запнулась, подбирая слова: афишировать сомнительную деятельность, которой ныне пристойная профессор Джонс занималась в молодости, пожалуй, не стоило. Не перед бравым офицером британского флота уж точно.
- ...исследовали одну гробницу на Ближнем Востоке. Может, вы читали "Черный камень" Мильтона Кэмбелла? Очень популярная вещь была какое-то время назад. Это как раз про ту экспедицию. Там, конечно, полно вымысла, но суть передана примерно верно - затерянные руины, странные происшествия... так вот там, - Морриган постучала пальцем по бумаге, - все стены были изрисованы такими символами. Такими или очень похожими - мы так и не поняли их смысла. Местный проводник, когда их увидел, пытался отговорить нас от вскрытия гробницы и сбежал той же ночью, так что я не уверена, что они означают что-то хорошее... но я жива, как видите, так что это могло быть просто местное суеверие.

+1

14

- Вот и я подумал курсе на четвёртом, что слишком много возни без хорошего эффекта, - поддержал шутку Джордж, в основном за тем, чтобы прогнать неприятный холодок по спине от увиденной "мазни". Сам не знал почему, но эта жутковатая фигура ему что-то напоминала. Что? И, судя по всему, не у одного его было такое милое де жа вю. То, что Морриган эти записи что-то, да говорят стало понятно уже по скорости, с которой женщина просматривала листы. А на лице и в блестящих глазах было недвусмысленное напряжение.
- Я знаю это место! Его, или во всяком случае нечто похожее. Лет пять назад...
Джордж слушал внимательно, но, к несчастью, совершенно не компетентно в вопросе - он был не силён ни в археологии, ни в художественной литературе, и впервые за его жизнь почувствовал, что "копание в старой пыли" или "чтение фантазий протирающих штаны маминых сынков" может оказаться не лишним в жизни. В общем, он слушал, ловил внутри нехорошее чувство "западла" и думал, стоит ли ему добавить про символ, который он до сих пор закрывал пальцем, и про события конца августа - начала сентября. По определённым соображениям, в первую очередь из-за того, что видел он профессора Джонс впервые в жизни, он считал неразумным говорить, что разнёс с ребятами огромный особняк и убил там добрую пачку не добрых людей. Но с другой стороны... карты складывались в каре в совсем чужих руках. Хмурясь на записи, Джордж решил пойти издалека.
- Чёрт, это звучит очень интригующе. не расскажите подробнее, что за гробница, что там была за тайна. А то я как-то в море не доберусь до бум... чтения чего-то кроме справочников...
- Добрый вечер, - безупречно вежливо раздалось от входа и Ройс вздрогнул, как вздрагивает проказник перед гувернёром. И в целом, удачное сравнение получилось
Милейшая сцена - во тьме палатки, двое взрослых с упоением школьников рылись в чужой шкатулке, Ройс расселся на полу, Морриган рядом с ним, бумаги в руках спутать с чем-то сложно, в общем - с поличным. А с поличным потом, что у входа, опираясь руками на трость, в возмутительно чистеньком и совершенно неуместном в африканских джунглях костюме, без пылинки и капелек пота, стоял и смотрел на них абсолютно оранжевыми глазами демон. Во внешнем облике мужчины средних лет с бородкой Дон Кихота. Улыбался он тоже совершенно вежливо, но симпатии к нему не прибавилось. От демона недвусмысленно веяло аурой "категоричного негодования". Это был тот самый мистер Фламерс, который сопровождал экспедицию от имени посольства.
- Нашли что-то интересное?

+1

15

Давно уже Морриган не испытывала это чудесное чувство: холодок, стекающий с затылка по шее, растекающийся по плечам и окатывающий спину волной неприятных мурашек - так по телу расходится осознание того, что случилось нечто предосудительное и непоправимое, вроде сбитой на пол древней вазы или возвращения из мертвых господина, которого не слишком-то хотелось видеть среди живых.
Не при таких обстоятельствах, во всяком случае.
- Мистер Фламерс, - без особой радости поприветствовала демона профессор Джонс, - приятно знать, что вы все-таки живы.
Она не была уверена, что весть о добром здравии их "куратора" можно полагать благой, зато наверняка знала, что его присутствие в это время в этом месте благом совершенно точно не является. Вести себя Морриган предполагала так, как всегда делали ее студенты, будучи пойманными на нарушении устава университета: сначала делать вид, что ничего не случилось, а потом выкручиваться, если первая выбранная стратегия не сработает. Не приличествует благообразному профессору, конечно, но она молода душой и, если подумать, не очень-то и благообразна...
Плохо, конечно. Морриган бы прокляла про себя всех демонов в целом и конкретно этого - лично, но Господь уже успел раньше.
Она проворно поднялась на ноги, заступая присевшего над бумагами Ройса - в душе ее еще теплилась надежда, что их нежданый гость не успеет разглядеть, что именно за бумаги разглядывают тут профессор с лейтенантом: снаружи кромешная темнота, разгоняемая лишь отсветами дальних костров, а тут единственное освещение - трепещущий огонек масляной лампы, свет которого скорее искажает очертания предметов, чем выхватывает их из темноты.
Кстати об этом.
- Где вы были? - перешла в наступление Морриган, предполагавшая за виной демона позабыть о собственной. - Мы искали вас повсюду, вы могли хотя бы сообщить об отлучке. В такой ситуации отчетность крайне важна. Мы почти посчитали вас погибшим. 
Бедром она будто невзначай задела угол ящика, на краю которого стояла лампа - та пошатнулась, с глухим звуком рухнула в песок, зашипела, угасая, и тент в то же мгновение затопила непроглядная темнота. Сокрытая ею профессор легонько толкнула лейтенанта задником сапога, сама не до конца понимая, какой именно смысл вкладывает в это движение, но предлагая, по всей видимости, пользоваться моментом так, как Ройс сочтет нужным.
Про себя профессор запоздало задавалась вопросом, насколько хорошо создания тьмы должны в этой самой тьме видеть.
Ну, попытаться в любом случае стоило.
- Простите мне мою неловкость, - извинилась из непроглядного мрака Морриган, и в голосе ее не слышалось ни капли раскаяния, - подержите полог, пожалуйста, мистер Фламерс, я зажгу ее снова.

+1

16

Демон издал приглушённый смешок на фразу Морриган, до апогея вежливо и фальшиво улыбнувшись.
- Ну да, да, мне тоже приятно, что я жив, о крайней мере в понимании людей, бесспорно, - демон продолжил смотреть на них выжидательно, но Джордж чувствовал в этом ожидании весьма неприятный оттенок игры в кошки-мышки. Он прищурил оранжевые глаза на профессора Джонс и Ройс вспомнил, что он тут был инициатором идеи, и довольно быстро переложил бумаги в одну руку и тоже поднялся, почти распрямившись на высоты палатки. Возможно он надеялся на то, что взаимная поддержка и два против одного сыграют на их ситуации положительно, но... Нет, на самом деле это было что-то из детства, когда ты с братвой встаёшь плечом к плечу, чтобы взрослые не наругали.
Да что ты будешь делать, прицепились же эти сравнения!
- Я был в Аду, дражайший профессор Джонс, - рыжие глаза демона неотрывно смотрели на женщину, не мигая. Демоны порой забывали, что помимо оболочки человека надо делать что-то человеческое. Например - уместно одеваться или моргать, - Меня туда выбросило взрывом двигателя, знаете ли, так что в понимании людей я в то же время определённо мёртв.
Джордж недоверчиво прищурился... Так, он конечно предлагал такую официальную версию, но постойте, у двигателей всё было иначе!
Лампа упала, погрузив палатку во тьму на, буквально, пять секунд, но для Джорджа это были Целых пять секунд за которые он одним быстрым движением сунул бумаги в шкатулку и тихо закрыл её засунув под полог накрывавший соседние ящики.
- Подержите полог, пожалуйста, мистер Фламерс, я зажгу ее снова.
В следующую секунду в палатке загорелась свеча. Точнее - демон достал свечу из-за пазухи, используя свой дар, и теперь рыжий язычок высвечивал абсолютно вежливую улыбку, бородку и оранжевы глаза.
- Не стоит беспокоиться, профессор Джонс, поднесите ко мне лампу, я сам зажгу.
- Один момент, мистер Фламерс, - Джордж уверенной походкой подошёл к лампе, подхватил её и встал перед Морриган, загораживая её плечом.
"Так и будем по очереди прикрывать друг друга".
- Прошу. К слову, лейтенант Флота Её Величества, Джордж Пол Ройс, - говорил он как мог твёрдо, стараясь игнорировать давящую ауру демона, - В ходе череды странных событий наш корабль оказался прибит к берегу недалеко отсюда, - Джордж умел болтать. Иногда это качество было так полезно, - Я не буду сейчас углубляться в полемику всех хитросплетений, скажу только, что мне довелось тут расследовать парочку трагических дел, в том числе знаю от профессора Моррисона, что капитан погиб от взрыва двигателя, - Джордж прямо посмотрел в глаза демона, сказав себе, что после кракена и разноса за сломанный грот ничего не страшно. Наверное, - Значит вы были там же?
Мистер Фламерс чуть прищурил рыжие глаза, медленно ответив.
- Да, я был рядом с тем злосчастным двигателем, и взрыв оказался слишком сильным, чтобы я мог сохранить своё тело. Мне пришлось возвращаться из Лондона. Вы здесь что-то искали? - ввернул он разговор в своё русло, пока Джордж встал по вторую сторону от входа в палатку.
- Проводили инвентаризацию и проверяли на месте ли весь личный багаж, - Джордж старался не скашивать глаза в сторону профессора Джонс, но придерживал рукой край входа в палатку.

+1

17

- Из Лондона? А, так вот, что вы имели в виду, когда говорили про Ад.
Вынырнувшая из полумрака Морриган демонстративно помахала перед лицом демона пухлым инвентаризационным журналом, с которым, судя по всему, и возилась все это время, прикрываемая широкой спиной Ройса.
- Нас послал сюда профессор Обри, - уточнила она вслед за лейтенантом, - а так мы хотели этим заниматься только чуть сильнее, чем вы в Лондон. Но если вы что-то успели узнать о профессоре Обри, то примерно представляете, как он относится к отказам. Вам, кстати, стоит явиться пред его светлые очи, он сильно переживал. Джордж, поможете мне дозаполнить журнал? Часть записей у меня на разрозненных листках, мне нужна будет помощь, чтобы собрать это все воедино, не напутав. Если ошибемся хоть на лопату, нам конец, вы же помните, профессора Обри в молодости звали...
Тон голоса Морриган не выдавал никакого волнения - звучала профессор ровно так же, как обычно, ибо недоговаривать и фиглярствовать она научилась примерно в то же время, что и говорить на кечуа - в своей первой экспедиции - и теперь беззастенчиво использовала невостребованные актерские таланты, чтобы обманывать в том числе демонов. Ощущалось это, надо признать, гораздо неприятнее, чем обманывать людей: мистер Фламерс глядел на нее амазонской анакондой - желтоглазой, неморгающей и невозмутимой - и от этого у профессора Джонс возникало неприятное ощущение, что их демонический знакомый знает чуть больше, чем она себе представляет, и гораздо больше, чем ей хотелось бы.
К примеру, что он отлично видел, как она, пока лейтенант отвлекал внимание на себя, выудила из кармана брюк и спрятала между страницами инвентарного журнала вчетверо сложенный листок с набросками и рунами, который успела смять в руке ровно в тот момент, когда мистер Фламерс объявился на пороге палатки. Листок этот сейчас, казалось, обжигал ее руку сквозь толстую обложку инвентарной книги, и Морриган небрежным движением переложила ее в другую, прежде чем вопросительно взглянуть на Ройса.
Только с деловым любопытством, естественно.

+1

18

Наглость - второе счастье. Наглость вдвоём, это наглость в кубе. А ещё они почти убедительно играли перед мистером Фламерсом, а тот то ли из вежливости, то ли оценивая вовлечённость Джорджа в дело продолжал молчать и переводить зрачки рыжих глаз с одного на другого. Все трое продолжали скалиться друг другу в свете свечи. Ройс не хотел считать, через сколько секунд там демону надоест играть вежливого дядюшку, потому подхватил идею Морриган с бравой поспешностью.
- Ну конечно, как я могу отказать даме! - ему ведь за это не треснут?
Они вышли из палатки и пошли. Каждым шагом Джордж ощущал на себе рыжеглазый взгляд и длилось это безобразие, пока они не зашли за палатки. Для надёжности Ройс обернулся и огляделся - нет, мистер Фламерс за ними не шёл. Как же хорошо, что демоны не бесы какие, и перекидываться в разных тварей не могут!
- Кхм... Я думаю в палатке госпиталя, - "достаточно свидетелей", - достаточно светло, чтобы заполнить журнал. Вы, к слову, так и не рассказали мне о своих славных плаваниях в прошлом, - Ройс улыбнулся, будто бы просто флиртовал с профессором Джонс. А что? Вся команда подтвердит - это для него более чем нормальное поведение! - Пойдёмте, доктор Ливингстон даст нам пожевать кофейные бобы и имбирь, хватит, чтобы не спать полночи.

+1

19

- С вами - куда угодно, - легко подхватила Морриган игривый тон лейтенанта Ройса, - даже в больницу.
Она, в свою очередь, легко эксплуатировала снисходительное отношение британцев - коих тут было абсолютное большинство - к детям Нового Света; и профессор Обри скорее впал бы в тяжелое недоумение, узнай он, что его коллега внезапно повела себя пристойно и осмотрительно. Легкомысленную маску Морриган сбросила только когда они наконец оказались под пологом госпитальной палатки, гарантированно укрытые от пытливого желтого взора господина Фламерса - тогда профессор Джонс позволила себе погасить улыбку и воровато оглянулась, прежде чем распахнуть журнал на нужной странице.
- Так, нам нужно действовать быстро.
Она водрузила его на деревянную крышку ящика с грузом - медицинским, по всей видимости, раз его притащили сюда - предварительно демонстративно посветив обложкой с крупной надписью "Полевые заметки". Полускрытые за горой багажа, они находились одновременно на виду и чуть в тени, так что недремлющий доктор мог видеть, что профессор с лейтенантом корпят над чем-то, но не разглядела бы, над чем именно, и лишь гигантские черные буквы на светлом картоне легко читались даже с такого расстояния.
Доктор Ливингстон полуночным гостям не радовался, но и не удивлялся их явлению - он в своей жизни, по всей видимости, повидал много странного и всклокоченные люди со странным блеском в глазах не входили даже в первую десятку.
Морриган удивительным образом стыдилась отнюдь не воровства - каковым по факту являлись их действия - ей владела неожиданная неловкость за то, что сейчас ей самой казалось сущим ребячеством: украсть бумагу у демона, разыграть перед ним спектакль, а потом продолжить ломать комедию перед людьми вообще непричастными, и главное - ради чего?..
Ради того же, мрачно думала профессор Джонс, доставая из кармана огрызок карандаша, ради чего ее отец до нее, а она вслед за ним, провели всю свою жизнь в дебрях и глуши, среди полудиких племен и каменных развалин.
Ради знания.
- Перепишем все, что тут есть, а потом вернем бумагу в шкатулку Фламерса. Даже он не настолько чокнутый, чтобы дежурить там всю ночь. Вы же сможете ее снова открыть?
Профессор Джонс нервным движением безуспешно попыталась расправить смятый листок - вернуть ему первозданную гладкость представлялось невозможным, но объяснить это было бы проще, чем объяснить его совершенное отсутствие.

Отредактировано Morrigan Jones (25 сентября, 2018г. 16:46:32)

+1

20

Джордж прекрасно понимал, что после вот этого приключения будет спать как убитый, просто вырубится или упадёт где-то на ходу. Он, по факту, не спал уже чуть больше суток, и сутки эти не прекращали его трясти на все трюки и выдумку. Нет, гротом он даже гордился, хоть Аленари и обещала придушить его за следующую такую выходку.
Но вот в правильности их с Морриган текущих действий, честно говоря, уверен не был. Нет, не в том, что они делают, а в том как они это делают. Но альтернатив у него не было, только стоять на стрёме у опорного шеста палатки и смотреть в щель между пологами, ожидая рыжеглазого визитёра. И объясняться с доктором... кто-то должен.
- Джордж, стоит ли мне говорить, что у тебя компроментирующее выражение лица? - негромко спросил Стивен, пока не зная, что вообще он может обсуждать с сослуживцем при гостье. Он ещё профессора Джонс не видел. Поприветствовал утомлённо, даже не найди силы удивиться, когда пара зашла, а потом лишь украдкой посматривал на то, что та делает.
- Док, тут правда... есть что обсудить, но мне надо поспать с этой информацией. Я думаю, завтра отчёт капитану придётся сопровождать остатками коньяка.
- Я потратил последний алкоголь для операций, - немного виновато ответил док.
- Обрабатывал раны? - удивился Джордж
- Отпаивал моряков, которым потом отрубал раскрашённые в бою пальцы, - Джорджу перехотелось шутить на эту тему, он нахмурился и отвернулся к щели в африканскую ночь.
- Надеюсь, что всё это не зря...
Он не мешал женщине копировать рисунки из шкатулки демона и немного вяло пошутил: "Да, дело плёвое, придумаю, что писал по вскрытию замков курсовую", - и продолжил думать. Думать стоит ли рассказывать членам экспедиции о клубе? Вроде бы - вещь важная, и сторонний человек очевидно округлил бы глаза и заявил, что долг порядочного англичанина - ввести своих товарищей в курс дела. С другой... Они устроили порядочную резню в клубе, их миссия носила статус секретной военной операции, и нарушение всего вышеперечисленного в купе грозило ему трибуналом.
Забрать все улики и отстранить их, по возможности от дел?
Джордж покосился на профессора Джонс. Та быстро, ловко, с лицом заинтересованности и заинтригованности переррисовывала всё что видела, в мельчайших деталях. "Такую отстранишь, как же...", - лёгкой ухмылкой подумал Ройс, отворачиваясь назад к лагерю. Ладно... продолжим делать вид, что знаем лишь ту же верхушку айзберга, что и женщина.
Интересно, а она знает, что люди могут превращаться в огромных полурыб, которых убиваешь только с седьмого выстрела? Он бы мог интересно подать этё историю... Перед туманящимся мысленным взором Ройса было огромное, качающееся как желе тело Марви, обезумевшая виктория, у которой, почему-то, были белые волосы, а в голове он спорил с собой, правильно ли говорить Виктории, что она украла важные бумаги...
- Готово, - раздалось со стороны профессора и Джордж поморгал. Так быстро? Или... погодите...
Ройс вдруг понял, что у него адски болит шея, а на лбу красный след от шеста. Он заснул прямо стоя, нелдовко оперев голову о опору палатки. Чёрт... Глубоко вздохнув, проморгавшись и разминая ноющую шею, он повернулся к профессору Джонс вяло улыбнувшись.
- Ну что, кот из дома, мыши в пляс? Вы умеете танцевать, профе-е-ессо-о-ор? - последнее слово утонуло в таком матроском зевке. Джордж опомнился, тряхнул кудрявой головой и проморгался ещё раз. - В общем, если мы не попадёмся - с меня те пляски, в которые умеют танцевать бравые археологи. Пошли?
Обратно они не крались, а шли спокойно, даже вяло, будто так и надо. В палатке с инвентарём было темно, пусто, им пришлось на максимум выкрутить керосиновую лампу и обшарить все углы. Раз. Ещё раз. И ещё...
- Чёрт. Кракенова отрыжка, я так и знал!
Шкатулки среди всего инвентаря уже не было.

+1

21

Коннектикут в душе Морриган снова предпринял короткую, но отчаянную попытку взять верх над воспитанием, однако присутствие лейтенанта Ее Величества флота почти дисциплинировало, и после напряженной внутренней борьбы профессор Джонс выдала вслух среднее арифметическое своей рефлексии.
- Ху... же, - раздельно произнесла она, - чем ожидалось, но мы что-нибудь придумаем.
Что именно, сейчас сказать было затруднительно - отчасти потому, что обвиняющую сторону пока не выслушали, а отчасти оттого, что думалось Морриган в данный момент досадно плохо: усталость, которую профессор потеряла где-то на полпути к деревеньке туземцев, наконец-то нашла выход из джунглей, нагнала ее и навалилась на плечи всей сокрушительной тяжестью. Собственное тело казалось удивительно тяжелым, и самой увесистой его частью оказывались веки, упорно пытавшиеся закрыться. Джордж хотя бы успел прикорнуть в госпитале; Морриган же уже плохо помнила, когда спала - это определенно было до крушения и будто бы вообще в прошлой жизни, но ощущалось, помнится, сказочно хорошо, так что неплохо было повторить еще раз. Груда вещей, коей этой ночью надлежало заменить ей кровать, сейчас казалась сказочно удобным ложем, а наспех поставленная палатка - самым роскошным номером, какой себе можно было представить.
В какой-то степени это было правдой - размещения лучше в этой части Гвинеи она бы не сыскала.
Тыльной стороной ладони Морриган потерла воспаленные глаза и попыталась проморгаться.
- Тогда расходимся, - приняла решение профессор, - все равно сейчас ничего не сделаешь. Рабочую версию, если проснемся от пинков нашего желтоглазого друга, предлагаю такую: мы пытались опознать, кому вещица принадлежит и открыли ее, а если чего-то в ней не достает, так мы могли совершенно случайно выронить это что-то в песок. Приносим свои извинения, в столь экстренной ситуации бывает всякое. Можем помочь с поисками. Во всяком случае попытаемся.
Морриган даже в здравом уме была, по всеобщему мнению, чуть смелее приличного и гораздо смелее безопасного, а усталость и вовсе притупляла в ней любые намеки на инстинкт самосохранения: выяснение отношений с хозяином шкатулки сейчас казалось мисс Джонс чем-то далеким, маловероятным и, в случае наступления - нестрашным. Право слово, справлялись с вещами и поопаснее, чем оскорбленный демон.
Усталый рассудок подсказывал, что она неправа в собственном легкомыслии, но сил настаивать на своей правоте не находил.
Морриган зевнула, прикрывая рот рукой.
- А теперь я, с вашего, лейтенант, позволения, откланяюсь. Это был, наверное, самый длинный день в моей жизни.
Нетвердым шагом она, будто бы моментально потеряв интерес к происходящему в тенте, направилась к выходу, но, уже откинув полог, замешкалась, обернулась и, бросив короткий, почти несонный взгляд через плечо, дружески кивнула Ройсу.
- Спасибо, - еще раз поблагодарила она лейтенанта, - за помощь. С меня все еще джин.

Отредактировано Morrigan Jones (29 октября, 2018г. 17:40:28)

+1


Вы здесь » Brimstone » Завершенные эпизоды » Они не шалили?