Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Кладовка » Всё, не сказанное вслух


Всё, не сказанное вслух

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Шкатулка с письмами Лили, её эпистолярное общение с близкими)
В этой теме, по желанию, могут писать и другие игроки, кто отправлял ей письма - братья, сестра, друзья :3

https://image.ibb.co/cXONjo/68747470733a2f2f6d656469612e67697068792e636f6d2f6d656469612f79337448394d39706c50614a712f67697068792e676966.gifhttps://image.ibb.co/mQsRAT/tumblr_otwdlq_Ulpz1qf26cpo1_500.gif

+3

2

Лето 1877 года
В: Калькутта
Кому: Александру Сантару, мичману королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогой Алек,
Я не знаю, в каком настроении встретит тебя это письмо, но я надеюсь - в хорошем. И в хорошем здравии. Но ты всегда был самым здоровым из нас, потому второе я пишу только потому что так надо, ты же знаешь.
Я не застала всей вашей ссоры с папой, но я уверена, что вы оба просто ужасно погорячились! Ты же знаешь, папа не любит когда ему просто говорят "нет, не буду". И я уверенна, он на самом деле не хотел тебе говорить всего того, что сказал, просто так случилось.
Я верю, что вы помиритесь, может чуть-чуть позже. Ты ведь едешь в море? Море лечит, так Вальден говорит. Ты наверняка сможешь стать прекрасным офицером, и там у тебя будет время отдохнуть от Индии и всего местного безобразия. Иногда я думаю, что папа зря уехал сюда, здесь столько ненавидящих британцев людей, что трудно быть весёлым. Но мы справимся. И ты справишься.
Я знаю, что через пару лет тебе и Аленари получать звание лейтенанта (вы конечно же их получите, я знаю, что вы всегда достигаете своих целей), и когда служба будет не такая обременительная - возвращайся.
Вообще, возвращайся, я буду ждать.
И я поговорю с папой, я уверена, что он многое сказал на эмоциях.
А пока - пиши мне о тех странах, где ты будешь! Обязательно пиши, я буду очень этого ждать.
С любовью, Лили.

P.S. Обними за меня Аленари. Я знаю, она не любит, когда её обнимают чуть что, но ты украдкой.
P.S.2. Я назову самого бойкого малыша у папиной собачки Лины Алеком, если не будешь мне писать, так и знай.
P.S.3. Не забудь сказать, куда мне дальше писать письма!

+3

3

Конец лета 1877 года
В: о. Цейлон
Кому: Аленари Делия Сантар, мичману королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогая Аленари,
Спасибо за ваши с братом письма! Прости, что прошлый раз я написала только Алеку, я не специально. Поскольку всё должно быть честно, я сейчас пишу тебе, но это письмо для вас обоих, так что можешь читать вслух.
Во-первых, вы молодцы, что так быстро нашли корабль. Я была уверена, что так и будет, вы же пошли на флот так рано, у вас большой опыт! Вторых, это вот совсем не смешно про пиратов, с которыми Алек подрался! Он же сам говорил, что надо идти на равные силы, а вот один на троих, это совсем не равные. Так ему и передай.
У нас всё хорошо. Мы с миссис Эберлейн учим французский. Я не совсем понимаю, зачем учить язык тех, кого за ужином даже поминать не принято, но миссис Эберлейн ужасно приятная женщина и ещё и хохотушка, с ней легче, чем с мисс Лисбет. И когда она говорит по-французски, это звучит, как ручей, так приятно. Я не буду тебя мучать сейчас своим плохим французским, просто не удивляйся, если я начну говорить как лягушатники. Я не засланный ими диверсант, честно-честно!
А ещё, когда я сегодня выводила твоё имя на конверте, я думала, не называла ли тебя мама в честь Дели? Как думаешь? Это было бы забавно!
Я не хотела писать тут ничего грустного, но после того, как вы уехали, мне стало совсем нечем себя занять. Будто половина дома враз опустела. Я очень надеюсь, что вы вернётесь к Рождеству, я приготовлю вам подарки.
Люблю вас обоих, Лили.

P.S. А то правда были пираты? Просто это так глупо, говорить пиратам, что они пираты, да ещё и в пабе. Или пираты все такие глупые?

+3

4

Конец весны 1876 года
В: Калькутта, Индия
Кому: Вальдену Константину Сантару, лейтенанту (слово выведено особенно тщательно) королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогой Вальден,
Я надеюсь, ты получишь это письмо в добром здравии. Я знаю, что оно в любом случае придёт, потому что оно идёт с папиными почтальонами, а они всегда довозят письма по назначению.
Я хочу поздравить тебя с успешно сданным экзаменом! Теперь ты лейтенант. Ты большой молодец, даже больший, чем когда ты сдал свои экзамены в колледже.
Тебя уже назначили на новый корабль? Расскажи мне, какой он? Сколько у него мачт, парусов? Какого он цвета и как называется? Ты уже нашёл там друзей?
Прости, что задаю столько вопросов, но мне всё-всё интересно!  А у нас ничего не происходит, и это хорошо. Мне очень хочется написать ту притчу, которую мне рассказала айа сегодня, о слонихе, которая хотела к морю и бурям, потому что её утомил лес, но я её совсем забыла и она на хинди, а я ещё плохо пишу на хинди. Ты знаешь, мне нравится Индия, когда она такая, спокойная. Будто бы гепард, который перестал скалиться и дал себя погладить. Когда-нибудь папе удастся сделать так, чтобы она всегда была спокойной, тогда, я думаю, индусы перестанут смотреть на нас так... плохо. Ты знаешь, это особенно тяжело. Я понимаю, да, что мы пришли с оружием, но ведь до этого они убили столько британцев. Мы не писали тебе, и не можем писать, папа против, но как только ты приедешь, мы расскажем о случае в феврале этого года. Мы с сестрой чуть не умерли, опять. Но ты не волнуйся! На самом деле это страшно больше после, когда понимаешь. Сейчас всё хорошо.
Я очень жду ответа. расскажи мне о своём судне!
С любовью, Лили.

P.S. папа сказал ,что ты очень не любил чистописание, почему? Это ведь так легко! Смотри, как красиво я могу вывести твоё имя - Вальден.

+2

5

Отправлено 25 апреля 1876 года
В: Калькутта, Индия
Кому: Кристоферу Сантару, лейтенанту королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

/в письме открытка и само письмо/

Внешний вид открытки

https://www.artsrn.ualberta.ca/sslemon/engl315/Images/1605.jpg

На открытке написано:
Дорогой Кристофер!
Хорошей пятницы и пасхи тебе!

Here comes the Easter Bunny. My friend, the Easter Bunny.
Here comes the Easter Bunny hopping along, singing a bunny song.
I love the Easter Bunny. My friend, the Easter Bunny,
Here comes the Easter Bunny, hop, hop, hoping along.

Я надеюсь, вы хорошо празднуете, где бы вы не были!
P.S. Здесь не было пасхальной открытки.

Письмо:
Дорогой Кристоф!
Мне очень жаль, что мы с папой, Аленари и Алеком не смогли приехать и проводить вас с Вальденом из Калькутты. К сожалению, в феврале и начале марта мы были в Пенджабе, а потом приехали к Алеку в Бомбей.
Я хочу рассказать всё, что произошло за те почти 4 месяца, что мы не виделись, но этого слишком много, а ещё, не всё правильно доверять бумаге, так говорит папа.
Первое, конечно, что с нами всё хорошо, и я надеюсь, что у вас тоже всё хорошо!
Мы приехали в Пенджаб в очень странное время, там должен был проходить этот пёстрый индийский праздник Маха-Шиваратри. Моя айа пела и рассказывала мне истории про Шиву всю ночь. Она сказала, что это обязательно почитание их бога, но я сейчас не вспомню. Они были очень странные и интересные, но мне не очень хотелось слушать рассказ про Кали и тогда она стала просто петь и я уснула. Она соорудила себе алтарь в углу из маленькой статуи, а также там был светильник, похожий на масляную лампу. Туда она клала листья кокоса, цветы малики и еду, говорила, что это в жертву. Такие жертвы куда лучше того, что они приносят Кали, но это всё равно смотрелось странно.
Но это совсем не то, что я хотела тебе рассказать.
Этот праздник, ты наверняка помнишь, празднуется 24 февраля. Так вот, в Пенджабе оказалось очень мало храмов Шивы. Папа сказал, что там, в основном, живут мусульмане, и они почитают Аллаха (тебе не кажется, что в мире слишком много богов?), потому тех, кто поклоняется Шиве там мало. Но я так поняла, им не понравилось, что не идёт торжественных омовений и жертвоприношений по всему городу, потому утром 25 февраля был конфликт, папе опять пришлось всё решать, Аленари напросилась с ним, а я осталась с айей. Когда папа вернулся, он велел вынести этот алтарь и запретил айе говорить об Маха-Шиваратри, пока мы в Пенджабе. Весь день 25 все были очень напряжённые и мрачные, а мне запретили покидать гостевые комнаты дворца. Папа сказал, что в городе не спокойно.
Ты, наверное, думаешь, почему я так много пишу об этом?
Сегодня я с Алеком и Аленари ходила по магазинам Бомбея и искала тебе и Вальдену пасхальную открытку. Но здесь совсем недавно вернулись британцы и никто не рисует пасхальные открытки, не ходит с яйцами в корзинах и не играет свадьбы, как принято у нас. Я до сих пор думаю, почему люди не любят праздники других людей, ведь это самое лучшее, что есть в наших культурах. Как ты думаешь?
Попутного ветра тебе!
С любовью, Лили.

+2

6

Отправлено 18 декабря 1877 года
В:  Порт-Джэксон, Австралия
Кому: Александру Сантару, мичману королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

/в письме было две открытки и само письмо/

Открытка Алеку

http://4.bp.blogspot.com/-zNQlPTp1ryk/UNX7FT38-cI/AAAAAAAAAbU/pgv0T8dVMTE/s1600/164509_10150163723942977_7748160_n.jpg

Открытка Аленари

http://1.bp.blogspot.com/-GyZ_CP7f0a4/UKqE59Clt9I/AAAAAAAACUM/NYvU33Vhk7Q/s1600/2047976_f1024.jpg

На открытках написано:

Пусть на столе вашем будут пунш и пудинг,
Ярко горят свечи, громче волн звучат пусть песни!
Это тёплый день, это лучший день в году,
Где душой рядом греем мы друг друга через все моря,
Семь великих океанов, расстояния, времена!

Счастливого Рождества!
Лили.

Письмо:
Дорогие Аленари и Алек!
Я  надеюсь, вы получите это письмо к самому тёплому из зимних праздников, и прочитаете его, где бы вы не отмечали, но даже если этого не случится, я надеюсь, оно порадует вас. Вы писали, что теперь в основном служите у Австралии, расскажите, как празднуется Рождество там?
В этом году мне разрешили помочь составить стол на Рождественский ужин, представляете? Мы с миссис Эберлейн прочитали не меньше пяти книг по рецептам и блюдам. Конечно многого тут не сделаешь, классический рождественский пудинг, например, в Индии совсем не приготовить - нет всего необходимого, но мы кое-что придумали. Итак, на нашем столе будут:
- Домашняя ветчина, запечёная с фруктами
- Утка, вымоченная в кокосовом молоке, запечёный в листьях
- Тушёные в сметане баклажаны с перцем и томатами
- Такка-масала со сливками
- Тыквенный суп с приправами кари
- Фрикадельки из баранины в кисло-сладком соусе с картошками
- Остро-пряная курочка с имбирём и стручковой фасолью в соусе чили
- Индийские лепёшки
- Треска в томатно-сливочном соусе
- Большая индейка с яблоками
- Пирожки с мясом, с карри, с фруктовым вареньем
- Домашние имбирные пряники
- Имбирно-яблочный пунш
- Творожный торт
- Грушевый джем
- Сливовый пудинг
- Фруктовая тарелка
- Большой рождественский пирог с пятью видами мяса
Мы решили, что этого хватит, потому что отмечать это Рождество планируется только в кругу семьи и с близкими, нас будет не больше 10 человек за столом. Вальден и Кристоф смогут приехать.
Мне очень жаль, что вы не будете за столом в этот раз, но я понимаю - это всё из-за службы. Может быть, пока вы читали этот перечень блюд ваши животы поурчали, и вы подумали - "как бы хорошо было следующее рождество отметить дома!". Тогда бы я добавила побольше острых блюд.
А ещё, это так сложно - найти дерево вместо ели! Кристофер пошутил, что мы можем украсить куст ананаса, потому что он тоже вечно зелёный и колючий. Но я решила, что мы украсим финиковую пальму во дворе. Всё равно основные украшения пойдут на комнаты. Мы уже неделю их готовим - что-то вырезается из бумаги, что-то покупаем на базарах. Я раскрасила несколько стеклянных шаров.
Рождество не может быть без подарков, верно? Миссис Эберлейн учит меня вышивать гладью, и мне нравится что получается, но я знаю, что до неё мне ещё очень-очень далеко. В следующий раз обязательно будет лучше! А пока я высылаю вам эти два чёрных платка с золотым солнцем.
С рождеством вас!
С любовью, Лили

+1

7

Отправлено апрель 1879 года
В:  Лондон, Англия
Кому: Вальдену Константину Сантару, лейтенанту Королевского военно-морского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогой Вальден!
Я надеюсь, что письмо застанет тебя в здравии, и в радости.
Я знаю - оно придёт поздно для тех слов, что тут будут, но лучше поздно, чем никогда, да? Я, как всегда, обо всём узнаю последней. Так всегда с младшими. Или ты просто постеснялся рассказать мне о твоей избраннице? Я бы сказала, что это не честно, ведь я тебе всё рассказываю. Но мне даже не хочется тебя ругать - я так рада, что ты нашёл кого-то, кого полюбил всей душой. Порой мне кажется, что это лучшее, что может быть у человека, правда?
Я желаю вам светлых дней, много детей, и уютного дома. Я хочу знать о ней, какая Элинор? Как вы познакомились? Наверняка это было что-то запоминающееся, что-то, что тебе приятно вспомнить.
И не сердись на папу. Да, конечно я увидела его реакцию, ведь именно так я и узнала о твоей свадьбе, но попытайся понять его. Мне его немного жаль, наверное ему просто тяжело расставаться с каждым из вас. Он до сих пор толком не говорил с Алеком. Я знаю только, что он поздравил его с чином лейтенанта. Я бы сказала, что всё это какой-то кошмар, но ведь так нельзя думать, правда? Мы просто должны просто собраться с силами. Папе очень тяжело тут. Он говорит: "всё переходит в подколотную войну змей", и это правда ощущается как-то так... странно. Индия стала спокойнее, но люди в ней, почему-то злее. А ещё на улицах дели очень много полиции и военных. Я не уверена, что так мы сделаем всё хорошо, но мне судить об этом не правильно. Просто... тяжело, понимаешь, вся эта ненависть от местных жителей, она будто бы преследует каждое действие вне дворца. И мне их жаль, Вальден, неужели нельзя возвращать Индию иначе? Как бы ты поступил, будь ты на папином месте?
Я часто задаюсь этими вопросами последнее время, без вас всех тут тоскливо, чувствуешь себя лишним в мире больших проблем. без Алека и Аленари будто бы ушло какое-то задорное веселье, мне кажется, это даже папа понимает, просто не признаётся. Я не хочу думать, что будет, если ты перестанешь посещать нас. Напиши отцу. Много раз пиши, он смириться, я уверена.
Я была бы рада увидеть вас тут. Как ты думаешь, твоей жене понравилась бы Индия? Завтракать на веранде напротив павлинов (у нас, кстати, появилось два белых), выезжать с офицерами на охоту?
Я высылаю вам в подарок индийскую шкатулку со сладостями, они очень вкусные.
С любовью, Лили.

P.S. Ты был в Порфири-холле? Как та дом?

+2

8

Отправлено октябрь 1879 года
В:  Кейптаун, Африка
Кому: Александру Сантару, лейтенанту Королевского военно-морского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогой Алек,
Бывал ли у тебя страх отправить письмо не на тот адрес, потому что ты ошибся в одной буковке в названии этих странных городов? Так вот, я запуталась в перемещениях твоего корабля и потому пишу в Кейптаун, я уверена, что рано или поздно вы будете швартоваться там. И не подумай, что мне лень писать тебе в каждый город! Вовсе нет, просто вдруг ты оттуда уедешь, а письмо так и не получишь?
Зато, наверняка, когда ты приедешь, там будет целая пачка.
Так вот, последний раз ты спрашивал, как я провожу время. Знаешь, это ужасно и невозможно тоскливо - сидеть тут без вас. Я скучаю даже по той прогулке на базар, когда ты проиграл почти все деньги - это, конечно, было ужасно неосмотрительно, но сейчас я вспоминаю тот день с улыбкой. Как и все передряги, в которые мы с вами ввязывались.
Сижу и пытаюсь представить, как ты изменился за эти два года. Подрос? Отрастил бороду, ка грозился? Я бы попросила тебя приложить к письму портрет, но ты ведь не сделаешь этого, да? Ты просто не досидишь у художника, я уверена.
И пусть, куда лучше снова увидеться в живую.
А ещё у меня новая гувернантка. Мне было очень тяжело прощаться с миссис Эберлейн, но последний месяц ей нездоровилось. Было похоже на кишечную инфекцию - её часто тошнило. Но папа сказал, что это серьёзнее и отправил её лечится в тихий район Бенгалии. Я не теряю с ней связи, списываюсь, и она говорит, что идёт на поправку, может она ещё вернётся к своим обязанностям?
Моя новая гувернантка, миссис Клейтон, очень непривычная девушка. Ты знаешь в ней вроде бы столько эмоций, но они все слишком... я не знаю как сказать. Наверное таких людей называют манерными. Ты ещё называл такой дочку леди Жанет. Она, кажется, приходит в восторг от всего, но иногда меня это даже пугает. Я понимаю её восторг к Кристоферу, но если она начнёт восторгаться Шекспиром, мы, наверное, совсем не поладим.
Но она приехала из Лондона и рассказывает очень много о нём. У меня теперь столько вопросов! Алек, там правда есть реклама о продаже душ? Прямо реклама? Там правда в портах люди-рыбы? И правда сейчас есть прямой дирижабль из Лондона в Америку?
А ещё она привезла свои книги. Одна мне понравилась, даже очень. Это какой-то молодой писатель, его зовут Стивенсон. Я, конечно, понимаю, что все его приключения придуманы. Когда вы описываете свои будни на вахтах, то, как вы три дня старались обогнуть семейство исполинских китов и то, как одну лодку наполовину раскусила акула размером с трёх слонов, любые сочинения кажутся такими глупыми, но он так приятно пишет. Пришлёшь мне ещё его книг, если вам доведётся быть в Лондоне? И да, я посадила ту розу. Она просто прекрасно пахнет и цветёт. Я не знаю, где ты её нашёл, но это лучшая роза в моём саду. Учусь рисовать акварелью на ней.
У меня к тебе подарок будет маленький, но может ты его вспомнишь?
Когда вы были в Бенгалии на охоте, ты потерял ту монетку, что называл счастливой? Ну ту, с дырочкой под кулон. Когда мы с отцом выезжали на охоту с его офицерами я нашла её в гостевом бунгало, она завалилась в щель между досок. Три года, представляешь? У неё, можно сказать, уже своя история.
Главное, чтобы теперь она не потерялась на почте.
Очень скучаю по тебе, надеюсь, ты всё-таки приедешь в Индию.
С любовью, Лили

P.S. Напиши папе, пожалуйста.

+1

9

Отправлено апрель 1880 года
В:  Гонконг
Кому: Кристоферу Сантару, лейтенанту-коммандеру Королевского военно-морского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогой Кристофер,
Я знаю, что отправляю это письмо буквально через месяц после твоего отъезда, но я уже успела соскучится. Почему ваши увольнительные такие короткие? Ты не успеваешь привыкнуть к присутствию человека, и его снова забирает служба. Я помню, как мама устраивала к папиному возвращению полноценные праздники, три стола, украшения дома... Прекрасная традиция, я думаю, что с тем, как "часто" я вижу вас, тоже начну устраивать праздник. Развешивать гирлянды из живых цветов в парадной дома. Может даже на радость миссис Клейтон я напишу пару стишков к вашему приезду? Она говорит, что постоянно вышивая я в 14 напоминаю стареющую леди с кучей детей. Неужели от того, что я буду читать стихи, я буду выглядеть на свои 14?
Ненавижу лирику... Мы всё ещё читаем Шекспира. Почему он писал так много?
Но это не то, что я хотела тебе рассказать, на самом деле. Мне очень хочется узнать твоё мнение об одном вопросе - я думаю заняться миссионерской деятельностью. Это не спонтанное решение, я думаю об этом уже полгода. Переписываюсь и встречаюсь с доктором Ливингстоном и он говорит, что может мне рассказать некоторые азы ухода за больными. Я пока не говорила об этом с папой, но мне кажется это неплохим занятием, верно? Раньше все женщины из семьи аристократов умели оказывать первую помощь, пусть это было и давно. Мне кажется, я могла бы сделать больше, если бы не сидела просто дома над сонетами и вышивкой. Как думаешь?
Я могла бы помогать в госпиталях.
Не хочу обременять папу своими капризами, я хочу быть уверена, что это не будет ему в тягость. Ты знаешь его лучше всего.
Прости, что коротко, но у нас ничего нового так и не произошло за этот месяц. А как ты в Гонконге? Папа говорил, что это опасный порт, потому будь, пожалуйста, очень осторожен.
С любовью, Лили.

+1

10

лето 1881
В: Кипр
Кому: Аленари Делии Сантар, лейтенанту королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогая Аленари!
Знаешь, какой есть прекрасный способ выучить мировую географию? Писать вам письма каждый месяц. Я завела себе карту и на ней стоят точки четырёх цветов. Тебе я выбрала рыжий. Это единственный способ не запутаться во всех портах!
Хотела бы я когда-нибудь побывать везде, где были вы, посмотреть на лазурную бухту, на южноамериканское побережье, на порты средиземного моря. Сегодня я получила письмо от Вальдена и он прислал мне открытку из Каира. Когда я открыла свою шкатулку с открытками, я поняла, что они уже не помещаются туда. Это удивительно, иметь столько моряков в семье, и я знаешь, этому бесконечно рада. Мне всегда есть чем гордиться и что вспомнить.
У нас есть новости, и они прекрасные - за службу папе пожаловали владения в Бенгалии. Я сейчас пишу тебе отсюда, потому сохрани этот конверт - это наш новый адрес. Аленари, ты бы их видела - они огромные! И такие красивые! 300 гектаров. Судя по тому, что папа говорил я поняла две вещи: тут хороший лес, и тут можно рассадить очень выгодные плантации. Не очень понимаю всего, я обязательно уточню у папы и напишу следующим письмом все детали. Боюсь я слушала слишком невнимательно. Знаешь, когда он наконец рассказал эту новость, она меня так порадовала, что я вообще всё слушала лишь краем уха. А в первый же день тут я просто села на лошадь и ездила по всем этим дорожкам до позднего вечера. Тут очень хорошо. Подальше от Дели. Последний год атмосфера там казалась совсем нездоровой. Конечно, папе и мне всё равно придётся регулярно возвращаться и туда и в Калькутту, но иметь тут свой дом - это просто бесценно. Я жалею только о том, что сюда не удалось перевезти весь сад от прошлого поместья.
А в остальном всё прекрасно.
Помнишь, я писала, что начала заниматься сестринским делом? Доктор Ливингстон очень помогал мне в этом. Позавчера я решила поговорить с главой местного доктора. Мне кажется, он принял меня скептически. Я уверена, ты улыбаешься, когда читаешь эти сточки, и наверное понимаешь этого доктора, мне пришлось быть настойчивой. Я не хочу напрягать папу с просьбами договориться о том, чтобы я могла приходить в госпиталь и смотреть за больными. Надеюсь он всё-таки примет положительное решение, я очень не хочу останавливать обучение. Я только-только научилась накладывать повязки, и выучила способы снятия жара.
Ты знаешь, что для снятия боли отваривали липовые опилки? Или что малику можно пить при менструальных болях? Тут столько интересного!
Я бесконечно рада, что начала заниматься этим. Знаешь, это будто бы проснуться от двухлетней спячки. Я наконец-то могу выучить что-то полезное. Может быть мне даже удасться практиковаться на серьёзных больных. Я надеюсь начать полноценную миссионерскую деятельность и написала одному видному деятелю в этой сфере, в Калькутту. Индусы очень много натерпелись от нас, я не хочу, чтобы они думали, будто британцы приносят только сталь и запреты.
Я очень надеюсь, что у тебя всё хорошо. Буду ждать твоего приезда.
С любовью, Лили.

+1

11

Отправлено 23 ноября 1886 года
В: Берег Слоновой Кости, Африка
Кому: Аленари Делии Сантар, лейтенанту королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Аленари,
Я не знаю, когда ты прочтёшь эти сроки, прочтёшь ли, и даже не знаю, имею ли я право отвлекать тебя от твоих тревог своими. Наверное, как то часто бывает с людьми, в некотором эгоизме я посчитала, что могу. Что должна написать, пока чувства мои не порвали меня.
Сегодня утром я встала со странно-чётким осознанием, что больше не могу терпеть, даже если это слабость… Может я посчитала, что могу себе позволить эту слабость. Я больше не могу молчать, соглашаться, если внутри меня всё кричит против, ждать решения старших, которым я боюсь доверять…
Это уже звучит бессвязно, правда? Я не знаю с чего начать, потому расскажу, пусть и немного сумбурно, то, что произошло после твоего отъезда.
Примерно с середины октября у меня появились краткосрочные провалы в памяти. Я не могу сказать тебе, как именно и с чего это началось, это долгое время выглядело… естественно. Будто бы в растерянности просто забылась, или зачиталась, или уснула в своём кресле. Это было так похоже на простую переутомляемость, что я долго не придавала большого значения своей  рассеянности, и, наверное, в этом наибольшая моя вина. Ведь потом, с ноября, эти… эти выпады из себя становились чаще, и они были более длительными. Я иногда оказывалась не там, где должна была быть, или у меня происходили де жа вю. Слуги порой уверяли меня, что видели там, где меня быть не должно было. Всё чаще и чаще…
Я не знаю, почему я не сказала об этом отцу сразу, я… Мне страшно с ним говорить, последние месяцы особенно.
В начале ноября к нам с Индии вернулся Кристофер. И опять мне казалось таким неправильным тревожить его этим - стоило ему вернуться домой, на него сразу упало столько дел. Кристофер часто подшучивал, что “Надо было оставаться в Индии”, и я просто улыбалась и молчала. Я не была уверена, что все эти провалы в памяти не результат недосыпа. Ты знаешь, я очень плохо сплю последнее время. Кажется, будто в этом выстывшем доме вообще невозможно уснуть, не мучаясь кошмарами, но часто мне не снилось вовсе ничего, и ничего не приносило нормального отдыха. Потому… потому так долго казалось, что это всё усталось.
А потом… 20 ноября я внезапно очнулась в библиотеке. Напротив какого-то тайника, забитого оккультными записями, вещами, статуэтками. Сбоку от меня ругались папа и Вальден и знаешь, Аленари, я никогда не видела на отце такой нечеловеческой жуткой злости. Смысл спора до меня дошёл не сразу, растерянность слишком мутнила мысли, но потом я поняла - они спорили из-за меня. В какой-то момент… В один момент мне даже показалось, будто папа хватает подсвечник и бьёт Вальдена, но это было наваждение. Ничего не понимая во всём происходящем, я просто повисла у отца на руках, чтобы он успокоился.
Он отвёл меня в комнату и начал допрашивать, и…
Аленари, прости, я мало акцентировала на этом внимание. Ты вернулась с поездки и у тебя было столько травм. Я писала Алеку, может он рассказывал тебе - у нас в доме пропадали слуги. А некоторых отец избивал. И в тот момент, когда он меня допрашивал, он был такой холодной глыбой, мне было… Мне было больно смотреть на него таким и мы поссорились. Точнее, я кричала, я просила его объяснить мне, что происходит, с ним. Со мной. С нашей семьёй! Но он просто повторял, что мне нужно успокоиться, и что я говорю в неподобающем тоне. И знаешь… знаешь это действительно было так. Я не контролировала себя, билась, будто о стену. И тебе больно, сложно, но продолжаешь биться. Не знаю зачем. Будто хотела пробить этот панцирь и увидеть там папу, опять…
Прости. Сколько бы я не пыталась всё держать в порядке, но сейчас из меня льются слова, будто из раны, их хочется сказать. Возможно, я напишу эти строчки и мне станет немного яснее, я надеюсь на это. Ведь я и сейчас не контролирую себя, но мне надо довериться. Хоть кому-то, хоть бумаге, даже если это письмо никогда до тебя не дойдёт, даже если оно не будет отправлено, даже если его прочтут и сожгут, или у меня будет время перечитать и переосмыслить его, а эти строчки так и останутся на черновике. Но сейчас я хочу всё рассказать так, как оно во мне бьётся, и может ответ будет на поверхности.
Сейчас я возвращаюсь мыслями назад.
После нашего разговора с отцом я на какое-то время осталась одна. Не буду тебе рассказывать, какие мной одолевали чувства, это было слишком близко к срыву. Всё, чего мне хотелось - покинуть этот дом. И… знаешь, потом ко мне зашёл Вальден, это был момент, когда кажется, что ты видишь маяк после бури. Помнишь, ты мне так это писала? Я думала, что вот он, маяк. Я попросила его забрать меня отсюда, потому что не могу больше, Аленари, мне кажется этот дом меня убьёт раньше старости, чахотки или родов. И…
Ты знаешь то чувство, когда в тебе что-то рвётся? Ты вроде ступаешь на твёрдую ступеньку, а она под тобой проваливается. И если сноровки не хватает, то летишь вниз. Я полетела.
Вальден сказал, что мне надо остаться тут. Что это для моей безопасности, для моего же блага.
Я… тогда я решила это принять. Понимаешь, я действительно была не в себе от эмоций и понимала, что наверняка выгляжу неубедительно. И наверняка всё от стресса. Потом пришёл отец. И сказал, что с сегодняшнего дня я “больна” для общества, не покидаю дома и не принимаю гостей. Что я должна вспомнить и рассказать ему о всех своих встречах, особенно подозрительных. “Это для твоего же блага”.
“Это для твоего же блага”. Как я устала это слышать! Я не верю этому, я не могу верить этому человеку. Это не папа, это не его взгляд, и прикосновения не его. Будто бы кто-то чужой натянул в издёвке его лицо.
Как так произошло, но все вокруг для меня становятся такими далёкими? Это моя ошибка? Кристофер, Вальден, они все повторяют эту фразу “Это для твоего же блага”.
Но потом произошло кое-что ещё. Вчера.
Я очнулась от того, что Дейзи дёргала меня за руку и кричала. Пол жизни как в тумане, и эти яркие вспышки осознания… Осознания себя босой на стуле, перед глазами петля из простыни, подвешенная к крюку люстры. Это было так… неправильно, так… противоречило всему внутри, что секунд пять я смотрела на эту петлю, на крюк, на всю тёмную комнату будто бы всё чужое, и всё не здесь. Мне так хотелось, чтобы всё это было чужим и не здесь, но внизу кричала, почти рыдая Дейзи и почти силой стягивала меня вниз. И вот, когда эти пять секунд прошли, наверное тогда мне стало страшно по-настоящему, страшно настолько, что внутри меня больше не помещается, и что-то трескается, выливая всё на бумагу.
Дейзи… она говорит, что я пыталась надеть её на себя. Я этого не помню, Аленари, клянусь жизнью, я не собиралась делать ничего такого! Как? Что-то хочет убить меня? И хочет ли это что-то извне, или может я действительно… как дедушка? Помнишь, он же был нездоров, он сжёг себя сам. Я знаю, такие болезни бывают наследственные.
Здесь душно, Аленари, душно от странной атмосферы холодности и смерти, душно от недоверия, подозрения, взглядов. Или может дело всё же во мне?
Знаешь, есть вещь которой я боюсь даже больше. Того, что это действительно для моего блага. Что меня жалеют и из этой странной жалости мне врут. Ведь дед тоже не понимал многого, что делает. Я боюсь очнуться один раз в огне, потому что подожгла себя сама посреди коридора в очередном таком припадке.
Я не хотела бы волновать тебя, но… мне не хватает тебя, Аленари. Мне не хватает того, чтобы кто-то отнёсся ко мне, как к человеку, а не образу младшей сестры, за которую надо решать, и которой не обязательно пояснять, что происходит.
Я знаю, что если это письмо дойдёт до тебя, если оно дойдёт до тебя в таком виде, то это будет… наверное бесчестно. И я надеюсь, что будет время прочитать его позже, написать правильней, но если нет… Это всё, что внутри меня, Аленари, и ему внутри тесно, прости, что я решила поделить с тобой эту ношу.
С любовью, Лили.

+2

12

Отправлено утром 28 ноября 1886 года
В: Берег Слоновой Кости, Африка
Кому: Аленари Делии Сантар, лейтенанту королевского флота
От кого: леди Лилиан Маргери Сантар

Дорогая Аленари.
Ты не представляешь, как я надеюсь, что это письмо ты получишь несильно позже первого. Что оно нагонит тебя, или, что ты не получишь ни одного из них. Не думай, что это только чувство вины, хоть оно сейчас и говорит во мне громко, просто без него картина будет не полной.
Я написала тебе на дне своего отчаяния, и знаешь, наверное это мне помогло. Но выплеснув на тебя всё то отчаяние, что роилось в моей голове, я поступила нечестно и эгоистично. Ведь потребовалось ещё немного дней и я поняла, что у меня есть силы встать.
Я поняла, что у меня есть силы, только тогда, когда перестала искать эти силы в других. И в тот же момент я поняла, насколько это было малодушно, вываливать на тебя всё это. Просто, мне надо было понять, что я не одна со всем этим. И наверное, в тот момент, когда я писала эти строки, Бог ненадолго связал наши души и ты мне помогла. Тем, что я тебе написала. Но оставлять тебя с грузом чужой ноши я не имею права.
Слушай, сейчас я надеюсь, что ты просто поверишь мне, как я всегда верила тебе, когда мы были в храме Кали или прятались в кустах от тигра, что заходил в отцовский лагерь. Я знаю, что я сейчас в своей комнате и полностью осознаю, что пишу, как бы невероятно это не звучало.
Аленари, я не сошла с ума, но я стала марионеткой в руках тёмных сил. Я знаю, что  в такое трудно поверить, но я также надеюсь,  что ты мне поверишь, потому что всё, что я скажу дальше будет звучать странно, но так оно и есть. Папа нажил себе врагов среди демонов. Он не захотел посвящать меня в подробности, но он рассказал мне это. Его доверие сейчас похоже на тонкий весенний лёд и я хожу по нему на цыпочках, в надежде, что в центре озера он прочнее. Он сказал мне, что я под заклятьем ведьмы. Ты знаешь отца, он бы не стал говорить мне сказки, если бы я просто была больна, и я верю ему, как бы абсурдно не звучало. Аленари, я верю, что ведьмы есть, потому что я никогда бы не попыталась убить себя, если бы мной не руководили другие. Если ты вдруг подумаешь, что вот оно, настоящее сумасшествие, вспомни храм Кали. Те тени на стенах... В них было что-то живое. Там БЫЛО что-то тёмное. И сейчас другая тьма клубится у нашего дома, ищет щели, через которые может пролезть.
Когда я допустила это, всё вдруг стало напоминать бастион в осаде - проверка слуг, напряжение, недоверие. Папа пытается воевать с этой тьмой, но я боюсь, что куда больше тьмы сейчас в его сердце. Этот дом действительно болен, Аленари, но я будто бы проснулась после долгой лихорадки в серое раннее утро. Теперь я вижу всё это, я понимаю, что было во мне бредом горячки, а что кошмарным сном. И я не оставлю этот дом болеть и лихорадить.
Я нужна ему, не потому что он этого хочет, а потому что только я вижу всё, что с ним происходит.
Я верю, что где-то под этой бездушной маской есть наш отец.
Береги себя.
Пусть мои молитвы о тебе... о вас всех дадут вам сил.
С любовью, Лили.

+2


Вы здесь » Brimstone » Кладовка » Всё, не сказанное вслух