Brimstone
18+ | смешанный мастеринг | эпизоды

Англия, 1886-1887 год. Демоны, дирижабли и лавкрафтовские чудовища

Brimstone

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Здесь у стен есть глаза


Здесь у стен есть глаза

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s5.uploads.ru/nYsRl.jpg

Mark Edwards & Victoria Grace
Август 1986, Лондонская психиатрическая лечебница

Лондонский Бедлам всегда был местом страшным. Как ещё можно назвать лечебницу для душевнобольных. Виктория, под давлением тётушки посещает своего лечащего доктора, совершенно не следя за новостями. А очередная бульварная газетёнка рассказывает о пропаже людей в стенах больницы. И на эти новости слетаются не только всякого рода тёмные личности и любопытные горожане, но и альтруисты пытающиеся действительно разобраться в этом деле. Таковым и является студент Марк Эдвардс. Лишь бы не случилось дурного...

Отредактировано Victoria Grace (26 апреля, 2018г. 15:01:29)

+1

2

Девушку, торговавшую цветами и саженцами неподалеку от дома Джейкоба Тайлера, звали Элис Милн. Она появлялась со своей тележкой каждым летним утром и стояла до полудня, когда срезанные цветы начинали увядать от летней жары. Ей было лет шестнадцать или около того, Марк бы не взялся определить точно, а спрашивать не стал – узнал только имя, когда покупал цветы для Роуз. Спросил из чистого интереса, и девушка ответила, ни капли не смутившись. А еще была очень хорошенькая – светловолосая и голубоглазая, в стареньком, но всегда чистом голубом платье с передником, которое ее почему-то ничуть не портило. Или, быть может, Марку лишь так казалось. Так или иначе, но он сам не заметил, как стал заворачивать к тележке торговки все чаще и чаще, попутно заваливая дома беднягу Роуз цветами всех мастей. Элис его уже узнавала, весело болтала о погоде и своем товаре и рассказывала, что осенью перейдет торговать в «нормальный» магазин, где ей обещали место и хорошую зарплату.
Но осень еще не успела наступить, как Элис пропала. Марк, не застав ее на привычном перекрестке, даже расстроился – пришлось признаться себе, что девушка ему все же нравилась, и, кто знает, чем бы закончились его походы за цветами, если бы она не ушла в свой обещанный магазин раньше времени. Но она, видимо, ушла.
Он думал именно так несколько дней, пока знакомая тележка вновь не оказалась на пересечении улиц, вот только вместе Элис цветами и саженцами занималась уже другая торговка – поседевшая грузная женщина, замотанная в коричневую, полинявшую от времени шаль. Марк хотел было пройти мимо, но, видимо, черт дернул его остановиться и спросить про предыдущую продавщицу. Губы женщины дрогнули, и она разрыдалась, тут же вывалив на Марка странную и путаную историю про похищение, больницу и идиотов-полицейских, не желающих выполнять свои обязанности, если им не положить денег в карман. В общих чертах история выглядела следующим образом: Элис – ее дочь – отправилась вечером к своему поклоннику, чтобы встретить того после работы, и домой уже не вернулась. Молодой человек, которого она хотела познакомить с матерью, внезапно заявил полиции, что никакой Элис не знает, а адрес, который девушка упоминала, – это вовсе не адрес дома, а больница для душевнобольных в Сент-Джордж Филдс.
- Они ее там заперли и держат, - всхлипывала торговка, вытирая слезы концом шали.
- Но зачем это кому-то нужно? Может она еще вернется, - попробовал успокоить ее Марк.
- Все слышали, что там пропадают люди. Все газеты писали! Ее там запрут, а потом череп вскроют и будут опыты проводить, - не унималась та, цепко ухватив Марка за плечо, и в словах ее доля истины была: не так давно газеты пестрели заголовками, что несколько семей не досчитались своих родственников, отправленных на лечение, когда решили их навестить. Но Марк также прекрасно знал и о любви газетчиков приукрашивать действительность, чтобы тираж был более востребован.
А женщина продолжала:
- Я попыталась найти там этого Алана. Ну, это который голову моей крошке закружил, но меня выгнали. Сказали, что вообще такого нет! Но это ложь! Наглая ложь! Ведь констебль же говорил с этим человеком, и тот заявил, что не знает никакой Элис.
- Думаете, он врет? – Марк сам не заметил, как стал заинтересовываться происходящим, слишком уж головоломная ситуация вырисовалась в его воображении.
- Кто? Констебль?
- Нет, этот Алан.
- Конечно, врет. Кому я поверю скорее – ему или своей дочери? Чтоб он в аду горел за свои дела!
- Хотите, я с ним поговорю? – внезапно предложил Марк, на мгновенье почувствовав себе детективом. – Узнаю, почему он врет. Или не врет.
Заниматься Марку сейчас на самом деле было нечем – практика уже давно закончилась, а до учебы еще оставалось достаточно времени, чтобы провести его с пользой – например, найти сбежавшую от матери девчонку. Мысль показалась Эдвардсу увлекательной и достаточно авантюрной, чтобы погрузиться в новое занятие с головой, то есть попробовать выяснить, что на самом деле произошло, и он, выспросив у торговки все, что та знала (а знала та немного – имя и фамилию – Алан Уэйн), отправился в Сент-Джордж Филдс, намереваясь убить сразу двух зайцев – поиграть в детектива и отыскать прелестную цветочницу.

На деле же все оказалось не так просто. В Лондонском Бедламе напрочь отказались сообщать что-либо про Алана Уэйна и пропускать Марка дальше приемного покоя без соответствующего разрешения или пропуска.
- Я из Бримстоуна. Глит. На практику – несколько дней не успел отработать вместе со всеми, - тут же нашелся Эдвардс. – Проверьте по спискам – Мейсон Брукс, - не моргнув глазом, он назвал имя одного из своих знакомых. – Забыл я пропуск, со всеми бывает, извините.
- Хорошо, мистер Брукс, но будьте в следующий раз более внимательным, - согласилась медсестра, найдя имя в списках студентов, и, хмуро окинув забывчивого практиканта взглядом, кивнула охраннику, чтобы пропустил.

+1

3

Сколько прошло с прошлой их встречи? Неделя, месяц...нет, три месяца и пятнадцать дней. Виктория помнила каждый визит мистера Амбера. Они много говорили, порой даже не как доктор и пациент, скорее как приятели. Конечно Амбер всегда делала вид, что искренне заинтересован в рассказанных историях. Он никогда не делал записей при Виктории, на сколько она понимала, что бы не травмировать её и не делать из этих визитов прямую отсылку к обычным приёмам с душевно больными. Об этом доктора просила Сьюзанн Хаббард, тётушка Виктории, что была женщиной добродушной и искренне переживая за племянницу пыталась помочь ей.
За прошедшие полтора года, мистер Амбер был в загородном поместье Грейсов шесть раз, четыре из которых пришлись на конец 1885, в связи с обострением паранойи капитана. На все уговоры доктора, о нужной госпитализации Виктории, тётушка на отрез отказывалась, в серьёз полагая, что всё это лишь результат долгого заточения Вик в дали от города. Да что греха таить, тётушка наверняка ещё заботилась и о репутации семьи, которая, стараниями капитана теперь была не так безупречна.
Три месяца и пятнадцать дней. Виктория ещё столько же не видела доктора, нет, не потому что испытывала к нему неприязнь, а потому что так или иначе он заставлял в очередной раз возвращаться мыслями ко всем её проблемам. Наверное, Вик бы пропустила эту встречу, просто не явившись на неё, но предприимчивая Сьюзан приставила к капитану провожатого, из людей своего мужа, предполагая мысли племянница.
Утро было душным и влажным. Узкий воротничок тёмного платья неприятно душил, от чего всю дорогу, сидя в экипаже, Виктория остервенело оттягивала его пальцем. Она наблюдала сквозь плотную вуаль изящной шляпки за своим провожатым, который даже в экипаже не сводил глаз с Виктории.Отрабатывал кровные деньги. Виктория уважала таких людей, ведь её окружали такие люди на флоте. Нет, безусловно бывали и те, кто работал спустя рукава, но их обычно быстро увольняли или их прибирало море. Море...оно не прощает ошибок или невежественного обращения к себе.
Три месяца и пятнадцать дней. Доктор оказался так занят, что не смог сам прибыть в квартиру Виктории на Кингс Роуд, и вот экипаж привёз их к высоким стенам и кованным решёткам Бедлама. Место куда в последние годы попадает слишком много народа,что бы считать это нормальным. Виктория выбралась из кеба, опираясь на предоставленную твёрдую руку своего провожатого. Высокого, крупного мужчину в тёмном костюме и необыкновенно начищенных туфлях звали Альберт. Виктория не спрашивала у тётушки кто он такой, но вид у него был внушительный, что давало понять, что Альберт не простой служащий в их доме. Мужчина пропустил её вперёд и держался на почтительном расстоянии, что Вик оценила. Он не был назойлив в своём желании постоянно держать Грейс под наблюдением. Они минули аллею с подстриженными кустами и аккуратно рассаженными деревьями. Время было ранним, и тех, кого здесь содержали не было во дворе.
У стойки в приёмном покое были несколько людей: видимо один из санитаров, рывшийся в бумагах рядом с сестрой, что общалась с курчавым юношей. Вик выждала, и когда сестра обратила на неё свой взгляд сказала:
- Меня ожидает доктор Амбер.
Медсестра некоторое время всматривалась в лицо капитана, видимо пытаясь пробраться своим пристальным взглядом под чёрную вуаль шляпки, которая скрывала лицо практически полностью, видно было только бледные губы:
- Вы по записи? - поинтересовалась сестра, явно в недовольстве. Понять её можно было. Вся эта шумиха с пропавшими людьми пылко описанная в прессе, довела персонал до исступления, и теперь в каждом посетителе они искали газетного стервятника.
- Нет, - отозвалась Виктория, - Но он меня ждёт, - она выждала, вздохнула кидая мимолётный взгляд на стоящего за её спиной провожатого, потом на юношу рядом и помявшись добавила, - Скажите к нему мисс Грейс.
Медсестра на всякий случай прошлась по спискам в своей тетради и не найдя такой фамилии, молча указала санитару что бы тот видимо сходил к Амберу уточнить. Виктория сдержанно кивнула, благодаря даже за такую услугу и отойдя в сторону стала дожидаться разрешения посетить кабинет врача. Долго ждать не пришлось, вскоре показался тот самый санитар и указал рукой в сторону коридора:
- Доктор Вас ждёт.
[icon]http://s7.uploads.ru/l6Qmg.jpg[/icon]

+1

4

Марк быстро поднялся по лестнице и остановил первую попавшуюся санитарку:
- Извините за беспокойство, но мне бы Алана Уэйна найти…
Женщина критически на него глянула, но, видимо, ничего подозрительного не заметив, уточнила:
- Мистер Уэйн, это ведь который ассистент доктора Амбера?
- Да, он, - кивнул Марк, понятия не имея, чей он там ассистент и ассистент ли вообще. – У нас встреча запланирована насчет практики, он меня ждет.
- Аа-а, - понимающе протянула санитарка. – Тогда, мистер, вам на второй этаж и по коридору до конца. Кабинет доктора Амбера подписан, вы не пройдете мимо.
- Спасибо, - поблагодарил Марк и поспешил в указанном направлении.
Он не особо продумал, о чем будет беседовать с этим загадочным Аланом, который виновен в пропаже Элис, но общий план в голове уже созрел: во-первых, не стоило начинать разговор именно с девушки (Уэйн уже рассказал полиции, что не знает ее, так что вряд ли скажет первому встречному нечто иное), во-вторых, вообще не стоило говорить про себя правду – здесь Марк решил придерживаться легенды с практикой и именем Мейсона (так что если кому потом и влетит, то только бедняге Бруксу). Но в целом, всегда оставался и запасной план, если что-то пойдет не так - Джейкоб Тайлер еще ни разу не отказался помочь своему воспитаннику, в какие бы дебри и неприятности тот не умудрялся залезть.
Нужную дверь Марк нашел сразу – табличка, про которую говорила санитарка, не подвела, но в самом кабинете ждало разочарование – за столом сидел мужчина средних лет, на ассистента не похожий совсем - слишком уж солидно выглядел. 
- Мистер Уэйн? – на всякий случай уточнил Марк.
- Нет, мистер Уэйн на обходе, - ответил мужчина. – А вы кто?
- Извините, значит, вы – мистер Амбер, - тут же нашелся Марк. – Мейсон Брукс. Я на практику, мне посоветовали обратиться к мистеру Уйэну. К сожалению, я был в отъезде с экспедицией, и не смог посетить занятия с основной группой, - он решил опустить детали, но те и не понадобились. То ли они доктора Амбера не интересовали, то ли он и так поверил словам студента, а скорее, и то, и другое вместе, но никаких уточняющих вопросов не последовало.
– Странно, ничего от него не слышал про практику, - пробормотал мужчина, не поднимая глаз от разложенных на столе бумаг. – Но вы проходите, мистер Брукс… Только халат накиньте. Алан вернется и проведет вас по отделению.
- Халат… - Марк закусил губу, соображая, почему раньше об этой мелочи сам не додумался. – Извините, забыл.
- Ну, молодой человек! – доктор Амбер поднял глаза на Марка и поправил сползшие на нос очки. - Вы как на гулянье, а не на практику прибили! Возьмите халат вон там на вешалке. Даже для первого курса не годится такая невнимательность.
- Извините, больше не повторится, - покаялся Марк еще раз, снимая халат с вешалки и накидывая на плечи.
Как раз во время.
В дверь постучали, и на пороге показалась женщина в черном – черном платье и черной шляпке с вуалью. Марк приметил ее еще внизу, на входе, пока препирался с охранником и медсестрой, чтобы его пропустили. Видимо, женщина была пациенткой или знакомой доктора, и так совпало, что надо ей было именно в тот же кабинет, что и самому Эдвардсу. Быть может это знак? Отгадать бы еще, знак чего… А вдруг ее тоже хотят похитить, как Элис, и оставить в этих стенах? Может ей нужна помощь? Воображение Марка тут же нарисовало «даму в беде», что только подхлестнуло остаться рядом и проникнуть во все тайны коварного врача Амбера и его неуловимого ассистента. Да, теперь Марк не сомневался, что и сам доктор в курсе того, что творится в стенах больницы, раз уж Уэйн ему тут ассистирует, поэтому он молча отошел в сторонку и сел на свободный стул, не собираясь ожидать Алана в коридоре.

+1

5

Подъём по лестнице оказался делом не из лёгких. Виктория как минимум дважды останавливалась, в порыве собираясь сбежать по ступеням вниз, захлопнуть дверь оставив с носом Альберта, сесть в кеб и уехать в свою тихую квартиру. Это было трусливо, и определённо не свойственно ей. Всё в последнее время было не свойственно.
В этих раздумьях Виктория не заметила как очутилась у двери доктора. Альберт остался внизу, за спиной стоял санитар пожелавший проводить Грейс до нужной двери. Вик обернулась, кивком поблагодарила мужчину в медицинской форме и вздохнув постучала. Она совершенно не ожидала увидеть ещё кого-то в кабинете. Они договаривались на разговор тет-а-тет. Виктория не торопливо прикрыла за собой дверь, та мягко щёлкнула отзываясь на действие женщины:
- Мисс Грейс, - доктор Амбер поднялся со своего стула. Он был не слишком высок, строен и как показалось Виктории почему-то постарел ещё больше, что было невозможно за прошедших три месяца. Возможно вся эта шумиха с обвинениями о пропаже людей в газетах так на него повлияла. Однако, Грейс знала доктора не так близко, но могла сказать, что все эти нападки явно были не по адресу. Амбер учтиво кивнул и поцеловал протянутую ему руку, когда Виктория подошла ближе:
- Я не ожидала, что здесь будет ещё кто-то, - сказала Виктория присаживаясь на стул указанный доктором Амбером.
- Вам не стоит беспокоиться мисс, - доктор взял в руки карандаш, выудил из нижнего ящика своего дубового стола папку, - Это мистер Брукс, студент из Глита. Наши практиканты весьма понимающи, - он взглянул на молодого человека, выразительно свёл брови, - Лишнего болтать не станут. Иначе не видать им зачёта как своих ушей, - Амбер добродушно улыбнулся.
Виктория перевела взгляд. Перед ней сидел молодой юноша, по меркам Грейс, практически мальчишка. Однако мальчишка с горящим взглядом и Виктория была уверена не менее горящим сердцем. Когда-то таких как он она щёлкала как орешки, в свою бурную моряцкую молодость и бахвалилась их разбитыми сердцами словно потопленными кораблями пиратов.
- Мистер Брукс, - наконец отозвалась Вик, перестав рассматривать молодого человека из-под своей чёрной вуали, - Рада знакомству, - это была не правда, но Виктория не считала нужным показывать своё недовольство.
- Что же милая Виктория, - продолжил Амбер, - Рад видеть Вас в здравии. В здравии же?
- Да, - вздохнула Вик, после выдержанной паузы, - Можно сказать так.
- Возвращение в Лондон далось Вам спокойно? Ни чего не тревожило?
- По правде сказать, я совершенно отвыкла от этого города и пока не могу сказать наверняка, что рада возвращению. Что касается тревог, - Виктория замолчала
- Вас посещали гости?
- Ха...- Виктория еле слышно усмехнулась. Ей всегда казалось потешным то, как называл её голоса доктор Амбер, - Нет.
- Виктория...- Амбер знал что это ложь
- Иногда, - весьма пылко ответила Виктория, - Это вовсе не-то что было год назад мистер Амбер. Они тише, словно потеряли силу.
- Вы были на пристани как я понимаю, - он открыл папку, что-то записал и вновь воззрился на неё. Не спасала плотная вуаль от его проницательно взгляда.
- Именно там я что-то слышала. Но так и не смогла разобрать и половины слов, - Виктория раскрыла свою сумочку, выудила серебряный портсигар украшенный россыпью камней и закурила. Доктор не возражал, - Это словно зов, - продолжила Виктория глубоко втягивая сигаретный дым, проглатывая его, - На самом деле...
Вик не договорила. Входная дверь отворилась и в кабинет вошёл молодой мужчина, в таком же халате как и сидящий за столом Амбер:
- О, мистер Брукс, - обратился он к затихшему курчавому юноше, - По вашу душу. Алан, наш запоздалый практикант Мейсон Брукс.
[icon]http://s7.uploads.ru/l6Qmg.jpg[/icon]

+1

6

Болтать лишнего? Конечно, не будет.
Марк сделал честные глаза и чуть заметно кивнул мистеру Амберу, мол, нем, как рыба, и каждое услышанное слово дальше этого кабинета не распространится.
- Мне тоже очень приятно, мисс Грейс, - ответил он на приветствие молодой женщины, как оказалось пациентки доктора. Ему было несколько неловко, что случайно, да еще и обманом он может узнать чужие тайны, но выбор оставался невелик – или покинуть кабинет и подвергнуть женщину возможной опасности, или остаться и убедиться, что ничего страшного и незаконного в стенах кабинета не происходит.
Пока мисс Грейс рассказывала о «зове», Марк сидел тихой мышкой и успел даже заинтересоваться происходящим, - о Зове он слышал немало историй, - но двери открылись, как всегда, на самом интересном месте, пропуская в кабинет еще одного человека. Алана Уэйна.
Марк во все глаза уставился на того, кого он искал. И даже малость разочаровался – ничем, выделяющим его из толпы других молодых людей, мистер Уэйн не обладал. По крайней мере внешне – темноволосый, подтянутый, невысокий ростом, с каким-то абсолютно безвольным выражением лица. Он никак не походил на маньяка, что пачками крошит молоденьких девушек. Однако Марк знал и то, что внешность обманчива, а этот тип при всей его незаметности врет, что с Элис не встречался, значит, что-то он скрывает, но помалкивает. Наверняка. И раз он работает на доктора Амбера, то здесь притаилась целая преступная группа. Ведь люди пропадают - осталось найти доказательства и показать их полиции.
Марк жадным взглядом поглощал папки на столе доктора Амбера. Вот бы их просмотреть – истории болезни, журнал регистрации, направления, заключения специалистов! Что-то там должно было проскользнуть. Он не знал толком, что именно, но чувствовал, что действует правильно.
- Мистер Брукс? – Алан Уэйн смотрел на Марка с легким удивлением. – Если честно, я немного не в курсе. Никогда не занимался с практикантами. Вас точно ко мне направили? Может к доктору Шоу или Фостеру? У них точно недавно были группы с Глита. Погодите, а может к доктору Уэйду? Он тоже, припоминаю, водил какие-то группы по второму отделению, - просиял Алан. – Фамилии у нас похожи, всегда путают.
Марк, успевший побледнеть, в панике придумывая себе оправдание, машинально кивнул:
- Да… возможно.
- Вы очень рассеяны, молодой человек, - заключил доктор Амбер. – Но доктор Уэйд сегодня не работает – на смену придет только завтра. Так и быть, чтобы день у вас не пропал, оставайтесь сегодня здесь, завтра я могу подтвердить, что занятие вы не прогуляли.
- Спасибо, мистер Амбер, - Марк обрадованно поднял на него глаза, не веря в свою удачу. Ему больше дня и не надо было. Завтра утром, когда этот мистер Уэйд придет на смену, Марк уже планировал быть в полиции с доказательствами на руках, ну а если не в полиции, то рядом с Элис, которая объяснит, зачем сбежала от матери и устроила весь этот цирк с прятками в Бедламе.
- Вот, значит, так и договоримся, - кивнул доктор Амбер и переключился на свою пациентку. – Мисс Грейс, у меня к вам есть одно хорошее предложение. Мы сейчас разрабатываем новый метод в лечении навязчивых состояний. Он абсолютно безопасен и даже не является медикаментозным. Это психологическое воздействие, основанное на серии тестов и бесед с опытными врачами-психиатрами, плюс некоторые физеопроцедуры. Я бы порекомендовал вам пройти этот курс – он совсем небольшой – пять дней. Единственное ограничение – его нельзя совершить в домашних условиях. Если бы вы остались здесь, мы бы могли все устроить. Поверьте, у нас есть вполне комфортабельные палаты, как раз для пациентов, вроде вас. Проживание в такой палате платное, но оно не дороже комнаты в гостинице Лондона. Соглашайтесь, мисс Грейс. И тогда завтра мы начнем курс, а к концу недели, смею надеяться, ваши… гости больше никогда не дадут о себе знать.
Доктор Амбер поднял листок со стола, быстро пробежал взглядом по тексту и пододвинул его мисс Грейс.
- Вот. Это Договор на проведение курса, здесь требуется только ваша подпись, - он успокаивающе улыбнулся. - Это стандартная процедура, чтобы вы знали, что никаких манипуляций без вашего ведома и согласия мы делать не будем.

+1

7

Почему-то прервав вой рассказ на полуслове Виктория очень быстро потеряла нить своих мыслей, невольно оказавшись втянутой в студенческие проволочки она продолжала курить разглядывая неторопливый танец листвы, тревожимой ещё по-летнему тёплым ветром, за окнами кабинета доктора Амбера. В листве рисовались занятные образы. Виктория не была созерцательной персоной раньше, но вынужденное одиночество, там в загородном особняке научило Вик видеть и наблюдать. Ведь там её собеседниками были растения в оранжерее и безмолвные яблони в дедовском саду. И вот,в этой желтеющей листве за окном кабинета было всё,и трепет крыльев бабочки, и движение воды, и танец девы, переплетение рук...чьё-то лицо, глаза...
Виктория вздрогнула, когда Амбер вновь обратился к ней. Она некоторое время смотрела на мужчину невидящим взглядом, держа в пальцах тлеющую сигарету. Предложение Амбера было...страшным. Словно ей вновь пришлось бы оказаться в стенах мрачного особняка наедине со своей болью и страхами. Нет, это было хуже...это было гораздо хуже. Она всегда так стремилась избежать этого, стремилась избежать этого и её семья. И вот, когда казалось бы всё прошло, встало на круги своя, ей снова предлагают окунуться в то страшное время. Она не знала что ответить, не знала как себя повести. Стоять ли на своём или податься на уговоры доктора, кто знает, возможно это действительно придало ей жизни, изгнало бы её назойливых "гостей" прочь, или хотя бы задвинуло их туда, откуда выбраться бы они уже не смогли.
Виктория взяла в руку предлагаемую бумагу, договор напечатанный на пишущей машинке Ремингтон №1 с плохо пропечатывающимися буквами О и П. Почему-то её мозг совершенно не желал составлять буквы в слова,те в предложения, так сильно слова Амбера выбили Викторию из колеи:
- Я...наверное должна предупредить тётушку, - проговорила Виктория, с удивлением обнаружив как догоревшая сигарета сбросила с себя длинную полоску пепла рассыпавшегося по подолу её платья и ножек стула на полу, - И собрать вещи. Внизу меня ждёт мой сопровождающий, мне нужно с ним переговорить, - слова с трудом выползали из её горла, звучали как-то чужеродно.
- Конечно, Виктория. Я Вас не тороплю. Я допускаю даже то, что Вы можете сами добраться домой, взять всё необходимое...
- Нет, - отрезала Виктория. Она понимала, что в таком случае она не вернётся сюда, струсит и забудет дорогу в это заведение, - Я отдам распоряжение Альберту, а служанка собирёт всё необходимое.
- Я горжусь Вами, - удовлетворённо качнул головой Амбер и протянул перо для подписи, - Это серьёзный настрой и мне это нравится. Я думаю, мы с вами со всем разберёмся за эти пять дней.
Виктория практически не глядя подмахнула договор, и отдала его доктору.
- Я вызову санитара, что бы он сопроводил Вас вниз и Вы решили возникшие вопросы с вещами, возможно Вам нужно написать пару строк миссис Хаббард? - продолжал Амбер, вкладывая подписанный договор в папку с именем Виктории на главной странице.
- Да, это было бы кстати, - отвечала Виктория, покручивая портсигар в пальцах.
- А вот от этого я бы настаивал отказаться, - Амбер указал на портсигар, - Хотя бы на время пребывания у нас, - он пододвинул к Виктории бумагу и чернильницу.
- Постараюсь, - отвечала Виктория принимаясь за написание записки для дражайшей тётушки.

Отредактировано Victoria Grace (16 июля, 2018г. 12:17:18)

+1

8

Оставшуюся часть дня Марк сопровождал Алана Уэйна, куда бы тот ни пошел – поинтересоваться самочувствием больных, проконтролировать посещение ими процедур, и даже побывал на одной операции. Сложные научные термины (из которых запомнились только психозы и мании) Марк, конечно же, не понимал, но согласно кивал, когда Алан увлеченно рассказывал, что и для купирования каких приступов следует применять. К вечеру Марку стало всерьез казаться, что голова его пухнет от обилия информации, что в нее пытались затолкать за день, а самого его потряхивает от всех тех методов, которыми несчастных психов пытались вернуть к нормальной жизни обычного человека. «Смирительный стул», на который Эдвардс первоначально косился с неким осуждением, теперь уже казался вполне мягким способом вернуть больному «осознанность и послушание, чтобы вывести из паталогических фантазий». Мягким после вращательной машины, электро и гидротерапии и многого другого, от чего у Марка волосы на голове начинали шевелиться, а к горлу подкатывала тошнота.
- … наш коллега из Германии, - вещал Алан, -  советовал ставить 10-12 пиявок на голову венчиком, обкладывать тело ледяными полотенцами и вылить на голову 50 ведер холодной воды. Но на пиявках, мне кажется, можно и не экономить.
- Да, кончено, - кивал Марк, думая, что, не дай бог, у него поедет когда-нибудь крыша, и родня поместит его в больницу подлечиться. Тогда легче уж сразу с моста в Темзу прыгнуть, чем попасть сюда – к пиявкам, розгам и ведрам воды. Он невольно вспомнил недавнюю пациентку – мисс Грейс – и заранее ее пожалел. Вдруг ей тоже пришлось пережить нечто подобное? Еще бы она так хмуро и тревожно не выглядела, а когда предложили остаться, даже рука дрогнула на этом договоре – Марк заметил, но тогда еще не понял почему.
- А это наша Мэри, - Алан остановился возле одной из пациенток, которую с ложечки кормила сестра. – Она подожгла дом, где сгорела ее семья, потому что муж бил и пьянствовал, а детей не чем было кормить. Ее признали совсем невменяемой – это сейчас она спокойная, любо-дорого посмотреть.
Женщина действительно спокойно сидела на стуле, равнодушно глядя сквозь медсестру и самого Алана. Она послушно открывала рот, в перерывах бормоча:
- Первый, второй, третий… и вон тому надо тоже.
- Что это она? – машинально спросил Марк.
- Детей вспоминает и теперь все их кормит - и своих, и чужих. Вот если еще и эту фантазию вылечим, то все будет замечательно, - Алан сунул Марку в руки процедурный лист, чтобы тот ознакомился с назначениями. 
- Да, понимаю, - также послушно, как и Мэри, кивнул Марк. Спорить в стенах подобного заведения ему резко расхотелось.
- А это мистер Роланд, - Алан указал на пожилого, гладко выбритого мужчину, которого под руку куда-то вел санитар. -  Гэйб, куда ты его?
- На инъекции просили сопроводить, - отозвался санитар, на мгновение остановившись. Он был поджарым, высоким, но сутулым. Темноволосым и тоже уже немолодым, как и мистер Роланд, которому он помогал.
- Аа… Хорошо, веди, - разрешил Алан и проводив их взглядом добавил. – Мистер Роланд был довольно богат, но азартен – проиграл все свое состояние в карты, а потом решил изобрести философский камень и стал устраивать мессы с жертвоприношениями, которые сам и придумал. После второй его поймали. Убить он никого не убил – жертвами были куры, хоть и в большом количестве. Вид размазанной по дому крови так испугал его родню, что те отправили его на лечение. Его история у доктора Амбера, почитайте – это довольно интересно, там есть очень занимательные факты о гидротерапии.
- Да-да, конечно, - кивнул Марк и, когда покинули палату, все же рискнул вернуться к своему основному вопросу, из-за которого он и прибыл в Бедлам.
- Мистер, Уэйн, а что насчет слухов, что больные пропадают, и родня их не находит? – он отшатнулся от мужчины, ползущего по коридору на карачках. Остальные больные старались расступиться, прижимаясь к стенам, или убегали в палаты и осторожно выглядывали из-за дверей, когда они с Аланом проходили мимо. Везде сновали медсестры, изредка что-то докладывая Уэйну на своем "медицинском" языке и тут же вновь погружаясь в работу. По этажу разливались запахи мочи и хлорки, но Алан предупредил еще в самом начале, что именно здесь содержатся самые сложные больные – он, конечно, полагал, что именно они практиканту и должны быть интересны.
- У нас никто не пропадал, что за глупости? – отмахнулся Уэйн от вопроса, но Марк успел заметить, как забегал его взгляд.
- Газеты писали…
- Там пишут много глупостей, не верь! – покачал головой Алан и спрятал руки в карманы халата.
- А сегодня мне одна женщина говорила, что ее дочь пропала… - не унимался Марк. – Элис. Она цветами торговала почти рядом с моим домом, вот я и остановился спросить, что произошло, когда увидел, что ее мать стоит вся в слезах.
- Элис? -  Алан остановился и внимательно посмотрел на Эдвардса, словно раздумывая, говорить или нет, и все же продолжил. – Знаю я эту девочку. Проходу мне не давала, решила, что влюблена, а я только пару раз у нее цветы и купил. До того дошла, что стала меня после работы караулить. А потом вдруг оказалось, что пропала. Понятия не имею, что с ней произошло. Жалко, конечно, но тут я ничем ее матери не помогу. Она приходила сюда, но я ее дочь даже не видел в тот вечер. Неприятная история.
Он пошел дальше, закруглив разговор, и Марку пришлось последовать за ним.
Ответов в его расследовании пока накопилось немного – Алан знал Элис и нервничал, когда разговор пошел об исчезновениях. Что ж, уже кое-что – Уэйн что-то скрывал, и Марк непременно желал до этого докопаться. Если Эйлис с ее навязчивой влюбленностью упекли в Бедлам, то надо было ее спасать, пока она не стала таким же безобидным растением с пустым взглядом, как недавняя Мэри.

После практики Марк попрощался с доктором Амбером, с Аланом и… отправился вовсе не домой, а в крыло, где находились палаты для состоятельных больным, типа мисс Грейс (где они располагаются, Эдвардс, как бы невзначай, выспросил заранее). Крыло было довольно тихим, половина палат пустовала. Марк выбрал первую попавшуюся, притворил за собой дверь и юркнул в шкаф, чтобы его не заметили санитарки, если ненароком заглянут в палату. Оставалось дождаться полуночи, когда все успокоиться, а потом проникнуть в кабинет доктора Амбера и покопаться в его и Алана документах. Если Элис здесь, то и ее история болезни тоже должна была существовать, и вряд ли Уэйн передал бы ее кому-то другому, кроме своего доктора, который может его покрывать в любых преступлениях.
С этой мыслью Марк удобно устроился, усевшись на дно шкафа, откинулся спиной на одну из боковых стенок и задремал.

Отредактировано Mark Edwards (2 июня, 2018г. 18:29:33)

+1

9

Когда разговор с доктором Амбером, наконец был окончен, а записка написана, Виктория покинула кабинет врача и спустилась в холл на первом этаже, в котором её всё ещё ждал верный Альберт, ровно на том же месте где его и оставили. Очень ответственный подход к работе, что уж сказать.
Записка была отдана провожатому, хотя он долго отнекивался, что не может оставить Викторию без присмотра, ведь ему было чётко приказано это. Грейс пришлось постараться, прежде чем всё таки удалось уговорить твердолобого охранника и настоять таки на своём.

"Моя милая тётушка, не волнуйтесь и не торопитесь упиваться успокаивающими настойками, не волнуйтесь обо мне. Доктор Амбер, любезно предложил мне остаться в лечебнице на несколько дней. Ни каких смирительных рубах и тех жутких процедур про которые шепчутся в кулуарах на балах. Я согласилась, Вы прекрасно знаете в каком я нынче состоянии, и думаю, что подобное решение не будет лишним. Посему я прошу, не ругайте Альберта о том, что он оставил меня без присмотра. Не стоит меня навещать, лишние разговоры о посещении Вами этих стен не пойдут ни кому на пользу.
С любовью, ваша Виктория."

Кеб, наконец, отъехал от здания Бедлама, вырулил на дорогу и зарокотал по брусчатой мостовой, оставляя Викторию стоять на крыльце наедине с её мыслями. Ожидая свой багаж, за которым она наказала заехать Альберту, Виктория провела в саду лечебницы, в той не ухоженной его части, куда редко кажется заглядывали садовники, ведь на фоне главного входа с его подстриженными, пусть теперь и отцветающими кустарниками, поредевшими клумбами и подметённым крыльцом, здесь всё было куда менее радужно. Почему-то, бродя по заросшим дорожкам, Грейс нашла аналогию с людскими душами. За вот такими ухоженными фасадами, часто скрывается не ухоженная, заросшая душа,в закоулках которой прячутся страхи, беды, переживания и словно черти, когтистыми лапами царапают душу изнутри. В бытность свою капитаном, Вик не было до этого дела. Она была жизнерадостным морским офицером, любила свою страну, окружающих её людей, море...как же она любила море, а теперь, когда её глаза взглянули на мир иначе, ей словно открылось что-то, без спроса ворвавшись в её разнузданную жизнь и переломало её пополам.

Сумерки нагрянули, неожиданно, в последнее время Виктория мало следила за сменой дня и ночи. Она всё больше проводила в мастерской наверху, редко выпуская кисть из рук, и ещё реже трубку. Пить она перестала три месяца назад, просто так захотела, хотя раньше, ни уговоры тётушки, ни просьбы Артура не доходили до её уха, а теперь она просто этого захотела.
И вот, вещи были привезены, а Альберт сказал, что будет приезжать каждый вечер, дабы убедиться всё ли в порядке. Виктория не была против, почему-то в глазах этого мужчины читалась искренняя забота, всё же мистер Хаббард точно не зря ему платил. Виктория только теперь подумала о том, что нужно было попросить доктора Амбера разрешить её писать в этих стенах, нужно же было как-то коротать вечера в этих душных стенах. Это Виктория решила оставить на завтра.
К слову, стены её палаты были не так страшны. Всё было очень аскетично, ни каких украшений, минимум мебели, но мебель была дорогая, красная вишня если виктория не ошиблась. Кровать стояла у окна, и судя по всему была приколочена к полу, как и всё здесь. Окна не открывались, а воздух попадал через небольшую створку сверху, зато были занавески, тяжёлые, тёмно синие и пыльные. Шкаф, вполне удобное кресло, масляный светильник, высокий шкаф, комод и распятие висевшее на стене напротив кровати. Некоторые вещи были уложены в комод, некоторые так и остались лежать в чемодане, который был собран служанкой в отсутствии Виктории.
Ужин принесли чуть позже, улыбчивая санитарка подала к ужину россыпь разноцветных таблеток, которые Виктория отложила на потом, ведь о таблетках речи не было и поэтому она решила поговорить на эту тему с Амбером завтра. Еда оказалась совершенно не вкусной, хотя Виктория была уверена, что эти блюда были куда изысканней того, чем потчевали здешних обитателей на постоянной основе. Она с грехом пополам съела запеченную рыбу, поковырялась в горошке и съела оба куска хлеба, во время пережёвывания которого, раздался скрип открывающейся двери шкафа.
Галлюцинаций у Грейс не было давно, однако ни кто не мог сказать наверняка почудилось ей это, или это был действительно обычный шум. Проверить всё таки стоило. Виктория проскользила по полу и оказалась у шкафа, дверь которого действительно была приоткрыта, а вскоре и открыта полностью.
- Курчавый юноша...- Виктория в изумлении присела на корточки рядом со шкафом и сладко сопящем в нём парнишки, - Это такой сувенир за добровольное прибывание здесь? - она поглядела на входную дверь, прислушалась так и осталась сидеть дожёвывая кусок хлеба и смотря на мальчишку.

Отредактировано Victoria Grace (16 июля, 2018г. 13:23:44)

+1

10

Марк открыл глаза, от неожиданности дернулся, щелкнувшись затылком о стенку шкафа, и поморщился:
- Мисс Грейс? Вы откуда здесь? – он окинул взглядом присевшую рядом женщину, комнату за ее спиной и вспомнил, где находится.
Надо же – угораздило заснуть! Да еще в палате с пациентом!
- Вы извините, - начал оправдываться Марк, - и ничего плохого не подумайте, я посчитал, что палата пустая. И это… вздремнул.  Совсем не хотел никого пугать! 
Получилось как-то глупо и неправдоподобно. А еще ноги в согнутом положении затекли, так что Эдвардс вздохнул и выбрался из своего тайника.
- Мне хотелось посмотреть больницу в ночную смену, но практика пока только дневная – вот и пришлось отсидеться в шкафу, - он дошел до двери, прислушался, а затем выглянул наружу.
Коридор был пуст, свет приглушен, значит, никто их с мисс Грейс не подслушивал, и оставалось лишь убедить женщину в своих благих намерениях по отношению к ней и шкафу.
- И мне очень нужно, чтобы вы не выдали меня доктору Амберу. И мистеру Уэйну тоже. Иначе меня могут турнуть с практики, - продолжил Марк, вернувшись к Виктории и присев напротив нее. – В общем, у нас на факультете ведется расследование пропаж пациентов больницы. И мне выпало посмотреть, что здесь бывает по ночам. Поэтому я и остался. Это не совсем законно, но никому не повредит.
Придумывать приходилось на ходу, но Марку было не впервой и получалось даже правдивее того, если бы он сказал правду про Элис. Ну, кто бы поверил, что он пришел сюда из-за девочки-цветочницы, которую толком  даже не знал? В студенческие тайны в этом случае верилось намного больше, поэтом Эдвардс решил пока придерживаться этой своей легенды.
- Я попробовал расспросить мистера Уэйна о том, что тут происходит, и он сильно разволновался. Спрашивается, с чего бы вдруг? Если бы все статьи журналистов были враньем чисто для увеличения круга своих читателей, то он бы посмеялся и внимания на эти бредни не обратил. А он обратил. Значит, что-то тайное в этом здании все же происходит…
Он замолчал, глядя на Викторию и пытаясь угадать, что та думает о его словах. Верит? Или нет?
- Мисс Грейс, вы можете считать, что я сейчас несу полный бред, и студентам в Бримстоуне просто нечем заняться. Это ваше право. Но прошу только об одном – никому не рассказывать, что видели меня здесь, и не поднимать панику, - Марк умоляюще взглянул на нее. Обычно его жалобный или раскаивающийся вид срабатывали девять раз из десяти, и сейчас он намеревался попасть в эту девятку. – Я сделаю для вас все, что пожелаете, если вы просто обо мне промолчите. Договорились?
В запасе у Эдвардса был и план Б. Если Виктория поднимает сейчас шум – он просто сбегает. Если рассказывает доктору Амберу – Марк будет все отрицать. В конце концов, кому потом поверят больше – студенту, что проходит в больнице практику, или пациентке Бедлама? Но план Б был слишком скандальным и оттягивал расследование с этой ночи на следующую. Эдвардс скандалы не переносил органически, да и действовать ему хотелось быстро и безотлагательно. Вдруг Элис здесь и ждет помощи? Ну а если не здесь, то он хотя бы убедится, что вектор искать в направлении больницы был неверным с самого начала. Возможно, тогда он придумает план В, чтобы начать расследование в новом ключе – игра в детектива Марка необычайно увлекла.

+1

11

Парнишка определённо не был готов к такой встрече. Он был суетлив и спросонья немного неуклюже выбрался из шкафа. Виктория же была спокойна, почему-то явление этого студента не удивило её, она словно с того момента как увидела его в кабинете Амбера, была уверена, что парнишка не так прост. А вот имя его она вовсе позабыла, оно улетучилось из её головы и это немного смутило Грейс. История мальчика выглядела крайне правдиво и говорил он искренне, но Виктория прожила на этом свете куда больше лет, и не была бы собой, если бы верила каждому смазливому личику. Однако, Вик, почему-то решила подыграть студенту. Эта странная и совершенно комичная ситуация воодушевила её, и на некоторое время сняло груз с души капитана.
- Я думаю о расплате мы сможем поговорить позже, - зарождающийся дух авантюризма заставил Викторию за долгое время улыбнуться, пусть мимолётно, пусть немного лукаво, но улыбнуться. Она дошла до двери и прикрыла её лучше, перейдя на еле слышный шёпот, - Не паникуйте молодой человек. Я..- Вик на мгновение стушевалась прикидывая в голове как всё это будет выглядеть если их поймают, но всё таки она продолжила - Я Вам помогу. Вот только, - Грейс прислушалась к шуму за дверью, пока всё было спокойно.
- Через пол часа, - она указала на небольшие настольные часы из дуба, которые отсчитывали 20:19, - Палаты будут закрыты. Это крыло изолировано от остальной клиники. На входе дежурят два "Цербера" и превредная дама. Есть отдельный выход в сад, но на сколько знаю он закрыт до завтрашнего дня, - рассуждала Виктория постепенно уводя юношу от двери и от небольшого окошечка в двери, через которое их мог увидеть санитар, что должен был запереть палаты, - Вы ведь определённо не только ради осмотра клиники здесь? Все эти слухи, разговоры о пропаже пациентов должны будоражить юные сердца подобно Вашему, - Вик проницательно взглянула в глаза юноши, понимая, что его история, хоть и звучала правдиво, но была шита белыми нитками, - Я прошу прощения, но я не запомнила Вашего имени и я действительно хочу Вам помочь.

+1

12

Через полчаса все крыло запрут?
Марк нахмурился, чувствуя что его планы могут скатиться под откос, ведь он-то наивно полагал, что богатых и не буйных пациентов не запирают вовсе, и пробраться на другие отделения и этажи труда не составит. Сейчас же ситуация заставляла задуматься и выбрать другой план действий и поскорее, пока еще есть шанс выполнить все то, что задумано на ближайшую ночь. Конечно, если их запрут, то можно попробовать взломать замок – Эдвардс помнил, как проделывать такие штуки, еще со своего бедняцкого детства и приюта (собственно, так он и собирался попасть в кабинет доктора Амбера), но ковыряться в замке, когда это могут услышать в любой момент, а потом еще как-то проходить охрану, сторожащую крыло, казалось намного сложнее, чем выйти отсюда, пока все открыто.
- Мейсон Брукс, - напомнил он свое имя на сегодняшнюю ночь Виктории. – Я рад, что вы мне поможете! Это просто чудесно! Я проведу свое расследование всех этих исчезновений. Мне кажется, как я и говорил, что мистер Амбер в них замешан. И его ассистент тоже. Но полчаса… Даже не думал, что здесь настолько все строго. Вы же не буйный псих, чтобы так сторожить! Это же бред!
Марк отошел к окну, откинув край шторы, но, как и ожидалось, на окне с наружной стороны красовалась решетка. Значит, никакие побеги через окно тут не прокатят. И если их запрут в палате, то…
- Оп-с, а это Гэйб. Санитар, - произнес Эдвардс вслух, заметив на парковой дорожке знакомый уже сутулый силуэт. Произнес, скорее машинально, чем осознанно, заинтересовавшись ситуацией: Гейб тащил на плече чем-то набитый до упора мешок, но вдруг остановился, оглянулся по сторонам и свернул прямиком в кустарник, росший по периметру здания. – Интересно, что у него там? Спорим, что труп? – Марк рассмеялся собственной шутке, но для трупа мешок был, конечно же, маловат.
Впрочем, про Гейба он тут же и забыл – времени на побег из палаты оставалось все меньше.
- Мисс Грейс, если у нас полчаса, и вы хотите пойти со мной прогуляться по ночному Бедламу до кабинета доктора Амбера, то советую поспешить: если дверь запрут - бесшумно мы уже никуда не проникнем. Давайте сделаем вид, что вы спите? – Марк быстро глянул на постель. – Смотаем муляж из чего-нибудь (у вас ведь есть с собой какие-то вещи?) и закроем его одеялом. Мы в детстве так делали с сестрой, чтобы сбежать погулять, и не ложиться спать рано. И в Бримстоуне я пару раз такое провернул, - он улыбнулся. – Всегда срабатывает! Санитар решит, что вы уже седьмой сон видите, не станет будить и просто запрет дверь.
На мгновение Эдвардсу пришло в голову, что он делает что-то неправильно. Он ведь мисс Грейс не знает, и даже не предполагает, почему она оказалась в Бедламе. Ведь если подумать, то нормальные люди сюда не поступают… Вдруг он сейчас подсказывает ей те идеи, которые психам подсказывать никак нельзя? Но мисс Грейс выглядела вполне адекватной и разумной, и подобная мысль, как пришла в голову Марка, так и ушла, не оставив о себе и следа.

+1


Вы здесь » Brimstone » Недоигранные эпизоды » Здесь у стен есть глаза